Как бы выглядел Минск, если бы его строили по генпланам

Минск — один из немногих городов, который развивался и рос на научной основе и строго по генеральным планам.

В советское время этому плану следовали неукоснительно, поэтому многое из задуманного было реализовано еще до 90-х годов. В постсоветское время планы градостроителей несколько раз менялись, и это не могло не отразиться на развитии столицы, на ее архитектурном облике. Михаил Гаухфельд, заместитель председателя Белорусского союза архитекторов, в прошлом — главный архитектор УП «Минскпроект», рассказал tut.by, как могла бы выглядеть Каменная Горка и проспект Победителей, почему ему нравятся старые районы, какие градостроительные ошибки уже допущены и каких еще можно избежать.

Самый верный план

— Минск — это город, построенный фактически заново в 40−90 годы ХХ века, — говорит архитектор Михаил Гаухфельд. — После войны город развивался на научной основе. Все генпланы начиная с послевоенных годов и до распада Советского Союза реализовывались на 80−90 процентов. Потому что был единый заказчик в лице государства. Приведу один пример неукоснительного следования Генплану: нынешний проспект Машерова — бывшая улица Варвашени, — когда ее проложили на генплане, задевала пятиэтажный жилой дом квартир на 60. Его снесли, чтобы проложить современную многополосную магистраль.

Октябрьская площадь, 1953 год. Фото из архива Михаила Гаухфельда

Генплан Минска 1965 года

С начала 90-х годов был резкий спад в строительстве, что отразилось и на градостроительстве. Искали любых заказчиков, любые формы денежных вливаний для того, чтобы хоть что-то продолжать строить. Тем более что база была очень мощная. Я имею в виду заводы крупнопанельного домостроения в Минске, одни из лучших в СССР, мощные строительные тресты и проектные институты.

Постсоветское градостроительство — это уже 21-й век. После падения в 90-х начался медленный подъем, он последовательно выразился в трех генеральных планах Минска, хотя правильно говорить о трех корректировках.

Генплан Минска 1985 года

Первый генплан утвердили в 2003 году, второй в 2010-м, и третий — в 2016-м. Они были противоречивы.

В первом генплане было осмыслено положение Минска как столицы независимого государства. У города появлялись новые функции, под которые нужны были новые здания государственной власти, посольств, представительств и так далее, появились частные застройщики.

Генплан 2010 года. Кольцевая оказалась внутри границ города

Генплан 2010 года показывал один из возможных сценариев развития столицы: что будет, если строить 2 миллиона квадратных метров жилья в год (тогда именно такая задача была поставлена руководством страны). Соответственно, к этому жилью была спроектирована и вся инфраструктура. Тогда все увидели, что Минск «выплеснется» за МКАД и будет занимать в два раза большую площадь, чем он занимал до этого. И то при условии, что будет вестись высокоплотная застройка с домами повышенной этажности.

В последнем генплане приоритеты поменялись: нельзя сосредотачивать все население страны в Минске. И появилось директивное решение развивать город в пределах кольца. А все остальное — за его пределами: пригороды, которые формально подчинены Минскому району и области. За пределами кольцевой предполагалось индивидуальное коттеджное и другое малоэтажное строительство. Если раньше была цель построить как можно больше жилья, то теперь — сделать город более комфортным для проживания и выполнения всех функций столицы республики.

Но город все же вышел за МКАД: появились Новая Боровая, Копище, район в Уручье на месте военного городка, быстрыми темпами застраиваются Боровляны. В планах — строительство района Зеленый Бор и Ноттингем. Так что удержаться в своих границах городу не получилось.

Каменная Горка — дома до 9 этажей с подземными паркингами

Отметим, что таких районов массовой однотипной застройки, как Каменная Горка, в Минске уже не предвидится. Хотя аналогичные ему, только с меньшим количеством жителей, еще строятся — это Сухарево, Михалово. И жители этих районов столкнутся с теми же проблемами, на которые жалуются жители Каменной Горки.

По словам Михаила Гаухфельда, все основные крупные районы были заложены в советское и постсоветское время. Однако не все прогрессивные решения реализованы. Каменная Горка должна была быть другой.

— В период, который мы называем «бумажной архитектурой», в 90-е годы, был запроектирован район Каменной Горки. В первом варианте он предполагал квартальную застройку относительно невысокой этажности — до 7−9 этажей, с подземными паркингами. Это был проект нового современного района, за который авторам даже дали премию на очередном архитектурном конкурсе.

