Деньги есть, но вы держитесь

Сага о бюджете.

На днях в первом чтении Госдума приняла проект бюджета на 2019 год. Давайте заглянем в него и разберемся, что готовят россиянам на этот раз.

Бюджет-2019 планируется профицитным — доходы бюджета должны превысить расходы, причем на очень значительную сумму — 1,9 трлн рублей, что больше затрат на медицину и образование, вместе взятых.

Казалось бы, если все так замечательно, то почему расходы на медицину и образование выросли в относительном выражении едва заметно, а доля расходов на пенсионное обеспечение и вовсе резко упала (с 28,5 до 24,4% от суммы доходов бюджета)? Разве не логично было бы в такой ситуации отказаться от повышения НДС или увеличить инвестиции в социальный капитал, чтобы стимулировать экономический рост? Ведь с таким профицитом можно удвоить расходы на медицину и образование или поднять пенсии почти в полтора раза!

Если вы и правда так считаете, то вы очень наивный человек. На деле профицит бюджета пойдет в ФНБ (Фонд национального благосостояния). По идее, для соблюдения чистоты бюджетного правила эти деньги должны быть инвестированы вне страны, но по словам министра финансов Антона Силуанова ввиду санкций они будут направлены на финансирование «инфраструктурных проектов» — то есть часть их будет похоронена в никому не нужных и принципиально не окупаемых объектах, а часть уйдет прямиком в карманы Ротенберга-Дерипаски.

Особенно цинично это выглядит на фоне совсем недавних заявлений Путина о необходимости повышения пенсионного возраста. Только что нам рассказывали, что денег нет и всем нужно затянуть пояса, а теперь предлагают возрадоваться тому, как рачительное и эффективное правительство не знает, куда девать лишние деньги. Видимо, власть окончательно уверилась в том, что память у народа — как у рыбки гуппи: сегодня можно говорить одно, завтра — противоположное, и никто не заметит подвоха.

Одно очевидно: пенсионеры больше не приоритет, власть больше не заигрывает с электоратом — видимо, уже не нуждается в его услугах. Это значит, что-либо технология манипуляции явкой и итогами голосования отработана до совершенства, либо никаких серьезных выборов в России власть проводить в обозримом будущем не планирует.

На первый взгляд, в проекте бюджета в три раза упали расходы на армию и в два — на правоохранительные органы. Однако, если приглядеться чуть внимательнее, становится понятно, что они там есть и никуда не делись, просто в этом году все засекреченные расходы, ФСБ, МВД и Минобороны выведены за рамки публичных статей бюджета.

В сумме засекреченные расходы составляют 3 трлн рублей или 15,2% от всех доходов бюджета. Примерно такая же сумма была засекречена и в прошлом году, а в сумме все это дает грандиозные 27,2% военных расходов.

Тратить почти треть бюджета на игры с оружием — с одной стороны, непозволительная роскошь для страны, а с другой — в абсолютных цифрах все равно слишком мало по сравнению с военными расходами США и уж тем более — всего блока НАТО. Но, видимо, инстинкт самосохранения «элиты» перевешивает здравый смысл и мы будем по-прежнему будем пытаться бряцать оружием, грозя всему миру расширенным ядерным суицидом («мы попадем в рай, а они просто сдохнут»).

Источник профицита бюджета очевиден: дополнительные 3,4 трлн рублей нефтегазовых доходов, которые мы рассчитываем получить, если цена на нефть удержится в среднем по году на отметке $63,4 за баррель.

Пока с этим все неплохо: в Венесуэле добыча нефти снизилась с 2,4 млн барр./сутки в январе 2015 года до 1,23 млн барр./сутки в августе 2018 года. В Ливии до смерти Каддафи добывали 1,8 млн барр./сутки сейчас — около 1, с колебаниями в 300 тыс барр./сутки в зависимости от напряженности ситуации. Добавим к этому нестабильный уровень добычи в Нигерии, Анголе и Мексике и санкции, снижающие экспорт Ирана на 860 тыс барр./сутки.

По странному стечению обстоятельств, почти все страны, в которых падает добыча или экспорт — наши друзья-союзники, которым мы «помогаем» изо всех сил. То ли мы не с теми дружим, то ли им эта дружба впрок не идет, но факт остается фактом: чем сильнее мы им помогаем, тем хуже им становится. А чем хуже им становится, тем лучше наполняется бюджет.

Так что когда Медведев гордо надувает щеки и делает вид, что вызванный высокими ценами на нефть профицит это не случайность, а его заслуга, нашим геополитическим друзьям имеет смысл подумать над более тщательным выбором союзников: если Медведев не прав — он дурак, если прав — значит, Россия предает своих сторонников.

Впрочем, как показала практика, нефть штука ненадежная, и поэтому рассчитывать на сверхдоходы от ее экспорта нужно очень и очень осторожно. И на тот случай, если с нефтью фокус не удастся, у правительства есть простой план: взять деньги у нас с вами, как это уже произошло с НДС и акцизами на топливо.

В остальном это почти тот же самый бюджет, что и год назад: консервативный, милитаристский, антисоциальный. Если вычесть из него пенсии, силовиков, распилы и расходы на содержание раздутого аппарата чиновников, то все остальное — медицина, образование, СМИ, культура, спорт, ЖКХ, поддержка кинематографа и прочие расходы на что-то действительно полезное для общества уложатся в жалкие 10% от совокупных доходов бюджета.

Есть такая невеселая шутка: «чтобы корова давала больше молока и меньше ела, ее нужно чаще доить и меньше кормить». Глядя на этот бюджет, сразу становится ясно, что он готовит роль этой невезучей коровы нам: если котировки нефти удержатся на высоком уровне, то этих денег мы попросту не увидим. А если не удержатся, то государство найдет очередной способ выкачать их из нас. Вот, собственно, и все, что нужно знать о бюджете-2019.

Вадим Жартун, «Росбалт»

Источник