Битва за будущее интернета разгорается

Фото: GETTY IMAGES
Кто победит?

Подключение населения всей нашей планеты к интернету кому-то может представляться высокой гуманитарной миссией, но весь вопрос в том, к какому именно интернету мы хотим быть подключенными. К свободному и открытому или к «суверенному»?

В 2013 году руководитель компании Facebook Марк Цукерберг опубликовал 10-страничный документ «Является ли подключение к интернету правом человека?», в котором описывал свое видение будущего, пишет bbc.com.

В документе содержался «примерный план того, как мы можем подключить еще пять миллиардов человек».

Для этого был сформирован консорциум технологических компаний Internet.org (Партнерство таких гигантов, как Facebook, Samsung, Ericsson, MediaTek, Nokia, Opera и Qualcomm. — Прим. переводчика).

В планах Цукерберга было не только расширить уже имеющиеся телекоммуникационные сети, но и применить новые технологии — например, запустить беспилотники на солнечной энергии над теми отдаленными регионами мира, где с подключением проблемы, и с этих дронов раздавать бесплатный интернет.

Примерно половина населения нашей планеты живет без надежного подключения к интернету, что серьезно ограничивает как доступ к финансовым услугам и возможность получать образование, так и свободу слова, не позволяет участвовать в политической жизни и т.д.

Например, как рассказывает Салим Азим Ассани, один из основателей WenakLabs, центра цифровых услуг в Нджамене, столице африканской страны Чад, в 2008 году власти на 16 месяцев закрыли доступ к соцсетям — и к «Фейсбуку», и к «Твиттеру», чтобы, по их словам, предотвратить распространение религиозного экстремизма.

«Из-за этого теряли деньги мы, теряли деньги наши клиенты, — говорит Ассани. — Некоторые разорвали с нами контракт, поскольку решили, что пользоваться соцсетями не время. Те, кто работал в интернете с художниками и музыкантами, имели очень мало просмотров, потому что люди не знают, как пользоваться VPN-сервисами [позволяющими обойти блокировку]».

Фото: MATENE ISRAEL/WENAKLABS

Под угрозой

Итак, 50 лет спустя после того, как первые компьютеры были соединены в сеть, и через 30 лет после создания «сети сетей», Всемирной паутины, свободный и открытый мир онлайн, о котором мечтали его пионеры и создатели, под угрозой.

В последние несколько лет в таких странах, как Индия, Судан, Эритрея, Эфиопия, Сирия, Демократическая Республика Конго, Ирак доступ в интернет не раз блокировался — либо частично, либо полностью.

Джошуа Франко, заместитель директора Amnesty Tech, технологического подразделения международной правозащитной организации Amnesty International, говорит, что практика отключений интернета расширяется.

Обычное оправдание этому — надо пресечь беспорядки. Например, когда власти Шри-Ланки перекрыли доступ к соцсетям после террористических нападений на Пасху в 2019 году, они заявляли, что это было необходимо сделать для того, чтобы пресечь распространение дезинформации и паники.

«Нас больше интересует результат, потому что причины не всегда точно известны, — говорит Франко. — Но совпадение таких отключений по времени с важными общественными событиями (выборами или протестами) усиливают наши подозрения, что это — подавление свободы слова».

Отключение интернета — жесткая мера, но и другие методы воздействия на доступ к онлайн-миру могут иметь не менее драматический эффект.

В России с 1 ноября 2019 года вступил в силу закон о «суверенном интернете», предусматривающий создание национальной системы маршрутизации интернет-трафика, позволяющей, по сути, изолировать российский сегмент интернета (Рунет) от остального мира.

Когда закон будет полностью воплощен в жизнь, власти смогут контролировать то, что видят и что пишут российские пользователи в сети.

Читайте также:  В Гомеле прошли акции памяти жертв сталинских репрессий

Фото: GETTY IMAGES

Интернет в континентальном Китае — один из самых жестко зарегулированных в мире, с запретом многих иностранных сайтов и онлайн-услуг, с фильтрацией запрещенного контента и строгим законодательством для действующих в сети компаний.

Великий китайский файрвол (официальное название — проект «Золотой щит»), старается ничего не упустить и не пропустить, информируя власти о любых нарушениях.

Тенденция к регулированию интернета развивается и в более либеральных государствах.

Осенью 2018 года в Евросоюзе принята директива об авторском праве, статья 13 которой обязывает все онлайн-платформы установить фильтры, которые будут следить за тем, чтобы пользователи не нарушали ничьих авторских прав при публикации контента, и автоматически удалять такой контент.

Интернет — это средство для достижения цели, а не сама цель

В Великобритании правительство неоднократно заявляло, что властям нужно разрешить вскрывать коды шифрования переписки в мессенджерах и систем онлайн-платежей.

Наконец, в США законодатели неоднократно пытались изменить существующие в стране правила свободного и равноправного распространения информации и услуг в интернете (т.н. принцип сетевой нейтральности), которые запрещают провайдерам блокировать, ограничивать или замедлять тот или иной трафик в сети.

Право на интернет

Через два года после создания платформы Internet.org Цукерберг выступил перед Генассамблеей ООН и снова утверждал, что интернет принадлежит всем. И тут он не одинок.

В докладах Совета ООН по правам человека в 2011 и 2016 гг. ограничения интернет-доступа критиковались как противоречащие международным соглашениям о свободе слова и информации.

