Гомельчанин выставил счет ГАИ на $40 тысяч

Реклама

Эта история кажется невероятной.

И невероятное в ней не только то, что пострадавший от произвола Госавтоинспекции гомельчанин оценил свои моральные страдания в баснословную по белорусским меркам сумму, но и сам факт того, как он эти страдания получил, пишет ABW.BY.

Фигурант этой истории, как принято говорить, особа, широко известная в узких кругах. Будь на месте этого человека другой, все, возможно, сошло бы на нет довольно быстро: гражданин согласился с протоколами, оплатил штраф и пошел бы топить свою печаль в том, в чем бюджет позволяет. Но правоохранительная система «напоролось» на блогера, известного как Павел Пашин, который не только стал доказывать, что невиновен в инкриминируемых ему сотрудниками ГАИ правонарушениях, но и намерен добиться возмещения морального вреда от незаконных действий милиции.

Впрочем, слово Павлу.

Место, где все началось…

— Началось все чуть больше года назад. 16 октября 2017 года я вышел из дома, чтобы поехать в ГАИ и передать заявление относительно спорных моментов по пришедшему «письму счастья». Двигаясь к остановке общественного транспорта, я увидел, что на парковке, на своем «рыбном» месте, дежурит экипаж ГАИ. Автомобиль стоял на улице Студенческой, недалеко от пересечения с проспектом Октября. Подумал: зачем мне ехать в отдел в другой конец города, если по закону можно передать заявление любому сотруднику ГАИ, который имеет право его принять под роспись. Я подошел к патрульному автомобилю. В этот момент его водитель — инспектор Кадетов — сидя за рулем, общался с водителем другого автомобиля. Я поздоровался со вторым инспектором — Семерьяновым — и попросил принять заявление, после чего тот пригласил меня присесть на переднее сиденье. Присев, я, обращаясь к обоим, попросил расписаться на повестке, кто ее принял. И тут Кадетов с недовольством в голосе стал спрашивать, кто я такой, и говорить, что он меня сюда не звал. Я сказал, что меня пригласил в патрульный автомобиль его коллега, и разъяснил Кадетову: если он будет таким тоном общаться со мной, то в отношении него я составлю жалобу.

По словам Павла, в этом месте находился автомобиль ГАИ, когда возник спорный момент:

— Когда я вышел из автомобиля, инспектор выскочил вслед за мной, обежал — автомобиль, вступил со мной в пререкания и объявил, что задерживает меня за то, что я нахожусь на проезжей части. Я ответил, что нахожусь на прилегающей территории — на парковке для автомобилей. Он ответил: «Сейчас разберемся, что прилегающая территория, а что парковка»… И при угрозе применения ко мне физической силы и спецсредств обязал вернуться в патрульный автомобиль.

Видя неадекватность и незаконные действия Кадетова, я заявил ему отвод в соответствии с главой 5 ПИКоАП, на что милиционер ответил, что принимает его словно вызов на дуэль. Мое ходатайство Кадетов полностью проигнорировал, также впоследствии его проигнорировал и орган, ведущий административный процесс, что подтверждается постановлениями ГАИ о наложении административного взыскания в виде штрафов.

После этого я позвонил в службу 102 и вызвал следственно-оперативную группу (СОГ). Вместо СОГ позже пришел участковый инспектор.

Здесь и далее ABW.BY приводит видео, размещенные на Youtube-калане Павла.

— Дальше было что-то совсем невероятное, — продолжает Павел. — По понятным одному Кадетову причинам он провел в отношении меня личный обыск, изъял наручные часы, телефон, ключи, сложил всю изъятую у меня личную собственность в прозрачную папку-файл, которую не опечатал. Какое отношение мои личные вещи имели к административному правонарушению, для меня до сих пор остается загадкой. Но я препятствовать этому не стал, начал задавать уточняющие вопросы Кадетову, на что последний четко и мотивированно ответить не смог.

Видя перед собой вооруженного и неадекватно ведущего себя сотрудника милиции, который представлял реальную угрозу моему здоровью и жизни, я под протокол личного обыска передал ему свои личные вещи.

