Как учитель информатики из Лунинца воспитывает программистов мирового уровня

Фото: личный архив
Ученики Ивана Трегубова побеждают на международных олимпиадах по информатике.

Иван Альфредович Трегубов преподает информатику в средней школе №2 Лунинца, что в Брестской области, уже более 25 лет. Многие его ученики стали программистами, работают в крупных IT-компаниях. Но еще одна гордость школьного учителя — дети, которые побеждают на республиканских и международных олимпиадах по спортивному программированию. Так, в прошлом году его ученик 11-го класса Андрей Некрашевич завоевал золото на международной олимпиаде по информатике в Японии. Сейчас парень учится в Высшей школе экономики в Москве. В позапрошлом году еще один воспитанник Ивана Альфредовича — Кирилл Гулин — выиграл бронзу на международной олимпиаде в Иране. А в этом году его воспитанник Алексей Филинович занял 3-е место на республиканской олимпиаде и стал кандидатом в команду, которая представит нашу страну на международной арене, пишет kp.by.


Иван Трегубов со своими учениками, которые уже стали студентами: Максим Мелеховец учится в Санкт-Петербурге, Кирилл Гулин в БГУ, а Андрей Некрашевич в Москве (слева направо)
Фото: личный архив

— Чем вы мотивируете учеников, чтобы они готовились к олимпиадам?

— Сама жизнь мотивирует учеников, ведь в IT неплохо зарабатывают. Причем еще не будучи дипломированными специалистами. Например, мой ученик поступил в университет и на третьем курсе получил работу в Яндексе. Он ездит в командировки за границу, может на свои, а не на родительские деньги съездить отдохнуть в Европу. Это довольно неплохая мотивация. Еще один стимул — победители республиканских олимпиад поступают в БГУ, БГУИР или другой вуз страны на специальность, связанную с информатикой, без экзаменов. А те, кто готовится к международной олимпиаде, не сдают школьные экзамены.

— Наверное, многие родители хотят, чтобы их дети стали программистами.

— В этом учебном году у нас открылся факультатив по информатике в 6-м классе, на который пришло 35 детей. Но из них реально занимаются 5 — 6 человек. Они приходят ко мне и после уроков. Некоторые хотят заниматься, но не могут, не хватает свободного времени. Был у меня такой ученик, который любил информатику, но не признавал математику. Он позанимался спортивным программированием год и бросил.

— Как часто вы занимаетесь с учениками? Сегодня выходной день, но вы с ними тоже встречались.

— У меня выходной от школьных занятий — четверг. А с ребятами, которые готовятся к олимпиадам, мы встречаемся практически каждый день. И в выходные тоже занимаемся.

«С учениками играем в дартс, пьем чай, говорим по душам»

— Как проходят эти занятия — вне школьной программы?

Читайте также:  Четыре выходных подряд: как будем отдыхать и работать в ноябре

— Это свободное общение. Это не так, чтобы ребята сидели за партами, а я им читал лекции. Наоборот — в любой момент они могут заварить себе чай, кофе или просто пообщаться между собой, поиграть в дартс. Если же у меня будет железная дисциплина, то они не будут ходить на эти занятия. Программирование — это творческий процесс, и мы работаем по обоюдному желанию. Нужно понимать, что это большой труд. Ребята занимаются в день от 2 до 5 часов. Они сами понимают: если не будут вкалывать, то ничего не добьются. Желающих выиграть республиканскую олимпиаду много.

— Получается, что с учениками у вас дружеские отношения…

— Я для них всегда открыт. Они могут позвонить мне, что-то уточнить. Бывает даже так, что ученики делятся со мной своими секретами, о которых не знают даже их родители. Посиделки за чаем, разговоры по душам — это нормально. С учеником не нужно просто зубрить материал, иногда нужно просто поговорить по душам.

— Вам не жалко своего личного времени?

— То, что я занимаюсь с учениками вне школьной программы, — это мое хобби. Как и рыбалка. Да, мне дают премию, если ученик получает диплом на олимпиаде. Но я работаю не ради этого.

