«Для Путина это, безусловно, нож в живот»

Фото: АР

— В пятую годовщину убийства Немцова мы знаем, как сидит в колонии непосредственный исполнитель убийства Заур Дадаев. Хорошо сидит. Мы все видели фоточки, — рассуждает российская журналистка Юлия Латынина на «Эхе Москвы». — Руслан Геремеев, его командир, который, напомню, летел с Зауром Дадаевым в Чечню на соседнем кресле после убийства Немцова. Его не сумели допросить, потому что следователи постучались в дверь, и надо же такому случиться — им никто не открыл!

И вот в пятую годовщину сенатора Геремеева, дядю Руслана Геремеева Владимир Владимирович наградил медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» за активную законотворческую деятельность. Я напоминаю, что Геремеев не внес в Думу ни одного законопроекта. И, собственно, это всё, что вы хотели знать об убийстве Немцова и боялись спросить. Напомню, кстати, что те люди, которые вышли на площадь, — по нынешним временам их всех можно хватать и шить им организацию «Сеть-2».

Вот мы не знаем, одобрял ли Путин это убийство у стен Кремля. Потому что напомню, что у нас есть показания, которые появились совсем недавно (что плохо), и который сообщил, что во время прямо Болотной Путин поехал в Гудермес, вотчину Кадырова и там беседовал с Кадыровым. И по итогам этой беседы Закаев после этого предупреждал Немцова. Понятно, что к этим показаниям есть вопросы. Закаев — это не тот человек, которому можно, безусловно, доверять. Но есть факт и факт совершенно невероятный, что сразу во время Болотной — мы знаем, что Болотная была для Путина абсолютным шоком, и Путин отнесся к Болотной более чем серьезно, — вот после этого Путин поехал не на Лубянку, поехал не в Вашингтон — он поехал в Гудермес. И есть доказательства. Там есть и новость какая-то, что они беседовали в Гудермесе о чем-то типа повышения уровня надоев.

НРЗБ Как нам усиленно рассказывают люди, приближенные к силовикам, наоборот, что Путин был в ярости. Я бы назвала эту кремлевскую версию. Ее усиленно распространяли в Москве. Говорили, что там был целый список людей, которые предназначались к ликвидации, что этих людей эфэсбэшники беззаветно спасали; что Путин был вне себя, когда это узнал, и это было, в общем, понятно, потому что тот человек, который может убить любого человека в России безнаказанно, и есть главный в России. И если это оказывается не Путин, для Путина это, безусловно, нож в живот.

Вот мы не знаем, какая из версий справедлива, но мы знаем, что Геремеева наградили в годовщину убийства. Это такой характерный жест.

Источник: charter97.org.