Аншлюс Беларуси — достойная серьезного восприятия версия

Фото: ria.ru
Сергей Грабовский, политолог, кандидат философских наук, член Ассоциации украинских писателей.

Два возможных сценария событий.

За последние годы на эту тему написано не так мало. Разными авторами из разных стран. Вот и сейчас: социолог Игорь Эйдман, который вынужден жить и работать в Германии (не только из-за резко оппозиционных взглядов, но и потому, что он двоюродный брат Бориса Немцова), опубликовал в Facebook статью на эту тему с подзаголовком «Версия»:

«Рейтинг Путина рекордно снизился (на 12% по данным Левада-центра). Этот режим может существовать только в режиме военной паранойи, когда кругом враги и единственный защитник от них — «сильная власть». Как только градус урапатриотической истерии падает, люди начинают задумываться над причинами своей бедности и бесправия. Мундиаль, вопреки ожиданиям властей, не смирил россиян с повышением пенсионного возраста, НДС и цен. Наоборот, несколько развеяв анестезирующую атмосферу осажденной крепости, он сделал эти меры еще более болезненными.

Скорее всего Кремль будет вынужден предпринять новый агрессивный демарш на международной арене, чтобы ослабить недовольство граждан своей внутренней политикой. Наиболее безопасная и выгодная цель — Беларусь. Очень велик риск, что Путин попытается организовать аншлюс этой страны. Недаром о такой угрозе недавно проговорился и сам Лукашенко.

Сделать это Путину будет совсем нетрудно. Я недавно разговаривал с несколькими осведомленными выходцами из Беларуси. Они в один голос говорят, что «Лука» местной элите и населению смертельно надоел. При этом в перспективы белорусской оппозиции никто не верит. Все надежды связывают с Путиным, реальный рейтинг которого в Беларуси много выше, чем у президента страны.

За Лукашенко не вступится никто: ни население, ни собственные, инфильтрованные российскими агентами силовые структуры, ни Запад (для которого он — «последний диктатор Европы»). Более того, как говорят хорошо информированные люди, у российских властей есть компромат на Лукашенко, содержащий в т.ч. доказательства его персональной ответственности за похищения и убийства белорусских оппозиционеров (многие участники тех событий теперь живут в России).

Сценарий может быть примерно таким. Путин, как он часто делает, использует опыт Гитлера (ультиматум Эмилю Гаху перед захватом Чехии). Он вызовет Лукашенко на переговоры и, потрясая компроматом, поставит ему ультиматум с требованием подписать договор об аншлюсе с Россией.

Если «Батька» заартачится, его просто интернируют в Москве, а путинская агентура в белорусских силовых и госструктурах за это время с помощью российских «зеленых человечков» совершит переворот. Затем стандартный срежиссированный «референдум» и договор о «вступлении Белоруссии в Российскую Федерацию на правах субъекта с особым статусом» (Конституцию РФ изменить недолго). А дальше — новая урапатриотическая вакханалия. Все претензии к власти забыты. Путин — опять герой, победитель, «объединивший два братских народа и возродивший Россию в исторических границах», — пишет Игорь Эйдман.

Что ж, это — действительно версия. Однако версия, которая достойна серьезного восприятия.

Ненадежный Лукашенко

Несмотря на вроде бы дружеские отношения между режимами Путина и Лукашенко (более того — несмотря на членство России и Беларуси в так называемой «союзном государстве»), на самом деле Кремль осуществляет постоянное, иногда значительное давление на своего «союзника», а тот пытается дистанцироваться и вести относительно независимую внешнюю политику. А еще Лукашенко не слишком охотно допускает российских олигархов на белорусский рынок, зная их аппетиты, и не только финансово-экономические. И пакостный для Кремля «Лука», как называют его многие, является своим, так им и не является.

