Блокада Нурсултана

Фото: EPA
Первые президентские выборы в Казахстане без Назарбаева «влипли» в историю.

Житель Алматы Арман Абдуллаханов, про отцовские способности которого казахстанские СМИ написали несколько хвалебных материалов, в прошлое воскресенье решил съездить на велосипеде за хлебом. На обратном пути, проезжая мимо Старой площади (официально она носит название «Астана»), Абдуллаханов влился в гущу людей и полицейских, а через несколько мгновений был задержан и отправлен в автозак вместе с велосипедом. Полиция посчитала, что он принимает участие в несанкционированном митинге против президентских выборов и назарбаевского режима, пишет «Новая газета».

Абдуллаханову повезло: в Жетысуском отделе полиции, куда его и еще несколько десятков задержанных привезли для оформления, один из полицейских понял, что отца-героя задержали случайно, и посоветовал ему «потихоньку уходить». У других задержанных таких благодетелей не нашлось: за четыре дня, с 9 по 12 июня, в ряде казахстанских городов — в первую очередь в Алматы и Нур-Султане — было задержано не меньше тысячи человек, которые, по официальной информации МВД, пытались протестовать против досрочных президентских выборов и, возможно, являются сторонниками запрещенного в стране движения «Демократический выбор Казахстана». Его основатель — политик и бизнесмен Мухтар Аблязов — живет во Франции и несколько месяцев подряд агитировал за активный бойкот всей избирательной кампании. Большое количество задержаний в ДВК уже считают своим триумфом, поскольку это означает, что недовольство действующим режимом уже перехлестывает через край.

Полиция в этот раз явно подыграла Аблязову: из тысячи задержанных несколько сотен — это случайные прохожие. Типичный сценарий: вышел за хлебушком — и очутился в изоляторе.

Хорошо еще если в своем городе: в какой-то момент все отделы полиции в двух крупнейших городах страны оказались переполнены, так что из Нур-Султана многих задержанных вывозили на автобусах в соседнюю Карагандинскую область.

«Это вообще был кошмар, — хватается за голову директор Казахстанского международного бюро по правам человека Евгений Жовтис. — Мало того что по нашим дорогам туда ехать минимум часов десять, так еще людей почти сутки не выпускали из автобуса, и они просто ходили в туалет под себя. Никому не давали еды, воду давали хотя бы иногда».

Судили в три смены, рассказывает Жовтис. Дежурных судей завозили из того же Нур-Султана, чтобы соблюсти подсудность, что лишь подчеркивало неадекватность происходящего: целый корпус людей в мантиях отправили за тридевять земель, чтобы вынести предупреждение или штраф. Потом тактика изменилась, и всем стали давать типичные сроки по таким нарушениям: женщинам — 5 суток, мужчинам — 10 суток без возможности апелляции. «Это, конечно, не сталинские тройки, но другую аналогию сложно найти», — говорит правозащитник.

Фото: EPA

Многих людей забирали прямо от дома без предупреждения, поэтому в первый день ленты соцсетей пестрели объявлениями о пропавших без вести. Потом все это прекратилось — в стране на несколько дней отключили соцсети. Перестал работать даже WhatsApp, к которому власти Казахстана до этого были весьма лояльны. Некоторые люди для передачи сообщений пользовались системой мгновенных денежных переводов (там можно писать, и она не блокировалась).

Оппозиционным активистам просто отключили сим-карты — их было легко вычислить, поскольку все они обязаны были их зарегистрировать.

Работали только «ВКонтакте» и любимый избранным президентом Касым-Жомартом Токаевым Twitter. «Поручил генеральному прокурору обеспечить законные права граждан, установить точное количество задержанных лиц и степень их вины. Невиновных граждан и лиц, случайно оказавшихся в местах протеста, следует освободить», — написал Токаев, и людей постепенно стали выпускать. Но не сразу, а на следующий день: 12-го числа, в день инаугурации (на которую не позвали вообще никого из лидеров других стран), Аблязов анонсировал общегосударственную акцию протеста. В Алматы задержали около двухсот человек (по мнению МВД — ни одного): хватали тоже всех без разбору. Со скамейки в парке схватили и потащили в автозак известную в стране модель с ДЦП Камиллу Шоканову.

«Мое заболевание ДЦП «помогло» мне вчера. Когда я начала спрашивать, что происходит, менты поняли, что у меня заболевание, меня отпустили. Я думала, что этого никогда со мной не случится, когда подобные вещи читала, — пишет Шоканова. — Я думала, что это только с теми, кто плакаты (пустые-не пустые) держат в руках. Я в шоке. Нет слов».

— Это принцип стелы с репродуктором, — объясняет Жовтис. — У полицейских внизу нет компетенций думать о последствиях: им сказали зачистить все — они всех и хватают. Сказали отпустить — начинают отпускать. Система абсолютно персоналистская.

В Нур-Султане на митинг практически никто не вышел, но и идти было почти некуда: город четыре дня был на осадном положении, ключевые публичные площадки были с воскресенья оцеплены полицейскими. Особенно это иронично смотрелось во время первой пресс-конференции Токаева в качестве избранного президента, на которой он пообещал «подумать» о развитии свобод в стране. При этом одним из первых указов набравший почти 71% голосов Токаев переназначил главу Комитета национальной безопасности Карима Масимова, при котором блокировки соцсетей стали обычным делом. Еще президент заявил, что он не «транзитный пассажир», так что все разговоры о передаче власти ему от ушедшего 19 марта в отставку Нурсултана Назарбаева лучше прекращать: сейчас, мол, президент другой — и этот президент он.

Считающее средневековье. Казахстанские власти с боем выбрали ставленника Назарбаева на пост президента. В этом им помог главный оппозиционный кандидат

Но это явный самообман: задержания показывают, что Совет безопасности, управляемый Назарбаевым и в который входят силовики, решил не ограничиваться ролью стратегического центра принятия решений и принялся с ходу рулить страной в оперативном режиме. Это чревато большим конфликтом между администрацией президента и силовиками уже в самом ближайшем будущем. Лучше мимо них на велосипеде за хлебушком не ездить.