Бутусов о катастрофе самолета МАУ: Судя по всему, пожар был в салоне

Юрий Бутусов

Журналист рассказал о предварительных выводах, сделанных украинскими экспертами.

Главный редактор издания «Цензор.НЕТ» Юрий Бутусов на своей странице в Facebook рассказал о работе в Иране украинской государственной комиссии по расследованию обстоятельств гибели украинского самолета вблизи Тегерана со слов собственного источника в комиссии.

«В настоящее время наша группа прибыла на место, куда свозят обломки самолета. Это открытая площадка, куда свозят все, что нашли в окрестностях. Сейчас я наблюдаю оба двигателя самолета и не вижу на них следов пожара. Сюда доставлены фрагменты правого крыла – там тоже нет следов пожара. То есть версия неисправности двигателей, взрыва двигателей на данный момент не подтверждается. Самолет горел, но версия выхода из строя двигателей не подтверждается», – цитирует Бутусов своего собеседника.

По его словам, иранские диспетчеры говорят, что никаких сообщений с борта самолета от экипажа не поступало. Самолет якобы развернулся к аэропорту, но был этот разворот управляемым или не уже неуправляемым, пока непонятно.

«Нам пока не предоставили данные радаров контроля за воздушным движением. Нет информации, какие летающие объекты могли находиться вблизи самолета и столкнуться, был ли пуск ракеты. Но эту информацию нам обещают предоставить. Оба черных ящика самолета найдены. Они повреждены при падении и пожаре, но их можно восстановить. Иранцы не собираются что-то от кого-то засекречивать, они в соответствии с Чикагской конвенцией собираются предоставлять доступ к расследованию и к расшифровке черных ящиков всем сторонам, включая американцев – производителей самолета, а также всем странам, граждане которых погибли», – отметил собеседник журналиста.

По его словам, иранцы демонстрируют готовность к сотрудничеству и нет сигналов, что они хотят что-то скрыть.

Бутусов назвал предварительные выводы на данный момент:

«Самолет вышел из строя, на его борту возник пожар, но не в результате неисправности двигателей, а в результате иной причины. Таким образом, причины возникновения пожара на борту неизвестны. Но, судя по всему, пожар был в салоне;

самолет был фактически новый, и сама по себе связь и система управления, многократно дублированные, выйти из строя не могли, нет признаков неисправности, о которой было бы известно наземным службам;

за штурвалом были опытнейший первый пилот Алексей Наумкин, с налетом в 12 тыс. часов, вторым пилотом был Сергей Хоменко с налетом в 7,6 тыс. часов, бывший военный летчик. Нет сомнений, что оба этих человека обладали высокой стрессоустойчивостью и были хорошо подготовлены к действиям в экстремальных условиях. Вывести их из строя могло только внезапное происшествие, которое одновременно поразило бы систему связи, управления и экипаж огромного самолета. Каких-то обычных технических причин для этого быть не может;

отсутствие всяких переговоров с диспетчером и отсутствие пожара в двигателях говорит о том, что версия террористического акта, столкновения с дроном или взрыва зенитной ракеты весьма вероятна;

записи радаров аэропорта покажут обстановку в момент катастрофы, и тогда будет ясно, сближались какие-то объекты или нет. Таким образом, даже самую дикую ракетную версию на данный момент исключить нельзя;

Иран на данный момент не демонстрирует каких-либо признаков скрыть обстоятельства трагедии, готов предоставлять всю информацию и действовать согласно правилам международной организации гражданской авиации».

Источник: charter97.org.