Как меня загоняли в БРСМ и что из этого вышло

Дмитрий Гурневич
Приехал какой-то мальчик из Столбцов со взглядом и физиономией Путина.

Наслушался сегодня историй, как других насильно тащили в этот БРСМ. Когда я был в 10-м классе, то это был 2000 год. Уже исчезли политики и Завадский, но в то время нас еще настойчиво просили.

Приехал какой-то мальчик из Столбцов. Наклей ему погоны на плечи – чистый гэбэшник со взглядом и физиономией Путина. То распинался о дискотеках (как будто нам их в деревне не хватало). Учителям это ни секунды не было нужно, они прекрасно чувствовали, что это за оно, новый «комсомол». Поэтому наша школа была последней в районе, где не было БРСМ (БПСМ). Никто нас не упрекнул, для вида только сказали: дети, хорошо подумайте.

Через 3-4 года все изменилось. Из учителей сделали рабов. Пиши планы, собирай деньги, клей обои, красят коридор, и создавай БРСМ. Мои многие учителя начали уходить на пенсию до пенсии. Получали копейки. И когда я их видел, то они открыто говорили: «Это уже не та школа». Кто-то возвращался в школу кочегаром с дипломом вуза, но только чтобы быть подальше от маразма. И когда мы с друзьями, когда были уже студентами, уговорили (это длилось 5 минут) самораспуститься свежо созданную ячейку БРСМ, то младшие друзья так и сделали. Учителя обезумели. 4 женщины кричали на меня, что я хочу, чтобы «наши дети умирали в Чечне». Какая-то мадам, которая пришла работать туда после моего выпуска, предложила мне забыть дорогу в школу.

За эти десяток с лишним лет многих учителей просто ожлобили. Жалкая картина, во что превратили священную некогда профессию.

Дмитрий Гурневич, «Радыё Свабода»

Источник
Реклама