После этого Кадетов спросил, есть ли у меня при себе паспорт. Я ответил, что паспорта нет, но я водитель и меня можно «пробить» по «Кулону». На что он ответил: «Кулон» не работает. Я задал вопрос о ФИО командира, который выпустил на линию этот экипаж с неисправным спецприбором. Этот вопрос Кадетов проигнорировал, а вместо ответа объявил, что доставляет меня в РОВД для установления личности.

В пути следования в РОВД я находился на переднем пассажирском сиденье патрульного автомобиля. За рулем был Кадетов, позади него сидел Семерьянов, а позади меня — участковый. Мы подъехали к перекрестку, загорелся красный свет, Кадетов остановил автомобиль. Пока стояли на «красный», я повернулся к Семерьянову и спросил: «Мои личные вещи у вас?» На что Семерьянов ответил утвердительно и кивком головы показал, где они лежат. В этот момент Кадетов сказал, что я отвлекаю его от управления.

— В этот момент автомобиль находился не в движении, в салоне играла музыка, работала рация, по телефону разговаривал участковый. Я ответил Кадетову, что обращаюсь не к нему. После этого водитель патрульного авто нажал кнопку аварийной сигнализации, объявил, что привлекает меня к ответственности за нарушение пункта 24.1 ПДД. Все происходящее зафиксировал видеорегистратор, установленный в патрульном автомобиле, запись с которого я получил в ГАИ. Отдельного внимания заслуживает то, что инспектор застопорил движение на перекрестке, вынудив водителей других транспортных средств, включая автомобиль скорой помощи, который ехал за патрульным авто, объезжать его, не выставил знак аварийной остановки…

В РОВД в отношении Павла Кадетовым были составлены административные протоколы по ч.1 ст.18.23 КоАП РБ, п.17.1 и п.24.1 ПДД РБ, личные вещи ему вернули.

— В ходе составления протоколов Кадетов опросил своего напарника Семерьянова, который без стеснения дал заведомо ложные пояснения о том, что Кадетов был вынужден остановить служебный автомобиль из-за меня, — подчеркивает Павел.

На следующий день после произошедшего я подал заявление в областную прокуратуру на незаконные действия должностных лиц. К ней я приложил диск с видео- и аудиозаписями, которые подтверждали противозаконные действия Кадетова и Семерьянова. Впоследствии указанная жалоба была переадресована в УГАИ УВД Гомельского облисполкома. Прокуратура в эту проблему не вмешалась, несмотря на то, что в силу статьи 125 Конституции РБ, статьи 2.15 ПИКоАП и Закона РБ «О прокуратуре» прокурор осуществляет надзор за точным и единообразным исполнением законов, декретов, указов и иных нормативных актов должностными лицами на всех стадиях административного процесса.

31.10.2017 заместитель начальника УГАИ Гомельского облисполкома А.Н. Гаркуша своим постановлением признал протоколы Кадетова в отношении меня составленными в соответствии с требованиями ПИКоАП, действия сотрудников ГАИ — законными, и сообщил, что во время административного процесса ничьи права и законные интересы нарушены не были. Меня признал виновным в инкриминируемых нарушениях, указал привлечь меня к административной ответственности, а мое заявление оставил без удовлетворения. Постановление являлось окончательным и обжалованию не подлежащим.

01.12.2017 состоялось рассмотрение моего дела в ГАИ, по итогам которого начальник МО ГАИ Кухаренко Н.П. вынес постановление, которым признал меня виновным и подвергнул административным штрафам по каждому протоколу в размере 3 базовые величины и путем сложения окончательный штраф назначил в размере 3 базовые.

Во время рассмотрения дела я попросил Кадетова составить схему того, как я двигался, якобы нарушая пункт 17.1 ПДД. Согласно составленной Кадетовым схеме, я шел по пешеходному переходу, а потом вдруг срезал часть дороги, направившись к патрульному автомобилю по проезжей части. Эту схему я передал Кухаренко Н.П., он ее принял, но к материалам дела не приобщил.

Это постановление я обжаловал в суде Железнодорожного района Гомеля. Суд выявил массу нарушений в действиях сотрудников ГАИ и нестыковок и вернул дело на новое рассмотрение.

