Гильотина от перхоти

Реклама

Игорь Яковенко
Фото: day.kiev.ua
К проблеме появления новых диктаторов.

Подумаешь — на выборах снова победил откровенный тиран и самодур. Подумаешь — еще один победил. И еще один. И еще. И как подумаешь об этом…

Президентом Бразилии, крупнейшей страны Южной Америки, пятой страны планеты по территории и населению, и седьмой — по объему ВВП, стал Жаир Болсонару — оголтелый расист, горячий сторонник военной диктатуры, пыток и казней.

Человечество в 21-м веке все чаще предпочитает простые ответы на сложные вызовы. Владимир Путин, идя к диктаторской власти, обещал «мочить в сортире» террористов. Россиянам это понравилось, Путин стал диктатором и «замочил в сортире» свободу слова, разделение властей, выборы, международное право, а теперь вот и своих главных поклонников — пенсионеров с их пенсиями.

Родриго Дутерте обрел доверие граждан Филиппин, когда сначала заставил туриста, курившего в неположенном месте, проглотить сигарету; затем призвал к массовым бессудным казням; а став президентом Филиппин, принялся обзывать глав других государств «дураками» и посылать подальше, в том числе и матом, Евросоюз, ООН и Папу Римского. Народу нравилось.

Жаир Болсонару — большой поклонник Трампа и пытается ему подражать. Как и его американский коллега, Болносару — абсолютный лидер среди политиков своей страны по численности аудитории в соцсетях, и по высказываниям, которые при хорошем к нему отношении можно квалифицировать, как экстравагантные, а при объективном – как человеконенавистнические. Вот некоторые из них.

«Смертная казнь должна применяться в случае любого преднамеренного преступления».

«Я – сторонник диктатуры. Мы никогда не решим серьезных национальных проблем с этой безответственной демократией».

«У меня пятеро сыновей. Четверо родились мужчинами, а в последнем случае я дал слабину и получилась женщина».

Депутату Марии до Росарио Болсонару сообщил, что она «недостойна, чтобы он ее изнасиловал».

Жителей бразильских деревень, населенных потомками темнокожих рабов, Болносару назвал «животными, недостойными даже размножаться».

Борцов за права темнокожих нынешний президент Бразилии обозвал «животными, которым следует вернуться в зоопарк».

Принято считать, что Гитлер стал ответом на вызов национального унижения немцев после поражения в Первой мировой. Что Путин стал ответом на паралич власти при позднем Ельцине. Что Трамп пришел к власти как антипод Обамы, с его попытками в политкорректных речах «растворить» острейшие внутриамериканские и мировые проблемы, которые в результате лишь обострялись. Жаир Болсонару в качестве ответа на разгул криминала коррупции — это гротескный вариант простого ответа на сложные вызовы. Гильотина против перхоти и мигрени.

Проблема в том, что безумие и гибельность простых ответов более или менее очевидна, а вот ответов, сложность которых сопровождалась бы их адекватностью вызовам современности, пока никто не предлагает.

Вот лишь некоторые вызовы, на которые нет адекватных ответов, а предлагаемые простые ответы ведут прямиком к самоубийству человечества:

Послевоенное мировое устройство, в виде бессильной ООН и Совбеза с правом вето у стран-победительниц в войне середины прошлого столетия, явно устарело. Никаких идей по новому мироустройству, имеющих шансы на реализацию, пока нет.

Нарастает и обостряется фундаментальное противоречие современности, между все большей глобализацией экономики и все большей локализацией политики.

Информационная глобализация приводит к взрыву социального недовольства в странах, безнадежно отставших от государств-локомотивов мирового прогресса.

Налицо фундаментальный кризис и отторжение значительной частью человечества либеральной идеологии Запада, ставшей основой современного экономического и политического мироустройства. Национализм и ксенофобия, которые становятся альтернативой отторгаемому либерализму, способны приводить к власти своих лидеров, но не в состоянии решить ни одной общественной проблемы.

Есть гипотеза, что новые лидеры, способные дать адекватные ответы на вызовы современности, появятся в результате глобального политического кризиса. Возможно, что это так. Главное, чтобы этот кризис не привел к столь острым и стремительным последствиям, при которых отвечать станет некому и нечем.

Игорь Яковенко, «Детали»

Источник
Реклама