Вид на Каменную Горку с высоты
Фото: TUT.BY

Потом, правда, градостроителей заставили все это переделать под крупнопанельные жилые дома высотой 9, 12, 16 этажей — под номенклатуру минского домостроительного комбината (МАПИД). Понятно, что под новые условия были переделаны и планировочные решения.

Самое страшное, что никакой домостроительный комбинат не мог освоить строительство подземных паркингов. Поэтому вдоль кольцевой магистрали все земли, где сейчас расположены торговые центры, были запроектированы как территории коммунальной зоны Каменной Горки. Там должны были размещаться многоэтажные паркинги (до 9 этажей) на 20 тысяч машино-мест. Понятно, что никто их не построил: все понимали, что жители района не будут покупать дорогие места для своих автомобилей. А жилье за счет кредитов тем не менее активно строилось. Слава Богу, что там оставили свободные места по проекту и там позже достроили все объекты инфраструктуры: детские сады, школы и поликлиники, магазины.

Сейчас население Каменной Горки, которое стояло в очередях на квартиры, недовольно, потому что некуда поставить машину, сложно выехать со двора и так далее. Но эти проблемы были заложены изначально. Никто не говорит, что строить паркинги в коммунальной зоне уже поздно. Но будут ли покупать там места?

Новый район за кольцевой

Ошибки учтены в «коммерческих» районах.

— Застройщик Новой Боровой умудрился из обычных домов КПД построить нечто новое благодаря дизайнерским и хорошим градостроительным решениям: свободные от машин дворы, площадки для детей и взрослых, площадки для спорта, хорошее благоустройство. Молодые дизайнеры сумели сделать необычные для Беларуси фасады, и это тоже новое слово в градостроении. Подобное устройство мы, архитекторы, также закладывали в проекты микрорайонов, но до реализации дело не доходило.

«Новая Боровая»

— В Минске мне больше нравятся те районы, которые возводились в 70-е годы, — продолжает Михаил Гаухфельд. — Тогда были совершенно иные нормативы плотности жилья. Например, Восток-1, Восток-2, Зеленый Луг — 5 и другие. Там действительно приятно жить, вся инфраструктура построена, территория озеленена. А то, что жилой фонд ветшает, — так его нужно ремонтировать, модернизировать, обновлять.

Микрорайон Восток-1
Фото из архива Михаила Гаухфельда

Современные районы типа «Маяка Минска» мне несимпатичны из-за очень плотной застройки: дома с квартирами окно в окно. Место прекрасное: метро, парки вокруг. Это уже привлекает и поднимает цену жилья. В Европе такие дома строят со встроенными бассейнами, кинотеатрами и так далее. Понятно, что это ведет к удорожанию жилья, и я сомневаюсь, что наш средний гражданин сможет купить квартиру в таком доме. На Западе в таком жилье живут молодые обеспеченные люди. А как только они обзаводятся семьей и появляются дети, покупают или снимают коттедж за городом. У нас, как правило, покупают квартиры для жизни семьи с детьми. А потом жалуются, что далеко поликлиника, школа и остальное.

«Маяк Минска»
Фото: TUT.BY

В Минске уже есть новые кварталы, где нет ни детских садов, ни школ, ни дворовой территории. Это, конечно, большой промах и ошибка тех, кто разрешил такое строительство.

Сносить или оставить?

Отдельная тема для обсуждения — оправдан ли снос старых районов малоэтажных многоквартирных жилых домов ради высокоплотной многоквартирной застройки?

— Снос оправдан там, где жилье обветшало и его целесообразнее снести, а на этом месте построить что-то более интересное, современное и окупаемое. Нельзя оставить все, город должен развиваться. Но нельзя и сносить все подряд. Можно оставить самую яркую часть района каждого исторического периода с приданием ей статуса историческо-культурного наследия. Так делают во многих городах Европы.

Старая застройка в районе Тракторного завода
Фото из книги Кириченко

Если специалисты говорят, что застройка Тракторного завода уникальна как советское городское поселение при заводе периода 40−50-х годов и что в таком виде его нигде больше нет, это является аргументом взять его под охрану государством.

Район Осмоловка.
Фото: Елена Зуева, TUT.BY

Вопрос о сносе Осмоловки снят временно — пока не появился инвестор. Если же Осмоловку государство возьмет под охрану как памятник архитектуры, снести район будет гораздо сложнее.

Михаил Гаухфельд отмечает, что чем больше видов застройки, тем город интереснее и богаче в архитектурном смысле.

