Британия открыла охоту на необъяснимо богатых иностранцев

Лондон перестает быть тихой гаванью для богачей всех мастей.

Британцы решили осложнить жизнь понаехавшим коррупционерам и преступникам и впервые задействовали новое оружие — право требовать конфискации имущества тех, кто не сможет доказать, что оно нажито добросовестно, сообщает bbc.com.

Первой жертвой новой кампании стала жена госбанкира из Азербайджана, осужденного на родине за хищения. Суд разрешил властям выписать ей дебютный ордер, и теперь она должна объяснить, откуда взялись десятки миллионов долларов на покупку дома в фешенебельном районе Лондона и поместья с гольф-полем в шикарной провинции.

Экстравагантный стиль жизни супруги бывшего главы Международного банка Азербайджана Замиры Хаджиевой сделал ее идеальной мишенью в этой войне для первой показательной вылазки Национального агентства по борьбе с преступностью Великобритании (NCA). И оно уже готовит следующие, в том числе против россиян.

Хаджиева называет себя жертвой несправедливого преследования в Азербайджане и говорит, что все нажито законно. Таблоиды смакуют подробности о ее миллионных тратах в дорогом универмаге, покупку частного самолета и обсуждают ее винный погреб.

Сезон охоты открыт, ставки сделаны. Русская служба Би-би-си разбиралась в правилах игры.

За кем могут прийти

«Мы получаем информацию отовсюду, от других правоохранительных органов, из-за границы и от представителей неправительственного сектора, таких как «Транспаренси интернейшнл», и внимательно изучаем ее», — сказал Би-би-си директор NCA по экономической и киберпреступности Дональд Тун.

«У нас много дел, и если говорить о ближайших шести-восьми делах, тут объектами нашего внимания выступают люди из Африки, Южной Азии, бывшего СССР и России», — сказал он, не назвав имен.

Цель кампании — организованная преступность и заграничные коррупционеры, решившие вложить наворованное в Великобритании — прежде всего, в недвижимость.

Активисты и возмущенные граждане давно обвиняют власти в том, что они закрывают глаза на происхождение капиталов и превратили Лондон в «отмывочную». В этом году дискуссия дошла до парламента, и правительство начало действовать.

Одним из новых инструментов стал ордер, обязывающий человека с активами в Великобритании на сумму от 50 тысяч фунтов доказать, что они куплены на честно заработанные деньги.

Пять ведомств — налоговых и правоохранительных — получили право инициировать подобные требования к двум категориям людей. Первая — это политики, чиновники и приближенные к ним лица из стран, не входящих в Европейское экономическое пространство. Вторая — те, кого подозревают в совершении тяжких преступлений на территории Великобритании или за границей.

Однако есть важные ограничения.

Прокуроры и налоговики не могут сами выписать ордер — они должны обратиться в суд и убедить судью в том, что есть разумные основания полагать, что человек причастен к коррупции или преступлению, что его траты явно превышают заявленные доходы, и что активы, к которым возникли вопросы, принадлежат именно подозреваемому.

С этим часто возникают сложности, поскольку значительное количество недвижимости оформлено на офшорные компании, а закон, обязывающий раскрывать конечных бенефициаров, не заработает до 2021 года. Однако лед уже тронулся, и свидетельством тому — первый ордер, санкционированный Высоким судом.

«В этом деле критически важной оказалась информация, которую мы получили от Виргинских островов, и которая позволила нам установить связь Замиры Хаджиевой с этой недвижимостью, оформленной через островные трасты. И мы сумели собрать достаточно информации о ее доходах, чтобы убедить суд», — сказал Тун.

Это прорыв, радуется бывший корреспондент Би-би-си Миша Гленни, автор книги «Макмафия» про новейшую русскую преступность в Британии, по которой был снят популярный телесериал.

«Важно, что они сумели получить информацию от Виргинских островов, печально известных тем, что там прячут свои богатства казнокрады и организованная преступность. Это гигантский шаг вперед в деле очистки Британии от репутации черной дыры для отмывания денег», — сказал он в эфире программы Today на BBC Radio 4.

Все отнять и поделить

Первое дело — пробный камень, тест-драйв нового закона, принятого еще в феврале. Оно уже заняло несколько месяцев судебных разбирательств, и пока счет в пользу правительства. Однако сможет ли новый механизм завестись с первого раза, зависит от того, как будут развиваться события в этом деле в ближайшие месяцы.

В Великобритании любая ущемляющая права граждан инициатива законодательной и исполнительной ветвей власти обычно начинает работать только после того, как пройдет через горнило судебной системы, где лучшие юридические умы способны разобрать на части и сделать бесполезным любой недоработанный закон.

На первом этапе противостояния NCA убедило судью выписать ордер. Теперь дело за женой азербайджанского банкира.

Британия хочет избавиться от грязных денег из России. Как она это сделает?

Если Хаджиева докажет, что купила два дома на законно заработанные два десятка миллионов фунтов, дело закроют.

Если нет — NCA попросит суд конфисковать имущество, а потом продаст его.

«Первоначально эти средства станут собственностью Великобритании, а их дальнейшая судьба — предмет прямых дискуссий о масштабах репатриации между страной происхождения денег и британским правительством», — сказал Тун.

На этом этапе вся процедура — гражданское производство в рамках дознания, а не уголовное преследование. Другими словами, даже если имущество изъято и продано с молотка, это не делает бывшего собственника виновным. Однако и тут есть оговорка.

Если власти посчитают, что человек, получивший ордер, в процессе исполнения предписания попытался обвести их вокруг пальца, они могут начать уголовное дело, грозящее штрафом и двумя годами тюрьмы.

Но это — юридическая терра инкогнита, и правоприменение в части уголовного преследования будет зависеть от того, как пройдут первые процессы и как обвинители в суде смогут обойти многочисленные подводные камни, прежде всего презумпцию невиновности и право не свидетельствовать против себя.

Источник