Как надежный союзник, но одновременно и не всегда. Единственное, что для российской власти действительно хорошо — то, что два десятилетия Лукашенко позволял российским СМИ и церкви свободно «перековывать» во многом еще советскую по ментальности и образ жизни Беларуси на звено «русского мира», который строит Путин. Лукашенко еще и помогал в этом. Сейчас на постсоветских просторах Республика Беларусь — единственная, чей флаг является немного модифицированным республиканским флагом еще сталинских времен и где действует спецслужба под печально названием КГБ.

А вместе с тем «русский мир» там стремится поселиться в каждой щели; и разве КГБ — это нечто чуждое ему?

Правда, в последние годы Лукашенко спохватился, стараясь создать некую белорусскую идентичность, но на основе советских традиций и русского языка, даже с собственным аналогом «колорадской ленты» — цветов сталинского флага — но, что характерно, некоторые министры демонстративно цепляют на себя запрещенные «колорадские ленты », и Лукашенко вынужден молчать, что наглядно иллюстрирует правильность рассуждений Игоря Эйдман…

На прицеле — Украина

Российский социолог справедливо напоминает историю с преобразованием чешских земель независимой, хотя и обрезанной в Мюнхене Чехословакии, в нацистский протекторат Богемия и Моравия. Действительно, Гитлер вызвал чехословацкого президента Эмиля Гаху в Берлин, и выставил ему ультиматум: или немедленное «добровольное» присоединение к Рейху, или насильственное. Гаха капитулировал, и это дало видимость законности немецкой аннексии чешских земель.

Но, кажется, точь в точь Кремль этот сценарий не будет копировать. Путину, чтобы получить очередную «всемирно-историческую победу», очень важно не нарушить формальности. Поэтому следует исключить и переворот, и появление «зеленых человечков», и другие подобные вещи.

Зато может быть выбран алгоритм, который будет иметь все признаки конституционности: во время визита в Москву Лукашенко подписывает указ о проведении референдума по «воссоединению», а сам «добровольно» остается там на «длительное лечение». Через три месяца референдум под контролем лояльной к Кремлю части белорусских силовых структур проводится и дает нужный Путину результат (пусть 20-25% белорусов и позволят проголосовать «против»), затем Лукашенко на больничной койке подтверждает результаты референдума — и или «добровольно» пойдет «на заслуженный отдых», либо будет в полном соответствии с Конституцией Республики Беларусь «досрочно освобожден от должности из-за стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять обязанности президента 2/3 голосов «депутатов национального cобрания».

А эти 2/3 найдутся — Путин хорошо умеет «работать» с депутатами и в своем государстве, и за его пределами.

Не забывайте: одной из главных причин того, почему западные демократии так долго церемонились с Гитлером, было то, что фюрер стал канцлером полностью конституционным способом, а затем более пяти лет каждый свой важный шаг подкреплял всенародным плебисцитом. Поэтому Путин может рассчитывать, что Запад и теперь отдаст предпочтение форме, а не содержанию политических процессов.

Но главной целью при осуществлении такого варианта все равно останется Украина, где 2019 должны состояться президентские и парламентские выборы. Ведь Кремль способен после аншлюса не только сохранить, но и увеличить в первые годы уровень благосостояния белорусов — хотя бы потому, что введет для них внутрироссийские цены на энергоносители. Это по сравнению с реалиями Украины, позволит «правильным» кандидатaм обещать украинцам (по согласию Москвы) такие же выгоды в случае «правильных» результатов выборов.

Более того, даже если после этих выборов к власти в Украине и не придут промосковские политики, все равно существенно возрастет ресурс России и потенциал ее ВПК, а в придачу российские войска нависнут над Киевом, Житомиром, Ровно и Луцком с севера. Уже только один соблазн этого может побудить Путина реализовать очерченный Игорем Эйдманом сценарий.

И надо спешить: за вступление в ЕС в настоящее время уже выступает треть белорусов…

Сергей Грабовский, политолог, кандидат философских наук, член Ассоциации украинских писателей, «Радыё Свабода»

Источник

Реклама на TIP.BY

Предыдущие записи категории Политика: