Как в Швеции уборщица разоблачила российского шпиона

В 21-ом веке ретро-шпион по-прежнему жив.

Скрытые почтовые ящики лесу. Тайные встречи на скамейках в парках — или совершенно открытые в ресторане. Классический шпион до сих пор живет среди нас, пишет журналист Черстин Нильссон для Aftonbladet (перевод — inosmi.ru).

Когда-то его звали Берглинг, потом — Веннерстрём, а как его зовут сегодня, мы не знаем.

Во время Второй мировой войны шпионы в Стокгольме держались поближе к «Гранд отелю». Там, среди дипломатов, журналистов и разных высокопоставленных лиц они могли завязывать контакты и охотиться на информацию.

Сегодня другие времена.

И Вторая мировая, и последовавшая за ней холодная война, остались в прошлом. Технологии развивались семимильными шагами. Но те, кто думает, что классический шпион с секретными бумагами в портфеле — вымерший вид, ошибаются.

Россия на первом месте

Несмотря на все современные технологии, традиционные шпионы никуда не делись — и они живут среди нас.

Это может быть твой сосед, коллега или, может, шурин.

Ежегодно множество людей в Швеции становятся объектами вербовки со стороны иностранного государства. Это могут быть военные или, например, как в недавнем инциденте, сотрудники шведских компаний, связанных с высокими технологиями, вроде «Сааба» (Saab) и «Эрикссона» (Ericsson). В первую очередь их вербуют Россия, Китай и Иран — страны, которые отдельно упоминаются СЭПО в разговорах о шпионаже против Швеции.

С российской точки зрения Швеция интересна чисто географически, ведь мы находимся очень близко друг к другу.

В Швеции постоянно работают российские шпионы, и в последние годы секретная разведывательная деятельность даже усилилась, по словам Пэра Тунхольма (Per Thunholm), эксперта по разведке из Института обороны.

«Речь идет обо всем — от стремления в мирное время знать, что тут происходит, до подготовки к войне, пусть даже пока и нет планов применять эту подготовку на практике», — говорит он.

Также россияне собирают информацию о шведских технологиях и промышленности.

«Это может быть сбор информации о не известных им технологиях, например, каких-то высоких технологиях. Скажем, в сфере военной техники, чтобы больше узнать о нашем оборонном потенциале. Бывает и чисто промышленный шпионаж», — говорит Пэр Тунхольм.

Выясняют семейные обстоятельства и слабости

Постоянно совершаются попытки завербовать новых шпионов, или агентов, как их предпочитает называть СЭПО. Вербовка агентов — главный приоритет для отправленного в страну офицера, например, российской разведки. Вербовке предшествует усердная работа: объект вербовки определяется не случайно.

Сначала проводится анализ, какая именно информация нужна и кто может иметь к ней доступ. Подобранного человека тщательно изучают. Исходя из его личных качеств, слабостей, экономического положения и семейной ситуации делают выводы, можно ли сделать его шпионом. Если ответ — «да», офицер разведки начинает сближаться с избранной жертвой.

Получает подарки

Сближение может казаться случайным и спонтанным, но это не так, далеко не так.

Если первая встреча проходит удачно, офицер начинает отношения и подвергает предполагаемого будущего шпиона атаке обаянием. Его или ее — обычно, его — в качестве пробного шара просят передать документы, не являющиеся секретными.

В награду потенциальный шпион получает разнообразные подарки.

Со временем (речь может идти о годах) бдительность и рассудительность избранной жертвы притупляется, и тогда, наконец, приходит время действовать.

После длительной обработки офицер разведки просит своего «друга» выдать секретную или щекотливую информацию, о чем человек, возможно, раньше и помыслить не мог — до того как началась его обработка.

Это решающий момент, и именно тогда человек становится шпионом — или агентом — иностранного государства.

Заранее определенные места встреч

Тайные встречи проходят в заранее оговоренных местах и в запланированное время. Решать что-то по телефону, который можно прослушать, — исключено.

За местами встреч следят, проверяя, нет ли там наблюдателей из службы безопасности.

Встречаются либо там, где никто не видит, либо там, где видят все, — в местах, где можно смешаться с толпой. Сообщения и задания передаются из рук в руки, через тайные почтовые ящики либо посредством зашифрованной интернет-переписки.

