Брестчанка в Каунасе: Зарплаты в Беларуси и Литве отличаются в разы, а цены на продукты те же

Как первая вице-мисс конкурса «Брестчанка-89» в Каунасе оказалась и за что благодарна Литве.

Елена Алекниене 30 лет как живет в Каунасе – втором по величине городе Литвы. В балтийскую страну-соседку брестчанка попала прямиком… с подиума, пишет«Брестская газета» .

Из Мисс – в миссис

Будучи совсем юной пятнадцатилетней девушкой, Елена, гуляя по улицам тогда еще советского Бреста, приковывала к себе взгляды окружающих – высокая, статная, с необычной для того времени внешностью. Неудивительно, что однажды к ней подошли и предложили стать манекенщицей.

«Первый раз я не восприняла это всерьез. Подумала, ну что это за работа такая – манекенщица? Разве это про меня? Второй раз с тем же предложением ко мне подошли в дискоклубе, который был в городском парке культуры и отдыха. Уговаривали очень настойчиво, и я решила попробовать. Раньше в ЦУМе было ателье – брестский дом моделей, там я впервые и оказалась на подиуме», – вспоминает Елена начало своей карьеры.

Показ мод в Бресте, 1988 год. Елена – крайняя слева. Фото из личного архива Елены Алекниене

А дальше все закрутилось: показы, конкурсы, поездки за границу. Для советского человека это была невероятная жизнь! В 19 лет Елена стала первой вице-мисс на конкурсе «Брестчанка-89», вышла в финал первого Всесоюзного конкурса «Мисс Фото СССР – 89». Афиша конкурса гласила: «Он (конкурс) станет своеобразной школой, которая выпустит в мир советской рекламы специалистов нового профиля – фотоманекенщиц». Так и вышло: конкурс выпустил Елену в мир.

Отборочный тур на конкурсе. Елена – вторая слева. Фото из личного архива Елены Алекниене

За кулисами конкурса. Фото из личного архива Елены Алекниене

«Когда были отборочные туры на «Мисс Фото», участниц отправляли к знаменитым фотографам Советского Союза для фотосессий, – рассказывает Елена. – Меня послали в Литву к Ромуальдасу Ракаускасу. Мы с девочками жили в гостинице, снимались в фотосессиях в Каунасе. Однажды вечером пошли поужинать в ресторан «Метрополь». Там я встретила своего будущего мужа. Он работал метрдотелем. Я сидела за столиком и видела, что он постоянно смотрит на меня. Утром следующего дня, готовясь к фотосессии, я пошла на завтрак в гостинице. Вдруг вижу – откуда ни возьмись тот самый метрдотель идет прямо ко мне! Как он узнал, где меня искать, непонятно, ведь мы даже не разговаривали. Пригласил показать город, потом всю неделю, пока я была в Каунасе, сопровождал меня. Был очень настойчив, просто не отставал! Когда я уезжала, он провожал меня на автобус и выпросил номер телефона. Я подумала: ну, позвонит он мне за 500 километров и что? Отвяжется. Не тут-то было…»

Но литовский парень по имени Видас звонил каждый день, дважды приезжал в Брест, а на третий раз увез Елену к себе. Пара поженилась в Литве.

На конкурсе «Брестчанка-89» Елена получила титул первой вице-мисс (на фото – крайняя слева). Фото из личного архива Елены Алекниене

На конкурсе «Брестчанка-89» Елена получила титул первой вице-мисс (на фото – крайняя слева). Фото из личного архива Елены Алекниене

Барьеры

Вспоминая свои первые впечатления от новой страны, Елена признается, что культурного шока, как и никакого другого, она не испытала. До этого не раз была в Польше, да и советские страны разительно друг от друга не отличались.

«Было сильное впечатление разве что от архитектуры Старого города – вот что действительно вызывало восторг, – вспоминает Елена. – Признаться, еще в какой-то мере испытала языковой барьер. В те времена в Вильнюсе можно было услышать польский и русский языки, а в Каунасе было меньше всего русскоговорящих, там общались только на литовском».

