Как Минску догнать Варшаву

Фото: charter97.org/Иван Межуй
Рецепт от польского исследователя будущего.

Столица Беларуси на 110 месте в рейтинге самых умных городов. Минск получил высокие оценки за социальную гармонию (сплоченность), экономику, городское планирование. Меньше всего баллов — за человеческий капитал и управление.

Среди соседей Беларуси выше всех Варшава — на 69 месте. Что и как делать, чтобы ваш город стал умнее других, объясняет известный польский специалист по развитию городов.

Эдвин Бэндык возглавляет Центр исследования будущего и руководит отделом науки в одном из самых влиятельных польских журналов «Polityka». Он занимается проблематикой городов, цивилизационными вопросами и влиянием техники на общественную жизнь. Недавно он издал специальное исследование-рейтинг жизни в польских городах, показав, как стремительно они изменились за годы после падения коммунизма, сообщает «Радыё Свабода».

90% поляков, как показывают социологические исследования, довольны своими городами. А явка на местных выборах в Польше даже больше, чем на парламентских и президентских. Но так было не всегда.

Первый шаг, который не дает гарантию, но дает шанс

Импульс для развития польских городов дала реформа местного самоуправления. До 1990 года система управления городами, поселками и деревнями в Польше, была почти такой же, как и в Беларуси.

— Местная реформа дала населенным пунктом независимость. Это не только выборы воевод, мэров или войтов, — говорит Бэндык. — Это также самостоятельное принятие решений по поводу бюджета, что мы строим, во что инвестируем. Такие решения больше не принимает Варшава или центр воеводства.

Сущностью нашей трансформации была передача части полномочий местному руководству и жителям. Сегодня польские местные власти имеют почти такие же полномочия, как и в Скандинавии.

— 30 лет назад мы только начинали учиться самостоятельности. В разных городах бывало по-разному. Но когда в 2004 году мы вошли в Евросоюз, то в наших городах и поселках уже работала власть, которая смогла воспользоваться теми шансами, что давала европейская интеграция. Прежде всего, это средства, которые дает Европейский союз. Люди знали, как их получить и как эффективно использовать инвестиции.

Сегодня 80% государственных инвестиций в Польше осуществляют органы местного самоуправления. Именно они стали главным реализатором задач, за которые раньше отвечала центральная власть. Люблин, например, смог получить из бюджета ЕС более 1 млрд 100 млн евро. Это ровно десять годовых бюджетов города на инвестиции.

— Эти деньги идут на инфраструктуру и повышение эстетики, на которую раньше люди просто не обращали внимание. Они жили на работе и в квартире. Сегодня они хотят проводить свободное время в городском пространстве, а не в домах. В результате растет богатство и качество культурной программы, которую предлагают жителям польских городов.

Но деньги идут не только на инфраструктуру. В прошлом году Варшава, например, потратила на дотации негосударственным организациям почти 40 млн долларов. Вроцлав и Познань — по 24 млн долларов. Именно в руках местного самоуправления находится 70% бюджета страны на культуру. То есть, на какие театры, кино, центры культуры, мероприятия или иные проекты потратить деньги, решают в каждой местности, а не начальство в столице.

Местное самоуправление не дает гарантию, но дает шанс, что будет лучше, считает Эдвин Бэндык

Из бедноты в фавориты

Если в начале 90-х в Польше началась реструктуризация после промышленной эпохи, то городам на востоке страны, которую поляки называют «Польша Б» озвучивали очень печальные прогнозы. Жешуву, Люблину и Белостоку не давали никаких шансов, что им удастся выбиться из бедности.

— Сегодня это города, которые развиваются наиболее стремительно. Идеальны ли они? Нет. Если кто-то ищет там высокую культуру, например, то ему там будет трудно найти ее. Жешув сегодня — это скорее аналог польской «кремниевой долины». Там развивается предпринимательство, много происходит в области техники и промышленности, высоких технологий. Другой феномен последних лет — Люблин. Я помню этот город с 2004 года, это была угрюмая дыра. Сегодня это агломерат. Вполне идеального города для всех нет, но любой человек в Польше может найти идеальный город для себя.

Сейчас Эдвин Бэндык следит за результатами децентрализации в Украине, которая началась после Майдана. Там расходы на инфраструктурные инвестиции выросли в два раза, например, на строительство дорог.

