Гособлигации России рухнули рекордно с «черного вторника» 2014 года

Река «горячих» иностранных денег, которая текла в рубль и российские государственные облигации, поддерживая курс и подпитывая федеральный бюджет, развернулась вспять, пишет finanz.ru.

На фоне обвала цен на нефть и девальвации рубля на торгах Московской Биржи во вторник цены долговых бумаг правительства РФ рухнули рекордно за 5 лет.

Индекс RGBI, отслеживающий котировки облигаций федерального займа, к 18.31 мск спикировал на 3,03%, что стало вторым худшим падением за всю его историю. Больше — на 8,9% за день — индекс терял лишь однажды — в «черный вторник» 16 декабря 2014 года, когда ЦБ вздернул ключевую ставку до 17% годовых, а курсы доллара и евро за несколько часов взлетели более чем на 20 рублей.

«Настроение рынка сейчас — это шок и попытки понять, что делать дальше», — констатирует портфельный управляющий УК «Райффайзен Капитал» Станислав Токуда. Неожиданный выход России из нефтяного союза с Саудовской Аравией и начало крупнейшей с конца XX ценовой войны застигло инвесторов ОФЗ врасплох.

Цена 7-летних ОФЗ 26207 по итогам торгов рухнула 3,01% (до 107,85% от номинала) при рекордном за год объеме сделок; 19-летние ОФЗ 26230 обвалились на 5,65%, чего не было ни разу за все время обращения выпуска. 14-летние ОФЗ 26225 потеряли 4,6%, 9-летние ОФЗ 26225 — 3,77%.

Рынок госдолга, а с ним — и курс рубля сидят на «пороховой бочке» размером 3 триллиона рублей — это объем облигаций на руках у иностранных инвесторов .Продажи госбумаг естественны после такого падения нефти и с учетом того, что нерезидентам принадлежит треть ОФЗ, говорит начальник управления операций с ценными бумагами МТС-Банка Роман Дмитриев.

В прошлом году иностранцы принесли рекордные 19,5 млрд долларов на рынок, скупая рубли и вкладывая их в госбумаги. Последние два дня торгов приносят им убытки в долларовом выражении почти на 10% — за счет девальвации и обвала цен ОФЗ.

Это стимулирует нерезидентов продавать, отмечают аналитики «Атона». В результате ситуация грозит замкнуться в порочный круг: иностранцы избавляются от бумаг, получают рубли, конвертируют их в доллары, толкая курс «американца» вверх и провоцируя новую волну продаж.

  Что означает запрет Пентагона на запуск спутников с помощью России

К началу вечерней сессии на МосБирже курс доллара достиг отметки 72 рубля (+5%), евро — 81,62 рубля (+5,3%). Рынок оказался крепче, чем ждали, говорит главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова: накануне в Лондоне курсы взлетали до 75 за доллар и 85 за евро.

Рубль держится исключительно за счет поддержки ЦБ, пишут аналитики банка «Санкт-Петербург»: со вторника Банк России продает валюту из ФНБ, чтобы сбить панику. Де-факто ЦБ резервами расплачивается с держателями облигаций Минфина, говорит дилер «дочки» западного банка.

Покупателей на рынке мало — реализовать большие объемы трудно; к иностранным продавцам, вероятно, присоединяются и отечественные инвесторы, тем более что многие из них теперь ожидают повышения ключевой ставки ЦБ, констатирует «Атон».

«Снижение нефти на каждые 10 долларов за баррель вызывает ослабление курса рубля на 5 рублей за доллар. Таким образом, если цены на нефть сохранятся на уровне примерно 35 долларов за баррель в ближайшем будущем, курс рубля закрепится у отметки 75 рублей за доллар», — прогнозирует Орлова.

Этот сценарий, впрочем, может оказаться оптимистичным. «Если переговоры ОПЕК+ не возобновятся, если не будет никакой сделки, мы вполне можем увидеть обвал нефти до 20-25 долларов за баррель. Тогда рубль будет стоить 90 за доллар, а ставки ОФЗ — даже сложно предположить», — говорит Дмитриев из МТС-Банка.

Аукционы госдолга приостановлены «до стабилизации ситуации на рынке», объявил во вторник Минфин. По плану, правительство намеревалось занять 1,7 триллиона рублей, чтобы профинансировать бюджет.

Теперь Минфину приходится полагаться на ФНБ, которого, по оценке главы ведомства Антона Силуанова, хватит на 6-10 лет при нефти по 25-30 долларов за баррель.

Но это простая арифметика, сколько бюджет потеряет налогов при определенной цене на нефть, а есть еще опосредованные эффекты — снижение потребительского спроса, темпов роста экономики, ненефтяных доходов бюджета, соответственно бюджет страдает намного больше, возражает главный экономист БКС Владимир Тихомиров.

«Поэтому замещения выпадающих доходов из ФНБ просто для поддержки социальных расходов может хватить на гораздо меньшее количество времени», — предупреждает Тихомиров.

Источник: charter97.org.

Румас: Докатились до того, что предприятия, выпросившие господдержку, оказывают спонсорскую помощь

Белорусам рекомендуют не посещать Италию и Израиль