Единственным русскоговорящим в новом мире был муж. Но Елене было очень интересно, о чем говорят люди вокруг. Общительная, имеющая склонность к изучению языков, она быстро освоила литовский.

«Сначала мне было очень одиноко в этой стране, – вспоминает Елена. – Тоска по родине длилась лет десять. Оно и понятно: у меня там, кроме мужа, никого не было – ни родственников, ни подруг».

Елена продолжала работать моделью, изучала язык, готовилась к экзамену в консульстве, чтобы получить литовский паспорт. Свыкнуться с новой жизнью помогло рождение детей.

Делай что хочешь

Говоря о том, чем страны-соседки отличаются друг от друга, Елена признается, что нынешняя Литва производит на нее гораздо более сильное впечатление, чем тогда, тридц

ать лет назад: «Сейчас, приезжая в Беларусь, я чувствую большую разницу. Обожаю свою родину и город Брест, но в Литве мне легче дышать, если можно так выразиться. Здесь больше свободы, каждый сам себе хозяин. Раньше было по-другому. Литва вышла из состава СССР, оказалась в экономической блокаде. В 90-е года это был ужас! Люди выживали как могли. Было неважно, какое у тебя образование, интеллигенция буквально прозябала. Легче было тем, кто имел коммерческую жилку. Сейчас все иначе. Кто во что горазд! Если ты хочешь и можешь работать – ты имеешь».

Елена говорит, что Литва дала ей чувство свободы во всем: нет границ для деятельности и выбора профессионального пути, люди одеваются, как хотят, делают и говорят, что считают нужным. «Все для людей» – так можно охарактеризовать жизнь в Литве, начиная от обслуживания в магазине и заканчивая построением собственного дела.

Елена с Видасом открыли и развивали свое кафе, пока не появились новые интересы. Высшее образование Елена получила в Каунасе, когда родился третий ребенок. Сегодня она организовывает конференции для врачей. Работает из дома и признается, что такой формат работы ей очень нравится. Помимо этого, она уже несколько лет занимается волонтерством. «Я принимаю звонки на горячей линии для детей и подростков, оказываю им психологическую помощь. За это я не получаю денег, это работа для души. Я хочу не только что-то взять у этой страны, но и дать от себя. Потому что я благодарна Литве», – говорит Елена.

Елена открывает показ французского модельера Paco Rabanne. Вильнюс, 1995 год.
Фото из личного архива Елены Алекниене

Елена открывает показ французского модельера Paco Rabanne. Вильнюс, 1995 год.
Фото из личного архива Елены Алекниене

Что касается работы «для денег», то, по мнению Елены, заработать в Литве легче, чем в Беларуси: «Зарплаты отличаются в разы, а цены на продукты те же. У нас большой выбор, всегда можно найти товары на свой вкус и кошелек. У вас иностранные вещи стоят дорого. Да и белорусские тоже. Я как-то приезжала и приглядела в магазине белорусскую куртку. Но ценник… очень дорого! Возьмем для примера сферу обслуживания – там много не заработаешь. Обычный продавец в магазине в Бресте – нищий! Получает 200-300$. Как вообще можно прожить на эти деньги? А в Литве продавец может нормально жить и многое себе позволить. Люди свободны. Могут поехать в ту же Польшу и привезти сумку продуктов – никто не ловит, не наказывает, не заставляет покупать свое. Не хочешь быть продавцом – начни бизнес. Моему сыну 22 года, он учится в университете и параллельно развивает свое дело. Тут почти у всех есть «свое маленькое делишко».