Дело пошло на новый виток. Кухаренко снова вынес постановление о привлечении меня к ответственности в виде штрафа в размере 2 базовые, после чего я снова пошел в суд Железнодорожного района. На этот раз суд вынес решение оправдать меня по одному из обвинений — по пункту 24.1 ПДД, а за «хождение по дороге» (пунктт 17.1 ПДД) оставил в силе, сумму штрафа снизил до 1 базовой.

Я подал исковое заявление о возмещении морального вреда к УВД и УГАИ в суд Центрального района Гомеля, видя в этом единственную надежду опросить в судебном разбирательстве всех сотрудников ГАИ, принявших активное участие в незаконном привлечении меня к административной ответственности, и с добытыми дополнительными доказательствами обратиться в центральный аппарат СК РБ.

Из искового заявления:

Однако на судебные заседания по исковому заявлению сотрудники ГАИ, будучи вызванными судом, не явились для опроса, их представитель Родионова В.Н., бывшая сотрудница милиции, исправно передавала заявления ответчиков о том, чтобы разбирательство прошло без их участия.

Через несколько судебных заседаний суд объявил о дате оглашения решения, однако решение не состоялось, разбирательство продолжилось. Суд вызвал инспекторов Кадетова и Соколовского. По результатам разбирательства суд инициировал служебную проверку в отношении Кадетова, рассмотрение дела было отложено на неопределенный срок.

Одновременно я обжаловал постановления о привлечении меня к ответственности за нарушение пункта 17.1 ПДД. Жалобу рассмотрели относительно быстро, и судья облсуда Хорошко отменил постановления ГАИ и районного суда как незаконные и необоснованные. Также суд указал, что я был задержан и привлечен к ответственности за нахождении на парковке, что видно из видеозаписей, имеющихся в материалах дела. Облсуд направил дело в ГАИ на новое рассмотрение иному лицу. Также облсуд обязал ГАИ уведомить о результатах рассмотрения дела без напоминания.

Однако разбирательство в ГАИ не состоялось. Ведомство «слилось» по срокам, и меня пригласили лишь для вручения уже готового постановления о прекращении в отношении меня делопроизводства в связи с истечением сроков привлечения к ответственности в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 9.6 ПИКоАП. С указным постановлением я также не согласен и буду его обжаловать.

Павел уверен, что ГАИ специально тянула время и вместо того, чтобы прекратить дело в виду отсутствия состава правонарушения, повернула все таким образом, чтобы исключить возможность истребования компенсации морального вреда. Но, как говорится, не на того нарвались.

Павел по-прежнему настаивает в компенсации за причиненный ему милицией моральный вред. В общей сумме Павел затребовал выплатить ему 80 тысяч рублей: 10 тысяч — с Управления внутренних дел Гомельского облисполкома, по 6 тысяч — с каждого ответчика (старшего инспектора Кадетова, инспектора Семерьянова, командира взвода Пашкевича, замначальника УГАИ УВД Гомельского облисполкома Гаркуши, начальника МО ГАИ УВД Гомельского облисполкома Кухаренко). Также Павел выставил дополнительные исковые требования в размере 20 тысяч рублей с ответчика — Управления внутренних дел Гомельского облисполкома и 20 тысяч рублей — со старшего инспектора БДПС УГАИ УВД Гомельского облисполкома майора милиции Кадетова В.Н.

Гомельчанин и его товарищи составили коллективное обращение с просьбой дать оценку действиям должностных лиц ГАИ УВД Гомельского облисполкома и получили такой ответ

29 октября состоялся очередной суд, однако рассмотрение дела было перенесено на 9 ноября. Одной из причин такого решения стало отсутствие у суда результатов служебной проверки, инициированной судом в отношении инспектора Кадетова перед начальником УВД Гомельского облисполкома по признакам административного правонарушения, предусмотренного ст. 24.4 КоАП РБ «Заведомо ложное объяснение или заявление» и необходимость уведомить других ответчиков, в отношении которых подано дополнительное исковое заявление о возмещении материального ущерба.

Павел считает, что судебное разбирательство этой истории не будет быстрым.

Реклама