И тот, и другой доклад были широко восприняты как декларация в защиту прав человека на доступ к интернету.

«Интернет — одно из прав человека, — согласен с такой постановкой вопроса уже знакомый нам Ассани, который к тому же возглавляет некоммерческую организацию, помогающую распространению цифровых услуг в Чаде. — У молодежи есть право пользоваться соцсетями, интернет им нужен, чтобы учиться тому, как вести бизнес. У всех людей есть право на интернет».

Но американский ученый Винтон Серф, которого часто называют отцом интернета, не согласен. В 2011 году, после выхода в свет доклада ООН, он написал для New York Times статью, в которой отвергал представление о том, что доступ к интернету — одно из прав человека.

Фото: GETTY IMAGES

Серф утверждал, что интернет как технология — инструмент реализации прав, и было бы неправильно путать эти две разные вещи.

«Когда-то, когда у вас не было лошади, заработать на жизнь было трудно, — писал Серф. — Но в том случае важным правом человека было право зарабатывать на жизнь, а не право иметь лошадь».

Интернет, доказывает он, — это средство для достижения цели, а не сама цель.

На самом деле такова позиция и Совета ООН по правам человека. В докладах 2011 и 2016 гг. особо отмечалось, что сущность интернета в том, чтобы давать людям возможность пользоваться правами на свободу слова, мнений и информации.

Но сама по себе возможность свободного доступа к интернету не называлась правом человека.

Действительно, интернет, работающий на общее благо, в некоторых случаях не может обойтись без ограничений. «Это вполне законно — в серьезных ситуациях ограничивать права человека», — подтверждает Франко.

Образно говоря, право на свободу слова не обязательно распространяется на право кричать «пожар» в набитой народом комнате.

Читайте также:  Как выглядят самые дешевые «двушки» Минска

Игра в догонялки

На протяжении десятилетий регулирующие органы играли с интернетом в догонялки, вводя законы, пресекающие пиратское распространение музыки, детскую порнографию, пропаганду терроризма, разжигание ненависти и проч.

Однако проблема с объединяющей миллиарды сетью — в том, что у каждого есть собственное представление о законности и незаконности контента. И речь не только о разных государствах, но и о разных онлайн-сервисах.

«Стандарты сообщества «Фейсбука» или внутренняя политика какой-то компании не могут заменить Декларацию ООН о правах человека», — подчеркивает Франко.

Фото: GETTY IMAGES

Отстаивать наше право на интернет, таким образом, означает предпринимать упреждающие шаги.

World Wide Web Foundation — международная некоммерческая организация, занимающаяся вопросами развития и доступности Всемирной паутины.

В конце ноября этого года на берлинском Форуме об управлении интернетом она предложит всем «Контракт для Сети» — свод правил, к соблюдению которых могут присоединиться все желающие — от правительств и крупных компаний до частных лиц.

Как говорит директор Web Foundation Эмили Шарп, «Контракт для Сети» составлен, чтобы гарантировать: интернет расширяет права и возможности людей, и доступ к нему есть у каждого.

В своде правил отстаиваются принципы свободной, открытой и инклюзивной Всемирной сети. Это своего рода манифест всех тех, кто хочет сделать такое видение реальностью.

Правительства, которые подпишут этот контракт, обязуются соблюдать равные права при подключении граждан, поддерживать функционирование интернета и уважать право на частную жизнь.

Компании, кроме того, могут дать согласие на развитие технологий, которые «поддерживают все лучшее в человеке и противостоят худшему».

Фото: GETTY IMAGES

Частные лица могут подписать этот контракт, давая согласие на защиту веб-пространства, на развитие онлайн-сообществ, сотрудничества и творчества.

Как это часто бывает с технологиями, отмечает Шарп, первоначальный энтузиазм, с которым встречали развитие интернета, не дал ясно увидеть все опасности, которые оно с собой несет.

Шарп надеется, что «Контракт для Сети» направит законодателей на выработку правил, которые создадут баланс между необходимостью противостоять угрозам и реализацией прав человека в сети.

Спустя шесть лет после основания Цукербергом партнерства Internet.org мы можем сказать, что идея предоставить интернет-доступ всему миру провалилась

«Такими концепциями, как разжигание ненависти, часто злоупотребляют, — поясняет Франко. — Конечно, такое разжигание существует. Например, мы задокументировали, как насилие в отношении женщин выталкивает их из сферы общественной жизни и ограничивает им свободу слова. Но в то же время правительства порой пользуются термином «разжигание ненависти», когда речь идет о тех, кто критикует госчиновников и политику государства».

Спустя шесть лет после основания Цукербергом партнерства Internet.org мы можем сказать, что идея предоставить интернет-доступ всему миру провалилась.

Телекоммуникационным компаниям в развивающихся и бедных странах более выгодны контракты на голосовую связь и текстовые сообщения, чем интернет-услуги.

В 2018 году компания Facebook без лишних слов свернула свой проект Aquila (помните, дроны на солнечной энергии раздают интернет всем желающим?).

Так что на нашей планете по-прежнему миллиарды живут без доступа к интернету.

Но, работая над тем, чтобы дать им такой доступ, мы не должны терять из виду главного — к какому именно интернету мы хотим всех подключить.

Создать доступ для всего мира — это полдела. Нам надо быть уверенными в том, что эта Всемирная сеть будет стоить того, чтобы к ней подключаться.