— Последний генплан 2015 года не требует тотального сноса частного сектора. Каждый раз «Минскградо» делает план детальной планировки районов и анализирует, сколько и каких зданий можно снести. Если это хорошие, современные коттеджи и они не выходят за существующие красные линии улиц, их сохраняют. Сейчас политика такова, что сохраняют и полуветхое жилье с расчетом на то, что владельцы модернизируют его или продадут тем, кто в состоянии построить на его месте современный дом.

Премия СССР за озеленение и благоустройство

Одним из важных достижений минского градостроительства советского периода стало создание системы парков, скверов и бульваров во всех районах города начиная с проспекта Независимости, рукотворное создание водно-зеленого диаметра и двух водно-зеленых полуколец.

Водно-зеленая система Минска в 2017 году: зеленый цвет — водно-зеленый диаметр и Слепянская водная система, фиолетовый — планируемая Лошицкая водная система

Посмотрите на генпланы 1965 и 1985 годов. За них минские архитекторы получали награды и премии. В 1980-е была построена Слепянская водно-парковая система от Цнянского до Чижовского водохранилища — ею мы гордимся, за нее авторы получили Государственную премию СССР. Вторую половину диаметра вдоль ул. Маяковского на продолжении Свислочи и второе полукольцо по рекам Лошица и Мышка так и не достроили.

Возможно, цепь водохранилищ и парков будет построена. Но есть и опасения, что водно-зеленый диаметр постепенно просто застроят. У нас в каждом последующем генплане эти зеленые зоны ужимаются и официально передаются под другие функции. Там появляется малоэтажное и многоэтажное жилье, спортивные и деловые центры. Наиболее спорные — это все те, что построены вдоль проспекта Победителей со стороны парка Победы. По первоначальным генпланам, это все планировалось как зеленая зона — «легкие города». Теперь мы видим, что от нее остался только парк Победы и отдельные фрагменты. В центре города также наблюдаем постоянные попытки в зеленой зоне разместить тот или иной крупный объект или комплекс. Самый неудачный все знают — возле цирка.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Рядом, на месте ВДНХ, планируют 8−12-этажный комплекс зданий. Это будет очередная градостроительная ошибка: лучше на этом месте оставить зеленую зону, сделать что-то по примеру московского парка «Зарядье».

Чем гордиться?

Безусловно, есть и хорошие примеры градостроительных решений.

Фото из архива Михаила Гаухфельда

Фото из архива Михаила Гаухфельда

Фото: TUT.BY

— Появились новые парки и скверы, зоопарк. За последние годы реконструированы (и я считаю, достойно) парк Челюскинцев, Лошицкий парк, парк Победы, парк 900-летия Минска, бульвары по ул. Комсомольской, Ленина и другие. Это наша гордость, и это можно показывать на любом мировом архитектурном уровне.

Лошицкий парк

Таких объектов много, и я даже не все назову. Были у нас и хорошие примеры реконструкции знаковых для Минска зданий. Это и Оперный театр, и филармония, Купаловский театр, Молодежный театр, ТЮЗ, Дворец спорта.

Троицкое предместье, 1912 год. Фото из архива Михаила Гаухфельда

Фото из архива Михаила Гаухфельда

Вид на Старый город, 2017 год
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Отдельная тема — воссоздание исторического центра Минска, который воскрес на глазах у современного поколения и продолжает восставать из небытия. Конечно, это все новострой, немало допущено ошибок, но многое сделано очень профессионально и достойно.

После 90-х построено очень много. И только время рассудит, что из этого станет историей минской градостроительной архитектуры, а что будет заслуженно перестроено.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Минские градостроители

— Обязательно хочу назвать фамилии минских градостроителей с 40-х годов до наших дней: это народный архитектор СССР Владимир Король — руководитель послевоенного восстановления города. Наум Трахтенберг — главный автор довоенного и первого послевоенного генплана Минска. Заслуженные архитекторы БССР Юлий Пурецкий и Ярослав Линевич — главные авторы генпланов 1965 и 1985 годов и их корректур советского периода. Василиса Шильняковская, разработавшая зеленые зоны Минска и пригородов. Борис Юртин, Федор Жлобо и их младшие коллеги, создавшие Слепянскую водную систему и большинство парков в городе. Александр Колонтай — главный автор генплана 2003 года. Александр Акентьев главный автор генпланов Минска 2010 и 2015 годов и многие, многие архитекторы, инженеры и другие специалисты десятков направлений деятельности, которые могут с гордостью называть себя «Мы — градостроители».

Источник