Литовцы деятельны и свободны в сфере бизнеса. Государство не столько помогает, сколько не мешает развивать свое «делишко» – дает возможность начать с нуля, освобождает от налоговой нагрузки в первый год работы, поощряет мелкий бизнес. Многие литовцы делают что-то своими руками, особенно женщины: кто шьет, кто горшки лепит. Знание английского языка (а на нем в Литве говорят даже дети) и интернет позволяют продавать товары по всему миру и при необходимости без проблем получать любые расходные материалы из-за рубежа. Препятствий со стороны государства нет. Только делай.

Цветы жизни

Департамент статистики Литвы сообщил, что за 2018 год население республики сократилось на 14,9 тысячи человек. Естественный прирост населения отрицательный. Законодательно и закономерно, что одно из направлений работы государства – дети.

«В Литве любыми способами стараются поощрять рождаемость и «компенсировать» родительство, – рассказывает Елена. – За рождение ребенка платят пособие около 1 000 евро. До года на его содержание выплачивается 70% от заработной платы, потом с каждым годом процент уменьшается, но все равно это ощутимая помощь. Матери могут спокойно не работать три года. И вообще, женщины в Литве чувствуют себя уверенно. Литовки могут работать и зарабатывать наравне с мужчинами. Они хотят быть самостоятельными, хорошо одеваться, ездить по миру. Мышление, скорее, скандинавское, чем славянское».

Елена признается, что ей хорошо и дома. В семье Алекниене трое детей: старшая дочь – Сандра Мария – живет в Швейцарии, уже и сама мама, средний сын – Юстас, учится в университете, младшей дочери – Густе – 14 лет, она отличница и спортсменка, состоит в национальной сборной Литвы по художественной гимнастике.

Семья в полном составе. Фото из личного архива Елены Алекниене

Густе Алекниене на второй ступеньке пьедестала международного турнира за выступления с булавами и мячом (Miss summer tyrnir ijun 2019). Фото из личного архива Елены Алекниене

«Мне все говорят, что у нас отличные дети. Я смотрю на этот урожай и знаю, что в этом заслуга не каких-то третьих лиц, а наша с мужем. Работа – это то, что позволяет заработать деньги. Но мой настоящий приоритет – это дети. Хотя скажу откровенно: если бы рядом не такой мужчина, как Видас, у меня не было бы столько детей», – признается собеседница .

По опыту работы на горячей линии для детей и подростков Елена видит, как меняется отношение литовцев к подрастающему поколению. Если раньше ребенок был обезличен и обязан лишь подчиняться родителям, то сегодня он может выразить свое мнение учителю, родителям и даже обществу. В последние годы принято много законов по правам ребенка. Молодое поколение, хоть и косвенно, но влияет на экономическую и политическую жизнь государства: в стране существуют движения школьников и студентов, фактически ребенок может пойти в парламент и высказать свое мнение.

Лучше там, где мы есть

В беседе Елена не раз упоминала, что, хоть Литва и Беларусь чем-то похожи, есть одно значительное отличие – уровень открытости государства.

«Я понимаю, почему у вас все закрыто. Потому что, если откроют, и люди смогут выбирать, выбор будет не в пользу государства. Но вот так держать людей – это еще хуже. Раньше, когда не было интернета, люди не видели другой жизни, мало кто ездил за границу. Сейчас можно узнать, как другие живут, и, если у тебя есть препятствия, чтобы самому управлять своей жизнью, то ты человек с ограниченными возможностями, – рассуждает Елена. – У нас термином «человек с ограниченными возможностями» называют инвалидов.»

«Извините, не хотела никого обидеть. Но в мире, где так много возможностей, это именно так. Знаете, в чем парадокс? Когда Литва стала членом ЕС и открыла границы, многие уехали, но вернулись. Потому что это только кажется, что лучше там, где нас нет. Кто хочет, тот все равно уедет. Есть люди, которым везде будет плохо. Очень многое зависит от государственной политики. Остальное – везде все одинаковое. Но у людей должен быть выбор».

Семья в полном составе. Фото из личного архива Елены Алекниене

Загрузка...