Год «делу медиков»: куда исчезли миллионы долларов и где фигуранты?

| |

Летом 2018 года КГБ Беларуси объявил о «раскрытии масштабной коррупционной схемы».

Схема была связана с закупками медицинского оборудования, передает «Белсат». В СМИ она получила название «дело медицинских функционеров» или «дело медиков». В течение года состоялся ряд судебных процессов, но судьба части фигурантов дела остается неизвестной, как и сущность коррупционной схемы, которая приводила к существенному завышению цен лекарств и оборудования.

Что говорили в КГБ?

Аресты по «делу медицинских функционеров» начались еще весной. Однако правоохранительные органы впервые выступили с официальными комментариями по теме только 25 июня 2018 года.

Председатель Комитета государственной безопасности Валерий Вакульчик рассказал тогда, что всего за взяточничество и уклонение от уплаты налогов «задержаны, заключены под стражу, а также применены другие меры пресечения в отношении 33 должностных лиц. А всего по делу проходит более 50 человек. Согласно следствию, взятки доходили до $ 350 тысяч за один раз. Деньги переводились на счета фирм в Гонконге, Литве, Латвии, России и ЮАР. Коррупционные схемы приводили к тому, что «стоимость и лекарств, и оборудования завышалась на 10-60%, в отдельных случаях на 100%», говорил Вакульчик.

«На взятки без преувеличения уходили миллионы долларов США. В результате обысков, добровольного возмещения ущерба, возвращения незаконно полученных средств в доход государства поступило более $ 15 миллионов», – отметил тогда глава КГБ.

КГБ рассказал, что во время обысков у медицинских функционеров находили крупные суммы денег:

— у генерального директора «Белмедтехника» Александра Шарака в тайнике обнаружено более $ 620 тысяч;

— у директора РНПЦ травматологии и ортопедии Александра Белецкого около $ 500 тысяч;

— у главного врача 1-й городской клинической больницы Минска Олега Фомина – около $ 140 тысяч.

По состоянию на январь 2019 года сообщалось: Комитет государственной безопасности ведет предварительное следствие по 4 уголовным делам, в рамках которых 93 человека имеют процессуальные статусы обвиняемых и подозреваемых: 30 должностных лиц системы здравоохранения и 63 лица – бизнесмены, руководители и работники коммерческих структур.

Кого осудили?

В январе 2019 года начались первые судебные процессы по «делу медицинских функционеров». Всего с января по июнь стали известны следующие приговоры:

— заместитель министра здравоохранения Игорь Лосицкий – 6 лет,

— начальник военно-медицинского управления Минобороны Алексей Еськов – 9 лет;

— начальник главного управления здравоохранения Гродненского облисполкома Андрей Стрижак – 7,5 лет лишения свободы;

— директор РНПЦ травматологии и ортопедии, академик Александр Белецкий – 7,5 лет;

— главный врач 12-ой городской клинической стоматологической поликлиники Владимир Кравченок – 5 лет;

— заведующий эндоскопического отделения 9-й городской клинической больницы Минска Андрей Савченко – 2,5 года;

— главный врач Минской областной больницы Андрей Королько – 4 года;

— главный врач 1-й городской клинической больницы Олег Фомин – 4 года;

— главный врач 9-й больницы Валерий Кушниренко – 5 лет колонии;

— заместитель главного врача медцентра МТЗ Сергей Семижон –7,5 лет;

— главный врач Республиканского центра медицинской реабилитации и бальнеолечения Сергей Корытько – 2,5 года «домашней химии».

,B.Где остальные фигуранты?

Простой подсчет приводит нас к выводу, что из 30 чиновников, проходивших по делу, осуждено только около трети. На этой неделе заместитель генерального прокурора Алексей Стук рассказал о новом процессе по «делу медиков», где на скамье подсудимых окажется 21 обвиняемый. Из них 8 – чиновники, представители системы здравоохранения.

По данным журналистов, в рамках этого судебного процесса обвинение выдвинуто директору Центра экспертиз и испытаний здравоохранения Александру Столярову, генеральному директору «Белфармации» Вячеславу Гнитию, его заместителю, руководителям областных отделений и представителям бизнеса.

Когда состоятся суды над остальными фигурантами дела – не сообщается. Также неизвестно, сколько человек остаются под стражей. Отметим, что еще в августе прошлого года в КГБ заявили, что часть фигурантов дела была освобождена из-под стражи «в связи с завершением с рядом обвиняемых основных следственных действий, их деятельным раскаянием и сотрудничеством со следствием».

На данный момент, например, неизвестна судьба генерального директора «Белмедтехника» Александра Шарака, у которого во время обыска было обнаружено более $ 620 тысяч. На сайте «Белмедтехника» его фамилии в списке руководства нет. В приемной предприятия сказали, что не знают где сейчас находится бывший директор и возможно ли с ним связаться.

Где деньги?

КГБ летом 2018 года говорил о взятке в $ 350 тысяч за один раз и о $ 15 миллионах коррупционных денег, которые были изъяты во время обысков или добровольно компенсированы обвиняемыми. Однако в рамках уже состоявшихся судов такие крупные суммы даже близко не фигурировали. Например, согласно следствию, всего замминистра Лосицкий получил взяток только на сумму $ 23,5 тысяч. Экс-глава системы здравоохранения Гродненской области Стрижак – $ 37 тысяч.

У директора РНПЦ травматологии и ортопедии Александра Белецкого изъяли почти $ 500 тысяч. Однако на суде фигурировали взятки только на суммы в 4 тысячи евро и 3 тысячи долларов. Что касается полмиллиона долларов, то эти деньги якобы не были связаны с профессиональной деятельностью – согласно Белецкому, их ему одолжили состоятельные друзья. Один из таких друзей – олигарх Александр Шакутин.

Аналогичная ситуация наблюдалась в деле главного врача 1-й городской клинической больницы Минска Олега Фомина: во время обыска в медико нашли $ 140 тысяч, но судили за взятки на сумму около трех тысяч долларов.

В чем была суть коррупционной схемы?

Когда Вакульчик излагал обстоятельства «дела медиков», то специально подчеркивал: в результате коррупции «цена и лекарств, и оборудования завышалась на 10-60%, в отдельных случаях на 100%». Однако во время судов прямая взаимосвязь между взятками и ценами не прослеживалась.

Чиновников не обвиняли в том, что они заключали невыгодные контракты и за взятки отдавали предпочтение компаниям, которые предлагали завышенные цены на оборудование. Если верить подсудимым, на тендерах все равно побеждали фирмы, что предлагали наиболее выгодные условия и наиболее качественное оборудование. Обратное сторона обвинения даже не старалась доказать.

Примечательно, что чиновников судили именно за взяточничество, но не за превышение или злоупотребление полномочиями. Поэтому суды по «делу медиков» пока не дали ответа на вопрос, кто виноват в высоких ценах на лекарства и оборудование.

Загрузка...
Предыдущая новость

Кто-кто от народа оторвался?

«Мы заставили чиновницу взять в руки Конституцию»

Следующая новость
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!