Каждой местности нужен индивидуальный подход. Город должен отвечать на ожидания людей, так как в разных городах иные культурно-общественные ожидания, считает Эдвин Бэндык. Очень часто это зависит от истории города, которая влияет на сознание его жителей.

— Жители Щетина или Кракова имеют абсолютно другой опыт. Щецин вошел в состав Польши только в 1945 году, поэтому нужно понимать, что поляки начали создавать его совсем недавно. Любой местности нужен другой подход. Например, в Варшаве не платят в выходные за паркинг, так как в городе и так небольшое движение. Но в курортном Сопоте это просто необходимо, так как в выходные туда приезжают тысячи людей. И деньги от парковки городу на пользу.

Так должны решаться и проблемы. В Кракове, например, большой проблемой является смог. 10 лет назад этой проблемой занялись общественные организации и заинтересовали этим местные власти. Властям в Варшаве понадобилось 10 лет, чтобы начать поиск ответ на вопрос, как с ним эффективно бороться.

От чего зависит качество жизни

Когда-то главным показателем было безработица и она в первую очередь влияла на качество жизни. Теперь все наоборот. Польша испытывает дефицит рабочих рук.

Люди начали обращать большое внимание на качество окружающей среды, на чистоту воздуха.

Несмотря на то, что мы много работаем, мы все больше обращаем внимания на то, чем можно заняться после работы и как хорошо провести время.

Образование. Это очень важно для родителей и детей.

Доступность службы охраны здоровья.

Безопасность.

Доступ к интернету.

Не хлебом единым. Как создать дух города

— Города должны придумать свою фишку, идею для рассказа о себе. Я вижу, как это меняется в Украине. В Ивано-Франковске открываются шикарные кафе. Они строят миф вокруг кофе. У них там каждые 100 метров автоматы с эспрессо, я им искренне завидую, в Польше такого нет.

В Польше импульсом для поиска духа города стал конкурс на звание «Европейская столица культуры». Это был первый мастер-класс. Города искали, что же они собой олицетворяют. До сих пор многие города жили постиндустриальной травмой, а потом стали перед необходимостью заново написать идею для своего города.

Важным фактором стала культура. В Щецине, например, еще 5 лет назад все концентрировалось вокруг верфи, которая закрывалась. Но это уже прошлое. Сегодня в городе открылось много новых интересных объектов, таких как филармония, и вся история города вращается вокруг этого. Люди чувствуют, что это создали они, а не бывшие жители города — немцы. В этом и соль, чтобы люди чувствовали город своим, а не просто местом, где они работают и спят в квартире.

Как власти научились искать решения вопросов вместе с жителями

Forsight (прогнозирование) — система долгосрочного планирования.

— Такие исследования могут подсказать городу, что будет для него самым важным вызовом и шансом через несколько лет. Это не просто разговор, чтобы поговорить. Начаться forsight может от разговоров экспертов с жителями и перерасти в систематические беседы о будущем. Используется определенная техника. Анализируются объективные тренды. Можно, например, провести анализ демографической перспективы.

Обсуждения приводят к конкретным инициативам. Условно говоря, если известно, что через 20 лет не будут востребованы шахтеров в каком-то городе, то родители не станут отдавать своего сына в школу горняков. В идеальном варианте к этому присоединяется власть и поддерживает выводы исследования конкретными инвестициями.

Общественный бюджет — демократический процесс обсуждения и принятия решений, в котором каждый житель населенного пункта может влиять на расходы муниципального бюджета

— Сначала эту идею воспринимали как чушь. Впервые она удалась в Сопоте в 2011 году. А через три года этим занимались практически все города. В выборе проектов участвует от 10 до 15% жителей. Это часто единственный шанс провести решение, которое бы сама власть вряд ли приняла бы. Например, в моем районе в Варшаве одна из активисток предложила построить парк развлечений для взрослых. Звучит абсурдно, и местные депутаты никогда бы за это не проголосовали. Или другой пример — увеличение количества скамеек в городе. Мэрия не считала это нужным, ведь посидеть можно и в баре. Но людям нужно было такое общественное место. Иногда это мелочи, но они создают климат в городе. Все эти проекты — это тоже очень важный источник информации. Власть видит, что действительно важно для жителей.

