Главпур вернулся

Илья Мильштейн
Фото: snob.ru
Чем обернется воссоздание политического управления российской армии.

Архаика, соединенная с ракетами на ядерном топливе, вроде торжествовала в российской армии повсеместно, но чего-то очень важного не хватало. Теперь эта недоработка устранена: в Минобороны восстановлено главное военно-политическое управление, занимавшееся политической агитацией личного состава.

К «Новому миру» Епишев, начальник Главпура, моментально занял резко враждебную позицию. Это из дневника Алексея Кондратовича, заместителя главного редактора в лучшем из советских литературных журналов. В «Новом мире» он занимался работой тяжелой и неблагодарной: поддерживал контакты с цензурными ведомствами, отстаивая позицию издания. Самым непримиримым из них было Главное политическое управление Советской армии и Военно-морского флота СССР (Главпур), что и неудивительно, ведь милитаризм и культура в принципе несовместимы. Если настоящая армия, по словам того же Епишева, должна готовиться к войне, то лютыми ее врагами в авторитарном государстве становятся настоящие писатели с их дезориентирующей военнослужащих злостной пропагандой гуманизма. Ну и, понятное дело, в лобовом столкновении с профессиональной армией охранителей, возглавляемой непреклонными генералами, деятели культуры обречены.

Правда, эта квазивойна протекает не только в тех кабинетах и на тех собраниях, куда, как на службу, ходил заместитель Твардовского. Битва еще протекает в истории, и тут проигравшие обыкновенно берут реванш. Они ведь записывают сказанное в кабинетах и с высоких трибун, они ведут дневники, куда заносят каждодневные свои унижения и беды, и хроника удушения годы спустя оборачивается для победителей кромешным позором.

Тогда намертво забытый Епишев ежели где и продолжает жить, то в этих летописях. С прямыми цитатами из его речей и инспированных Главпуром статей в какой-нибудь «Красной звезде». А также в мелких сносках, без лупы не разберешь, к большим биографическим текстам о писателях, которых генералитет безжалостно давил или великодушно пытался учить уму-разуму. Дескать, всякое выступление, проявляющее неуважение к офицеру, не способствует воспитанию личного состава, не надо нам таких выступлений.

Нынешняя гибридная эпоха всеядна, и ошибется тот, кто решит, что при позднем Путине у нас воссоздается одна лишь советская власть. И агитпроп сегодня другой, куда более раскованный, что ли, и военно-патриотическое воспитание со штурмом «рейхстага» под Москвой и батюшками, окропляющими ядерные ракеты, любого Суслова повергло бы в ужас. А что касается цензуры, то происходящее с ней в наши дни практически невозможно осмыслить.

С одной стороны, она запрещена Конституцией, чего бы никакой Андропов не потерпел, и до сих пор еще теплится жизнь в изданиях, где публикуются явно крамольные статьи. С другой стороны, в судах наших сурово карают за лайки и репосты, подобного чему никогда не было, даже во времена опричнины. Главпур, созданный в 1918 году, упразднен в августе 1991 года, и до сих пор считалось, что его как бы и нету.

До минувшего понедельника.

30 июля президентским указом эта структура воссоздана под тем же примерно названием — Главное военно-политическое управление Минобороны РФ, и уже известно имя нового начальника. Им станет 11-й заместитель Шойгу генерал-полковник Андрей Картаполов, в обязанности которого будут входить государственно-патриотическое воспитание и культурно-досуговое окормление бойцов. «В условиях глобального информационно-психологического противоборства неизмеримо возрастает роль морально-политического единства армии и общества», — не вполне по-русски, но доходчиво разъясняет обстановку зампредседателя Общественного совета при Минобороны Александр Каньшин, и потому учрежден новейший Главпур, который «будет организовывать, проводить и отвечать за морально-идеологическую составляющую в российской армии, тщательно учитывать в своей деятельности общественно-политическую ситуацию в стране, умело направлять энергию армейских коллективов на укрепление обороноспособности страны и повышение боеготовности войск».

Короче, управление под руководством Картаполова займется сохранением и приумножением патриотических традиций, как отмечено в указе, и это значит, что бесценный опыт Епишева опять востребован. Опровергая наши высокомерные исторические тезисы, он из бесславных сносок вновь призывается в строй. На современном, конечно, этапе, со всеми его «подмосковными рейхстагами», батюшками, возносящими молитвы во славу радиоактивного пепла, и рок-фестивалями под грохот танков, сопровождаемый образцово-показательными драками десантников.

Впрочем, нельзя сказать, что эта новость прямо повергает в шок независимого наблюдателя. Наоборот. Свежая новость про Главпур вызывает даже какое-то чувство удовлетворения, если использовать словарь застойных времен. А также радость узнаванья, если использовать поэтический словарь. Еще вчера, согласитесь, было несколько странно созерцать российскую армию в ее нынешнем состоянии, в эпоху победоносных оккупационных войн и перманентного реконструирования прошлых викторий — и без Главпура.

Архаика, соединенная с ракетами на ядерном топливе, вроде торжествовала в ней повсеместно, но чего-то очень важного не хватало. Теперь эта недоработка устранена. Теперь воцаряется гармония.

Неясно лишь, надо ли в обозримом будущем ожидать, что генерал Картаполов начнет вмешиваться в редакционную политику недобитых оппозиционных изданий и пресекать их чтение в воинских частях. Как раньше генерал Епишев своим волевым решением запрещал в армии подписку на «Новый мир». При всевластии ФСБ это, пожалуй, представляется излишним, поскольку может породить нездоровую конкуренцию между силовыми ведомствами. Хотя может и не породить. Задачи у них разные, но неприязнь к свободному слову должна как-то объединять.

В чем сомнений нет, так это в том, что для российской армии, российского общества и российской казны хорошо забытая структура во главе с 11-м заместителем станет явлением столь же вредоносным, как прежде для советских. По той причине, что патриотическое отупение никого еще не доводило до добра, в том числе и солдат. Особенно в такие годы, когда начальство склоняется к мысли превратить в казарму целую страну, которая должна готовиться к войне. Да это и не получается, как правило, и из старого дневника мы узнаем о том, сколь сладок был запретный плод для военнослужащих и как неуклонно увеличивалось в армии количество настоящих друзей журнала. До самого последнего дня, пока «Новый мир» не погиб, чтобы снова возродиться при новой оттепели — спустя каких-нибудь два десятилетия. Скоро, очень скоро по историческим меркам.

Илья Мильштейн, snob.ru

Источник