Как Грузия имидж Путина изменила

Константин Эггерт
Правитель РФ выходит за рамки традиционного жанра.

Для начала немного истории от президента РФ Владимира Путина. Грузия — страна, виновная в геноциде осетин в 1919-1920 годах. Сталин (тот самый, который «неоднозначная фигура», «принял с сохой, а оставил с ядерной бомбой» и т.д.) творил страшные расправы над абхазами руками Берии в интересах Грузии. Войну 2008 года развязал Саакашвили при поддержке кого? Правильно! Американцев. Сам Путин, человек «терпеливый и гуманный», уговаривал Михаил Николаевича не искать лавров Сталина, но поскольку тот войну все же начал, то пришлось защищать несчастных абхазов и южных осетин.

Обругавшего его журналиста грузинского телеканала «Рустави-2» Георгия Габунию Владимир Владимирович на встрече с прессой в Екатеринбурге 9 июля презрительно пожурил, но в суд подавать на него не станет. Санкции против соседней страны свою абсолютно независимую Государственную думу и свое абсолютно независимое правительство просил не вводить. В Госдуме героически отказались снимать с повестки дня вопрос о запрете импорта грузинского вина. Но что-то мне подсказывает, что ее сопротивление будет недолгим.

В общем, танки «Армата» остались в капонирах, а истребители-бомбардировщики «Су» — в ангарах. На короткой встрече в Екатеринбурге Путин предстал в роли «миротворца, мудрого и великодушного человека». Грузия, руководство которой осудило телеведущего оппозиционного ему телеканала, спасена, но публично унижена. Сделано это Путиным на потребу аудитории гостелевидения плюс — что немаловажно — тех на Западе, кто мечтал бы отдать Москве всех этих «строптивых» грузин и прочих молдаван, снять санкции и начать зарабатывать деньги вместе с Владимиром Владимировичем, Игорем Ивановичем и представителями других «лучших семейств» России.

Читайте также:  Михаил Бондаренко: Люди благодарят за флаги и возможность пообщаться

Путинский визит на Урал вообще вышел за рамки традиционного жанра «поездка начальника по региону». Помимо разрядки кризиса с Тбилиси российский лидер выступил с программной речью перед участниками Второго глобального саммита по производству и индустриализации, глобальность которого до появления на нем Путина была очевидна не всем. Президент РФ в своем фирменном язвительно-простонародном стиле обрушился в своей речи на сторонников возобновляемых источников энергии. Мол, от ветряков одни убытки, птицы гибнут миллионами, и черви лезут из-под земли. По сути, он развил линию, столь успешно начатую печально знаменитыминтервью газете The Financial Times. В нем не было ни слова про Крым, войну с Украиной или Скрипалей, зато были пространные рассуждения о глобальном «кризисе либерализма». Затем Путин пообщался со студентами и преподавателями Уральского федерального университета, наглядно опровергая измышления врагов, что он далек от молодежи. Было также общение с многодетной семьей и «спонтанный» выход из бронированного лимузина в широкие массы сотрудников ФСО (простите — простых екатеринбуржцев).

«Обманщик» Обама и вечный Путин

Можно сколько угодно язвить на тему «перепуганных червей» и образа Сталина, который в зависимости от политического контекста переливается у Путина всеми цветами радуги. Но факт остается фактом: бессменный глава российского авторитарного режима активно обновляет свой международный имидж всемирного лидера правоконсервативных сил, защитника развивающихся стран (и по совершенно случайному совпадению — «Газпрома» с «Роснефтью») от новомодных трендов типа «зеленой энергетики», человека здравого смысл, защитника семейных ценностей. Ради этого он готов даже не мстить за личные обиды. Хотя кто знает, что подумали о поступке Габунии какие-нибудь жители Северного Кавказа, которые раньше не раз обижались на критиков Кремля — со смертельным для этих критиков исходом.

Читайте также:  Марюс Лауринавичюс: Президент Литвы вернется к жесткой позиции относительно Лукашенко

Путин продолжает культивировать у части наивной западной общественности комплекс вины за мнимые «унижения» России. Раньше это была изношенная до дыр история про обещание Запада Горбачеву не расширять НАТО. Теперь появилась новая — про коварного Барака Обаму, якобы не выполнившего какие-то телефонные договоренности по Украине в 2014 году. Для нового залпа кремлевской пропаганды свои услуги охотно предоставил лучший друг диктаторов всего мира и неутомимый борец с американским империализмом режиссер Оливер Стоун.

Отцы-основатели настоящего консерватизма — лорд Актон, Уильям Бакли, Фридрих фон Хайек — пропеллерами крутятся в могилах от такого «наследника». Ведь они отстаивали принципы правового государства, свободной экономики и свободной личности. Но они на том свете, а Путин с нами. И делает все, чтобы это продолжалось еще очень долго. Причем ему явно нравится его нынешняя роль — современного Марка Аврелия, размышляющего о судьбах мира в перерывах между политическими битвами и подсчетом выручки госкорпораций.

Путин пытается одновременно быть современным и застолбить собственное место в истории. Он никуда не собирается уходить — ни в 2024-м году, ни позже. А как это будет обеспечено — не имеет значения.

Константин Эггерт, «Немецкая волна»