СССР — страна всеобщего надзора

| |

Вся территория СССР была нашпигована органами негласного надзора, сплетенными с НКВД.

В рассказе Кира Булычёва «Свободный тиран» главный герой попадает на планету, в которой огромная страна является большой Зоной — жилые дома называются «бараками» и «блоками», комнаты называются «камерами», а столовые и парикмахерские именуются «учреждениями специального обслуживания», пишет известный белорусский блогер Максим Мирович в своем ЖЖ.

«Свободным» в этой стране был только правящий тиран. Oн жил в небольшой клетке, несколько квадратных метров которой именовались «свободной землёй», тогда как вся остальная страна была огромной Зоной.

Этот рассказ удивительно похож на ту действительность, которая существовала в СССР. В моём недавнем посте о том, как советские крестьяне работали за трудодни, читатели писали в комментариях — мол, такого не может быть, в СССР все люди были свободными, а в посте это всё какое-то враньё. На самом деле реальный СССР во всех своих областях (а не только в сельской местности) больше всего напоминал ту самую страну-Зону из рассказа Кира Булычёва — где «свободным» был только главный тиран, что сидел в своих резиденциях за железными дверями и многочисленной охраной.

Советское рабство и крепостничество было «закреплено документально», одним из действенных рычагов этой системы был советский паспорт, а за всеми гражданами осуществлялся тотальный надзор.

Итак, в сегодняшнем посте — рассказ о советских паспортах и о том, как СССР превратилось в страну всеобщего тюремного надзора:

Что было при царе?

Для начала давайте сравним советскую действительность с тем, что существовало в царские времена. Скажу сразу, что я отнюдь не идеализирую те годы — царская Россия была во многом анахроничной и отсталой страной; но то, что после 1917 года всё стало ещё в разы хуже — это исторический факт.

Итак, основным документом, регулирующим паспортное дело в России, был так называемый «Устав о паспортах», изданный в 1903 году. Люди, проживающие по тому или иному месту, не должны были в обязательном порядке иметь паспорта, причём это касалось всех сословий — дворян, мещан, купцов, крестьян, разночинцев и так далее. Без паспорта можно было наниматься на любые работы, это оставалось предметом договорённости между работником и нанимателем — то есть, работодатель мог попросить работника «исправить себе паспорт», а мог и не попросить.

Никакого «тотального надзора» в царской России не существовало. Под особым надзором полиции находились лишь те, кто отбыл наказания в исправительно-арестантских отделениях, тюрьмах или крепостях, особенно это касалось рецидивистов. Такие граждане получали паспорт только с разрешения полиции, в нём делалась отметка о судимости и в некоторых случаях могла быть внесена запись, ограничивающая места проживания.

Что интересно — «жестокий царизм» крайне лояльно относился даже к революционерам, которые выступали против этого самого царизма, часто даже с оружием в руках — после отбытия наказания революционерам можно было жить где угодно, и они никак не были ограничены в правах.

В 1900-м году Владимиру Ульянову-Ленину (который в то время был братом казнённого террориста, активным приверженцем свержения монархии и деструктивным пропагандистом) был без всяких проблем выдан заграничный паспорт, а сам он мог жить где угодно и куда угодно ездить. Вы можете представить себе что-то подобное в СССР? По сравнению с советской пыточно-лагерной системой все эти рассказы Бонча-Бруевича о «тяжелых двух годах в сибирской ссылке» (работал учителем в школе, имел дом в несколько комнат, читал что хотел), о «слежке царских шпиков» — выглядят смешными детскими сказками.

Как надвигалась Большая Зона.

После переворота 1917 года пришедшие к власти большевики поделили всё население страны на «сорта годности». В «бесклассовом социалистическом обществе» начали выделять группы «неугодных людей», которые всячески урезались в правах, и большевики только радовались, если те уезжали, умирали, или как-то иначе исчезали с лица Земли. Эти люди были неугодными в советской системе, и точка. Называли таких людей «лишенцы». К ним относили «кулаков», частных торговцев, священнослужителей, «политических» и прочих «неугодных элементов».

В 1932 году в СССР началась всеобщая паспортизация, которая должна была на законодательном уровне закрепить такое неравенство. «Лишенцам» паспорта не выдавали, и они были вынуждены работать на самых чёрных работах, где паспорт не требовали. Без паспорта не было невозможно получить хоть какое-то жильё, нельзя было получить продуктовые наборы и карточки, нельзя было голосовать — словом, все эти люди были обречены советской системой на вымирание.

С середины 1930-х годов на «неугодных элементов» устаивались облавы, и их стали выселять их крупных городов — чаще всего прямо в лагеря ГУЛАГа. Позже начали отселять и с территорий «близ железных дорог», что считались «стратегическими территориями».

В колхозах паспорта не выдавали вообще, сделав крестьян государственными крепостными — колхозники в буквальном смысле слова были «прикpеплены» к колхозам, не имели никаких прав и никаких документов, не могли никуда уехать без разрешения председателя колхоза, а выехавшие самовольно — приравнивались к «беглым рабам». Чисто физически жизнь советских колхозников никак не отличалась от жизни чернокожих рабов в США в XIX веке.

Страна всеобщего надзора.

Примерно со второй половины 1930-х годов вся территория СССР оказалась нашпигованной органами негласного надзора, сплетёнными с НКВД и замаскированными под «органы учёта движения населения». Внешне всё выглядело как невинный сбор статистики, но на самом деле государство таким образом контролировало всех граждан и «отлавливало неугодных». Советский «институт прописки» существовал с примерно теми же целями.

Как я уже писал выше, найти приличную работу тому человеку, которого советская власть посчитала своим врагом, было совершенно невозможно. Контролировалось это так — при прибытии в то или иное место, даже при простом заселении в гостиницу, человек должен был заполнить «адресный листок», который потом сверялся с имеющейся картотекой. С 1933 года в паспортах «неугодных элементов» делались тайные отметки, позже такие отметки стали явными.

К контролю за «лишенцами» и прочими «неугодными элементами» органы НКВД и милиция привлекала также дворников, сторожей, вахтёров и гардеробщиков, которые на советском новоязе именовались «доверенными лицами». Не в последнюю очередь именно по этой совковой инерции ещё продолжают существовать хамские, подозрительные и властолюбивые вахтёры и гардеробщики — в советские годы они тесно сотрудничали с ментами и ощущали себя Штирлицами при исполнении.

Ослабевать всеобщий надзор стал только с началом Перестройки — государство стало давать людям больше прав и свобод, а там и СССР кончился.

Напишите в комментариях, что вы обо всём этом думаете, интересно.

Загрузка...
Предыдущая новость

Генпрокуратура: БРСМ создавал формальные студенческие отряды

«Офицеры поддерживали те меры наказания, которые применяли сержанты»

Следующая новость
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!