Андрей Пионтковский: Чем обернется эскалация в Азовском море

Андрей Пионтковский
В долгосрочной перспективе нынешняя ситуация выгодна Путину.

Ведь не случайно в течение многих лет он беспрерывно обращается к теме использования Россией ядерного оружия. Мол, мы в рае, они все сдохнут, мир не будет существовать без России, радиоактивный пепел и все такое – чем его голова занята, то и выбалтывается.

Дело в том, что высшее военное руководство РФ, Путин и его ближайшее окружение убеждены, что могут выиграть войну у Запада. Несмотря на то, что уступают во всем – экономически, в обычном вооружении и даже в количестве ядерного оружия – они могут выиграть психологически, пишет журналист и политолог Андрей Пионтковский для «Нового времени».

То есть повышать ставки эскалации, мол, если не отступите, мы применим ядерное оружие – и на определенном уровне Запад дрогнет. Фактически это говорится прямым текстом среди военных аналитиков, российских и американских экспертов.

Путин убежден, что повышение эскалации – это выгодный и беспроигрышный для него процесс. И это очень опасная тенденция.

Недавно я написал историческую статью на тему внешней политики России после Второй мировой войны. Там я очень ясно выделил периоды, когда руководство России верило, что может выиграть войну с США, в том числе ядерную. Это были последние месяцы жизни Сталина.

А в последний год своего правления Хрущев разместил ядерные ракеты на Кубе, угрожая США в надежде на то, что те дрогнут. Но Кеннеди не дрогнул. После этого в течение более полувека российское руководство – брежневское, а затем ельцинское – исходило из того, что ядерная война невозможна, ибо нет победителей.

И вот в третий раз в нашей истории возникла ситуация, когда Путин, секретарь российского Совета безопасности Патрушев и начальник Генштаба Герасимов – верят, что могут выиграть войну с Западом. Не потому, что сильнее, а потому, что в решающий момент там дрогнут и не пойдут на риск.

Вчерашнее очень серьезное повышение ставок фактически и есть самым крупнейшим после аннексии Крыма. Блокада украинского побережья, объявление Керченского пролива территориальными водами России – это аннексия Азовского моря. И на все это Путин пошел потому, что чувствует: повышение ставок приведет к победе.

Удивило ли Путина введение военного положения в Украине? Я бы не преувеличивал значения этой акции. Война идет четыре года, погибли тысячи. Вчерашнее введение военного положения считаю шагом поверхностным. Это шаг к правде – к тому, чтобы называть вещи своими именами.

Касательно Трампа, то он никак не повлияет на эту ситуацию. Его мы уже видели вчера: он боялся выдавить из себя слово, осуждающее Путина. Но политику США в отношении России-Украины определяет не Трамп, а консолидированное мнение американского военно-политического истеблишмента. Заявления Курта Волкера и Никки Хейли были гораздо решительнее в осуждении российской агрессии, чем бормотание Трампа.

Процесс введения санкций продолжается. Завтра или послезавтра должен быть введен второй этап так называемых химических санкций – против нарушителей Конвенции о запрещении химического вооружения. Это сейчас обсуждается в администрации президента. Конечно же, там идет борьба: Трамп пытается что-то смягчить, но инциденты и вчерашние события в Азовском море дают больше аргументов ястребам американской администрации. Думаю, что второй этап химических санкций будет достаточно серьезен.

Но нет, это не остановит Путина – для этого потребуется длительный процесс. От вопросов, которые мне задают, сквозит разочарованием действиями Запада и его недостаточной решительности, но давайте вспомним, что было четыре года назад, и что происходит сейчас. Украине продается летальное оружие, санкции в отношении России все более жесткие – Запад медленно, но действует. То же было и в 30-е годы – Запад очень медленно собирался дать отпор Гитлеру.

Запад не стремится к войне. Но я бы сказал, что стакан западного сопротивления Путину наполняется скорее. Может быть, он уже наполовину полон. Ситуация в 30-х годах закончилось тем, что Англия и Франция объявила Гитлеру войну.

Источник