— Куда чаще поступают ребята: в белорусские вузы или в Москву, Санкт-Петербург?

— В Питер, Москву считаные единицы. В основном это наши главные вузы, где растят программистов — БГУ и БГУИР. Сейчас все зависит от ученика. Раньше подростку из небольшого райцентра казалось нереально поступить, например, в БГУ на престижный факультет прикладной математики и информатики. Сейчас ребята понимают, что все возможно. Главное трудиться. Можно даже не заниматься с учителем, а просто иметь доступ к интернету, где в режиме онлайн проходит много разных соревнований по программированию. Причем бесплатно.

— С бывшими учениками дружите?

— Конечно. Мы общаемся, ездим друг к другу в гости. С кем-то вместе ездим на рыбалку. Некоторым из них уже под сорок.

— Спортивное программирование и создание IT-продуктов — разные сферы. Как думаете, чему стоит уделять больше внимания в школьном образовании?

— Не знаю. Я считаю, что информатику можно разбить на два раздела. В школьной программе есть программирование, которое часть детей не очень любит, и прикладные программы, изучение которых большинству очень нравятся. Буквально единицы занимаются программированием, остальные же дети изучают с удовольствием прикладные программы. Им это интересно. А решать задачки для большинства не интересно. Всего же в неделю у учащихся один урок информатики. И сейчас в школе только появляются курсы по созданию прикладных программ — IT-продуктов.

Читайте также:  «Их фотографируешь — они разбегаются»

— Многократный победитель соревнований по спортивному программированию Гена Короткевич из Гомеля в свои 12 лет поехал на международную олимпиаду. А у вас были такие ученики?

— По тому, сколько он золота и серебра выиграл на международной олимпиаде, ему равных в мире нет до сих пор. Но стоит учитывать то, что его родители программисты и он рано начал заниматься. Многие ребята начинают увлекаться спортивным программированием в средних классах.

— Не захотели бы вы сами пойти в IT? Там доходы выше, чем у учителей в школе.

— В 54 года получать новую специальность? Я простой учитель, в свое время закончил пединститут — по специальности учитель физики и информатики. Насколько я знаю, пик карьеры программиста наступает к 30 годам. После этого многие переходят в менеджеры — руководят проектами. У программистов очень короткий век, поэтому на работу берут молодых ребят.

— Вы занимаетесь самообразованием?

— Школьная программа по информатике изменяется каждые три — четыре года. Чтобы изучить новый язык программирования, мне нужен год. А молодые люди могут перейти на него за месяц.

— А ваши дети стали программистами?

— Племянник закончил БГУИР, работает программистом. Я с ним немного занимался, но он не был олимпиадником. А вот у моей дочки не математический склад ума. И в школьные годы ей было неинтересно информатика. К слову, в последнее время все больше девочек занимаются программированием, и у них хорошо получается. Но в основном в эту сферу все же идут парни. По моим наблюдениям, на 100 человек одна-две девочки, которые занимаются информатикой. Бывает так, что ребенок сам не знает, к чему больше расположен. Одна моя ученица до 10-го класса считала себя гуманитарием. А в 10-м увлеклась информатикой. Она сказала: «Оказывается, это так просто!»

— Какие цели у ваших учеников? Кто-то мечтает покорить в США Силиконовую долину?

— Все мои ученики работают в Беларуси. И никто, по-моему, не собирается в ближайшее время уезжать в Силиконовую долину или куда-то еще. Возможно, там зарплаты побольше, но и цены гораздо выше, чем в Беларуси. При этом белорусский айтишник может очень достойно обеспечить себя и свою семью материально. Cпортивное программирование — это старт для школьника. Благодарны ли мне ученики? Об этом лучше спросить у них. Приезжают, звонят, кто чаще, кто реже. Я считаю, что некоторым из них немного помог в выборе профессии. А дальше все зависит от них самих.

Загрузка...