Общественная дискуссия — система решения конкретных проблем населенного пункта

— Это пришло из Дании. Сначала на основании списка жителей создается подборка, которая отражает структуру города. Им посылается приглашение с вопросом, были ли бы они готовы принять участие в альтернативном парламенте. В Гданьске в нем согласились участвовать несколько сотен из нескольких тысяч. Потом проходит жеребьевка и выбираются 57 человек. Так как это дает гарантию, что избранные люди не связаны с группой интересов. Жители встречаются с экспертами. Тема, например — загрязнение воздуха. Они максимально объясняют жителям тематику. Потом готовится каталог с предложениями и в конце идет голосование по рекомендациям. В Гданьске, где это произошло впервые в Польше, решение с 85% поддержки участников становилось обязательным для властей города для выполнения.

Что делать с малыми местностями

Вымирание малых местностей — проблема не только Беларуси, а всей Центрально-Восточной Европы. Сначала причиной была эмиграция, а сейчас — низкая рождаемость. В Польше нет единой стратегии, как замедлить этот процесс. Каждый город подходит к проблеме индивидуально.

— В бывшем промышленном городе Старахавицэ, в Силезии, власти решили поощрить молодежь обзаводиться новыми квартирами и восстанавливать старые зданий. Для этого они стараются активно использовать средства Евросоюза. Сейчас у людей там есть как минимум повод, чтобы задуматься, стоит остаться. Но, разумеется, со временем будет появляться конкуренция и одни города будут выигрывать своей привлекательность, а другие будут вымирать. Это неизбежно.

Эдвин Бэндык видит спасение и в автоматизации. Несмотря на то, что люди боятся будущего, где роботы захватят их рабочие места, Бэндык говорит, что даже при уменьшении количества людей их доход может расти. Он приводит пример Японии, экономика которой 20 последних лет была в стагнации, но в то же время жители страны богатели. Привлечение рабочих рук из других стран японцы не принимали во внимание. Японцы с настороженностью относятся к эмигрантам и даже корейцев считают чужими.

Могут ли городки и деревни вновь расцвести

Могут. И это не фантазии, считает Бэндык. Дело в том, что современные метрополии живут с обслуги мирового капитала и глобализации. Но нет гарантии, что так будет всегда.

— Если лопнет система, то мы можем оказаться в совершенно иной ситуации. К этому стремится, по моему мнению, Дональд Трамп. Может повториться ситуация 60-70 годов прошлого века, когда мир образовывал блоки. И роль больших метрополий будет тогда уменьшаться, а расти будет роль так называемой реальной экономики. Фабрики сегодня как раз в небольших местностях, и их роль начнет тогда расти, а метрополии будут деградировать. В Кракове, например, в 2001 году не было никого в секторе бизнес-услуг. А сегодня это 70 тысяч человек. Они могут исчезнуть так же внезапно, как и появились.

Впрочем, и закрытие фабрик в малых местностях не означает автоматически их смерти. Бэндык приводит пример одного из городов с 40 тысячами населения, где был закрыт завод, который давал работу 20 тысячам. Местная власть воспользовалась наличием специалистов в промышленности и привлекла в город нового инвестора — компанию MAN. Она трудоустроила менее 20 тысяч, но в городе возникла потребность в инфраструктуре для новой компании. Так возникли новые рабочие места.

В долгосрочной перспективе, считает Бэндык, и сельское хозяйство не в состоянии будет удержать жителей в деревнях. Они будут вынуждены убегать в города.

— В Польше многие фермеры работают еще только потому, что они получают средства Евросоюза. Благодаря этой помощи их прибыль растет, но искусственно. В рыночных условиях польские фермеры не смогут работать. Эти дотации будут со временем уменьшаться, и люди будут вынуждены искать другую работу. Но и спрос на работу в то же время вырастет. Они поедут в города. Так завершится урбанизация.

Будущее — в метрополиях

В ближайшем будущем произойдет консолидация больших городов и их ближайших окрестностей, убежден Эдвин Бэндык. Еще 10 лет назад большие города просто всасывали в себя маленькие. Сегодня это происходит по другому принципу, потому что там живут совершенно другие люди.

— Раньше люди из больших городов бежали на окраины, так как там была дешевле земля и, казалось, лучшее качество жизни. Это привело к тому, что в деревнях вокруг больших городов сегодня живет уже средний класс с большими доходами и политическими компетенциями, а не крестьяне. Так будут возникать новые агломерации. Они будут искать идеи для создания единой коммуникационной сети, образовательных услуг. Важнейшими будут большие города и населенные пункты, которые расположены неподалеку, именно там будут концентрироваться люди и капитал. Еще 10 лет назад будущее больших городов была неясно, а сегодня их судьба абсолютно очевидна.

Загрузка...