«Буду примером для братьев»: мать солдата, выпавшего из окна, не верит в суицид

У Андрея Макоеда был затяжной конфликт с одним из офицеров.

Летом 2018 года солигорчанин Андрей Макоед закончил колледж и попал по распределению на “Беларуськалий”. Андрей хорошо зарабатывал, встречался с девушкой. Но в ноябре жизнь парня круто изменилась — его призвали в армию, передает «Еврорадио».

Наталья Грицкевич, мать Андрея, рассказывает: сын сразу сказал, что пойдёт служить, потому что так положено, а часть, в которую его отправляют — 120-я отдельная гвардейская механизированная бригада — очень хорошая.

“Мне задавали вопрос: “Наталья, почему ты не откупила ребёнка, у тебя же была такая возможность”. Но я спросила в ответ, мол, зачем? Все мои сыновья будут служить”, — говорит женщина.

13 апреля сослуживцы нашли Андрея Макоеда под окнами казармы “с признаками падения с высоты”. Солдата доставили в Военный госпиталь с многочисленными травмами внутренних органов и неотложно прооперировали, сейчас он находится в медикаментозной коме.

Состояние 21-летнего солдата оценивается как стабильно тяжёлое. 15 апреля прошла ещё одна операция.

“Позавчера у него была температура. Я держала его за руку, он повернул голову, — рассказывает Наталья. — Он до сих пор в состоянии искусственной комы, иначе его сердце не сможет работать. У него повреждены внутренние органы, удалена селезёнка и часть поджелудочной железы, подшита почка и печень”.

Что произошло?

Из пресс-релиза Следственного комитета можно сделать вывод, что Андрей выпал из окна туалета. Следователи установили, что в момент происшествия солдат был в туалете казармы на четвёртом этаже один. Уголовное дело начато по части 1 статьи 145 — “Доведение лица до самоубийства или покушения на него путём жестокого обращения с потерпевшим или систематического унижения его личного достоинства”.

О том, что в белорусской армии есть дедовщина, мать Андрея наслышана, и поэтому очень переживала. Но сын заверил, что всё будет хорошо:

“Андрей убедительно сказал: “Я ж мужик, мама, не переживай”. Изначально, когда я воспитывала детей, то думала, что они не будут служить, потому что были всякие случаи. А потом всё стало лучше, я доверяла государству. По здоровью Андрей был годен, поэтому пошёл служить”.

Наталья Грицкевич в доведение до самоубийства не верит. Она говорит, что Андрей никогда не рассказывал про конфликты с сослуживцами: “Не было у него эмоций, его нельзя было вывести просто так. Я не думаю, что это так. Андрей на этот шаг не мог пойти сам. Либо он выпал, либо его выбросили”.

Конфликт с офицером

Как рассказали в Министерстве обороны, 13 апреля, когда Андрей Макоед выпал из окна, он дежурил в наряде. Наталья Грицкевич говорит, что у сына был затяжной конфликт с одним из офицеров. По её информации, в тот день этот офицер тоже находился на дежурстве.

“Там есть Ч., который издевался над ними. Я на днях виделась с ним, и я поняла, что он реально у… [нехороший человек], — рассказывает Наталья. — Он офицер, какой-то их начальник. Андрей раза два в разговоре упоминал его фамилию. В Минобороны ничего не говорят о конфликте… но я на 99% уверена, что Ч. имеет отношение к тому, что произошло. Ведь солдаты там разные, с разными характерами, из разных семей. Нужно понимать, где наказать, а где помиловать. Может быть, побеседовать с солдатом, если ему тяжело. А со стороны Ч. был прессинг: “Я тебе устрою, я тебе не дам жизни”. Он не любит людей. Он не чувствует той тонкой нити в отношениях. Он оскорблял их и Андрея. Но мой сын понимал, что этот человек со всеми так говорит, не брал это на свой счёт”.

Несмотря на всё это, Андрей никогда не говорил, что жалеет о том, что пошёл служить. Переживал лишь о потраченном времени.

“Он говорил, что, конечно, жалко времени, потому что мог заработать деньги и помочь семье, но так надо, поэтому он служит. Я приезжала к нему каждые выходные, а если я не могла, то ехала его девушка Милана. Мы всегда спрашивали у него, что ему привезти вкусное”.

“Он всегда все вопросы решает сам, по-мужски”

Наталья Грицкевич одна воспитывает четверых сыновей. Андрей самый старший.

“Он ангел. Нигде, ни в школе, ни в саду, ни в колледже, где он получил красный диплом, никогда ни одной отрицательной характеристики не было. У меня всегда были одни благодарности и “спасибо” за воспитание. У нас прекрасная семья. Когда мы с ним беседовали, он сказал: “Раз мне положено служить, я пойду служить, я от этого ловлю удовольствие и пользу”. Про армию он говорил: “Так положено, я буду примером для своих братьев, чтобы они потом не говорили, мол, вот, ты не служил”. Он всегда был мне очень серьёзной поддержкой, потому что у меня младшие сыновья, и он всегда помогал мне, разговаривал с ними. Когда звонил, то спрашивал, как у них дела, как учёба, говорил, чтобы берегли маму. С Арсением он разговаривал буквально в пятницу, я этот разговор слышала.

Сын уравновешенный, дружелюбный и спокойный — это могут подтвердить все его друзья. Я и о других своих сыновьях говорю хорошо, но не столько, они где-то могут несправедливо поступать. Но Андрей всегда был очень справедливым. Он никогда не жаловался, никогда не расстраивал меня просто так. Он всегда все вопросы решает сам, по-мужски и очень ответственно”.

Сейчас Наталья мечтает только об одном, чтобы её сын Андрей остался жив.

“Я готова простить всем и всё — главное, чтобы Андрей был жив. Единственное, что я требовала бы увольнения этого человека [офицера Ч.], чтобы солдаты не страдали дальше. Я хочу увидеть сына, его улыбку и держать его тёплую руку. Мне сказали, что проверка займёт много времени. Знает обо всём только Андрей, а Андрей, к сожалению, говорить не может”.