«Дали тарелку, ложку, полотенце – и выпустили»

После 15 лет в очереди на жилье сироту прописали в администрации района.

В редакцию kp.by Эльдар Андреев обратился с надеждой, что огласка проблемы поможет ее решить. 19-летний белорус – сирота, недавно окончил Минский строительный лицей, отрабатывает распределение в госкомпании. Парень говорит, что пока он отдает свой долг государству, оно не спешит отдать свой – обеспечить жильем бывшего воспитанника детдома.

«Государство помогало – платило аж 17 тысяч рублей старыми»

Когда Эльдар попал в детдом, ему было 3 года. Отец – гражданин Узбекистана, после рождения третьего ребенка его и след простыл. А мать лишили родительских прав. Троих детей разбросали по детдомам.

– Я жил в группе, где было 13 детей, – вспоминает Эльдар. – Среди воспитанников процветало воровство, хотя красть было особо нечего. Еду? Она была не самая лучшая. Одежду? Мы и так друг за другом постоянно донашивали. Государство нам помогало: раз в месяц выделялись «детские деньги» – 17 тысяч на старые. Их хватало только на то, чтобы не забывать, как выглядят купюры. А когда я выпустился, детдом сделал мне подарок: разрешил оставить себе тарелку, ложку и полотенце… Но я не обижаюсь: детдом – это не пятизвездочный отель, спасибо, что вырастили человеком, – улыбается парень.

Эльдар родился и жил в Беларуси, носил заурядную фамилию Андреев и имел белорусский паспорт. Но все-таки отличался оттенком кожи и непривычным именем. За это ему больше всего и доставалось.

– Хотя, чего жаловаться, это сделало меня сильнее, – смеется парень.

«На линейку в лицее не пошел – нечего было надеть»

Из детского дома Эльдар вышел в 2016 году. По его словам, администрация приюта принуждала воспитанников поступать после 9-го класса. Парень выбрал строительный лицей – «рабочая профессия лишней не будет». Планировал отучиться, начать работать, переехать в свое жилье и поступить в педагогический на историка. Но что-то пошло не так.

– На линейку в лицее не пошел – нечего было надеть. Когда началась учеба, дали общежитие, через 2 недели заплатили подъемные $90. Этого хватило, чтобы дожить до стипендии. Потом получал по 180 рублей в месяц – жить нельзя, но просуществовать можно. Помню, думал: «Хоть еда в детдоме была и ужасной, мне бы ее сейчас». Когда окончил лицей, общежитие забрали – юридически я стал бомжом. Пришел в администрацию района, там мне сказали подождать. Мол, квартир нет, но ты держись. И прописали в администрации Заводского района. Там я и «живу» до сих пор, под пятым столиком. Приглашаю вас попить чаю на лестнице, – смеется парень. – Хорошо, брат смог приютить на первое время, а то пришлось бы на вокзале ночевать.

«Детдомовские дети никому не нужны, и мы это знаем»

Сейчас Эльдар отрабатывает распределение в государственной компании. По его словам, получает копейки, которые уходят на оплату арендной комнатушки. Пока вопрос с социальным жильем стоит на месте, парень надеется хотя бы на койку в общежитии.

– Написал заявление на имя главы Заводского района, чтобы мне выделили место. Недавно пришел ответ, что нужно собрать ворох документов, чтобы получить место в общежитии МАЗа. Я не говорю, что мне все должны – я просто хочу, чтобы наше социально ориентированное государство сдержало свое обещание обеспечивать жильем детей-сирот. У меня нет связей, богатых родителей или денег на юриста, чтобы отстоять свои права. Я стою в очереди с 2004 года. И вот спустя 15 лет я 9-й в этом списке. Пока у меня нет даже комнаты в общаге, идти мне некуда. Детдомовские дети никому не нужны, и мы это знаем, – резюмирует парень.

«Социального жилья на всех нуждающихся не хватает»

Журналисты обратились в Мингорисполком с просьбой прокомментировать ситуацию Эльдара.

– Нарушений законодательства со стороны местных исполнительных и распорядительных органов Минска при решении вопроса обеспечения Андреева Э. И. жилым помещением нет, – рассказывает начальник управления жилищной политики Мингорисполкома Елена Лукашевич. – Законодательством предусмотрено обеспечение сирот жилыми помещениями социального пользования в порядке очередности в течение 5 лет после их 18-летия, либо по их желанию в течение 1 года после окончания вуза. До подхода очереди сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, предоставляются общежития. В настоящее время койко-место Андрееву Э.И. готово предоставить ОАО «МАЗ».

Елена Лукашевич отмечает, что в Минске сосредоточено значительное количество лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на учете в администрациях районов города состоит 504 очередника из данной категории, претендующих на социальное жилье.

– В соответствии с законодательством сироты обеспечиваются однокомнатными квартирами с заключением договора найма жилого помещения социального пользования сроком на 5 лет, по истечении которого социальное жилье подлежит включению в состав арендного, – уточняет Елена Лукашевич.

Говоря простым языком, это значит, что за эти 5 лет человек должен сам решить свой жилищный вопрос. Например, обратившись за субсидией или льготным кредитом. Менять, продавать или наследовать социальное жилье нельзя. Как долго Эльдару ждать своего угла – вопрос открытый.

– В 2019 году для обеспечения сирот в Минске выделено 11 квартир в новом жилищном фонде и 38 квартир из освобождаемого фонда. То есть всего обеспечено 49 лиц. Сроки обеспечения сирот жильем зависят от объемов строящихся для них соцквартир, которых не всегда бывает достаточно, – резюмирует специалист.