490 лет назад появился первый Статут ВКЛ

Один из самых прогрессивных документов своего времени был написан на старобелорусском языке.

Статут ВКЛ — один из самых важных артефактов белорусской истории. Такого основательного сборника законов, который увидел мир 29 сентября 1529 года, на то время не имела ни одна страна. Несмотря на то, что трудно оспорить белорусскость этого исторического документа, написанного на старобелорусском языке, находятся охотники вновь поворошить историю, выискивая то литовские, то русские, то украинские корни Статута.

Об уникальном правовом сборнике «Еврорадио» рассказала доктор юридических наук, историк Таисия Довнар.

— Почему начал разрабатываться Статут? Ведь в те времена окончательно складывается централизованное феодальное государство — Великое Княжество Литовское: упраздняются удельные княжества, заменяются на институт наместничества. И вот, именно потому, что ВКЛ первоначально складывалось из множества княжеств и у каждого из них были свои законы, своя система права, требовалось унифицировать ситуацию, чтобы во всей стране пользовались общими законами. Сначала это были какие-то грамоты, привилегии, выданные Великим князем, а позже дело пошло далее до составления Статута всего государства.

— А из каких важных статей складывался Статут ВКЛ, прежде всего 1529 года?

— Статут ВКЛ называется именно сводом законов, ведь в нем было сведено в один документ все: все области права. Что же мы там находим? А это и нормы конституционного, гражданского, уголовного права, судебное устройство и делопроизводство, и даже природоохранное право. Очень важно, что в Статуте говорилось о государственной независимости (суверенитете) ВКЛ (что доказывает конституционность характера Закона), о правах и обязанностях шляхты, о государственных органах, принципах законности. Статут запретил впервые действие обычного права.

— Госпожа Таисия, на чем, на каких законах или источниках основывался Статут 1529 года?

— Прежде всего, конечно, это развитое обычное право. Однако, вдобавок, Статут сделал и большой шаг вперед, так как содержал в себе достижения и Магдебургского права (на тот момент много белорусских городов уже получило право на самоуправление), и Римское право (как составляющая предшествующего), и определенные достижения церковного права, ну, и, конечно, все накопленное: грамоты, привилегии…

Читайте также:  Як «беларускі талер» шукалі ў Швайцарыі, а калі не знайшлі, увялі рубель

— А кто имел отношение к разработке этого Статута?

— С определенной долей уверенности можно сказать, что одним из самых главных его разработчиков был великий белорусский деятель Франциск Скорина. Некоторые сомневаются в этом, ведь Скорина был горожанином — а кто же разрабатывал самый главный Закон государства? Это Паны-рады, магнаты — короче говоря, элита общества. Но ведь на эти сомнения есть замечательный факт! Франциск Скорина был врачом и, по совместительству, секретарем виленского епископа. А виленский епископ был главным религиозным и вторым светским лицом в государстве после Великого князя!..

И получается, если Скорина был секретарем, так он занимался и всеми делами этого епископа. А поэтому несомненно, что он участвовал и при разработке Статута ВКЛ.

— Но как так случилась, что Статут появился именно в ВКЛ, а не где-нибудь еще в Европе?

— Я думаю, что в связи с тем, что, во-первых, это было очень крупное государство: разные бывшие княжества входили в его состав. Каждое из них, конечно, дополняло к общей «правовой базе» что-то свое. Во-вторых, Великое княжество окружали враги-завоеватели, а поэтому надо было централизировать государство, чтобы успешно противостоять вражескому нашествию. С этой целью надо было, чтобы действовали единые однообразные законы на пространстве всего Великого княжества. Если же посмотреть на другие страны Европы, то таких проблем там, почти не было, а поэтому, вполне вероятно, благодаря внешнеполитическим и внутренним трудностям и возник этот самый совершенный свод законов средневековья именно в ВКЛ…

— Известно, что не все законы исполняются надлежащим образом — насколько статьи, прописанные в Статуте, исполнялись?

Читайте также:  «Погоня» стала главным символом Беларуси

— Дело в том, что Статут во многом опережал свое время, да и вообще правовая мысль на Беларуси была прогрессивной (так как наши законодатели знали всю мировую правовую мысль, ведь существовали и соответствующие переводы каких угодно иностранных законов), а общество еще не было подготовлено. И поэтому получалось, что законодатель включал в сборник прогрессивные правовые нормы, а они не действовали! Конечно, закон должен опережать свое время, но если он слишком прогрессивный, то он превращается в «бумажный» закон, который не исполняется, а просто существует в соответствующих сборниках… Вот, например, Статут хотел сделать всех людей свободными, чтобы бедные и богатые одинаково подчинялись закону: «судились одним писаным правом». Разумеется, что в то время это было невозможно!

— Скажите, а что можно сказать о языке Статутов ВКЛ и как это свидетельствует о «этничности» государства? Чье это было государство: белорусское, литовское, украинское или русское?

— Все ж таки, прав тут Микола Ермалович, что в большинстве своем это было белорусское государство, что политико-административными центрами были как раз белорусские земли, города. А что касается языка, так, благодаря профессору Лазутко, который в своих книгах это доказал, мы сейчас знаем, что Статуты написанные на старом белорусском языке. Разумеется, что этот язык был немного «канцеляритом», ведь, понимаете, любой народ же никогда не разговаривает на том языке, какими написаны законы, так как законы должны быть четкими, содержать разные юридические формулировки. А поэтому средневековому законодателю приходилось, временами, использовать разные непонятные простому народу слова — таким образом язык отличался, но это сто процентов был старый белорусский язык!..

И получается: Рада работала по-белорусски, суды, другие государственные органы — по-белорусски, большинство населения разговаривало по-белорусски — совершенно понятно, что это, по большому счету, белорусское государство!

Загрузка...