Занимающийся этим человек рискует всем: работой, семьей, общественной жизнью. Может случиться так, что всю оставшуюся жизнь люди будут относиться к нему с презрением. И, конечно, он рискует надолго сесть в тюрьму.

Но задерживают кого-то редко, ужасно редко.

Им двигала месть

Одним из самых известных изменников родины нашего времени был Стиг Берглинг (Stig Bergling), который работал на тогдашний Советский Союз.

Он не был завербован классическим способом, а сам предложил свои услуги, когда в ходе миссии ООН в Ливане встретился с российским военным атташе Александром Никифоровым, который на самом деле был офицером советской военной разведки ГРУ.

В 1973 году Берглинг продал СССР папку с планами шведских оборонных объектов, береговых артиллерийских укреплений и мобилизационных резервов — тайные документы, которые он скопировал, когда работал в отделении безопасности штаба армии.

Папку он спрятал в банковской ячейке «на черный день», как он позднее рассказал во время допроса.

Вред, нанесенный шведской обороне, был огромным, но за свои труды Берглинг получил от ГРУ «всего лишь» 67 000 крон.

Но, как и многие другие шпионы, он предал свою страну не для того, чтобы обогатиться. Его целью было отомстить коллегам, которые ему не нравились.

Полиция безопасности следила за Берглингом много лет, но задержала его в 1979 году израильская служба безопасности. В тот же год Стига Берглинга приговорили в Швеции к пожизненному заключению за шпионаж. Во время побывки он сбежал вместе с женой, и о последовавших за этим перипетиях написано множество статей.

Стиг Берглинг умер в 2015 году, после того как в 1994 добровольно вернулся в Швецию, чтобы отсидеть остаток тюремного срока, который определили в 23 года.

Стал генералом Красной армии

Другой известный шпион, работавший в Швеции, — полковник Стиг Веннерстрём (Stig Wennerström).

Он тоже работал на тогдашний Советский Союз и ГРУ. В отличие от Стига Берглинга, им двигала жажда денег.

Веннерстрём получил стипендию на изучение русского языка в латвийской Риге, где его и завербовали.

В течение 15 лет, с 1948 по 1963, он шпионил в пользу России. Одно время он был военно-воздушным атташе в шведском посольстве в Вашингтоне и много знал о переговорах Швеции и США о ядерном оружии.

Стиг Веннерстрём продал россиянам практически всю боевую систему управления ВВС Швеции и получил за эти труды хорошую оплату — в общей сложности 600 000 крон. Вдобавок ему дали звание генерала Красной армии, о чем он сам гордо рассказывал на суде.

Его измена обошлась шведской обороне в миллиарды.

Разоблачен уборщицей

Его задержали в 1963 году после 20 лет слежки. Главное доказательство — несколько видеозаписей — нашла в люке на крыше его дома уборщица Карин Розен (Karin Rosén), известная под псевдонимом «Мир» (Peace).

Задержание стало громом среди ясного неба: Веннерстрём был представителем высшего класса и жил в великолепной десятикомнатной вилле на Юрсхольме.

Мог ли он, шведский полковник благородного происхождения, в самом деле предать свою страну? Ответ — «да».

Стиг Веннерстрём был приговорен к пожизненным штрафным работам за шпионаж. Это наказание позднее заменили 20 годами тюрьмы. В 1974 году Веннестрём был условно-досрочно освобожден в возрасте 66 лет.

Все это время его ждала жена.

Завербовал брата и коллегу

Фритьоф Энбум (Fritiof Enbom) — необычная фигура. Они с Хуго Йерсвольдом (Hugo Gjersvold) были осуждены на пожизненные штрафные работы в 1952 году, после того как передали информацию о военной ситуации в Северном Норрланде ГРУ и НКВД, советской полиции безопасности и предшественнице КГБ.

Был ли Фритьоф Энбум, журналист в коммунистической газете «Норршенсфламман» (Norrskensflamman), действительно шпионом? Он признался, что собирался организовать пятую колонну, которая в случае войны помогла бы россиянам захватить крепость Буден. Те, кого он вербовал в свою агентскую сеть, представляли собой разношерстную толпу, включающую его брата-садовника, книжного издателя, офисного работника, железнодорожного рабочего и коллегу из газеты.

По их следам

Хильдинг Андерссон (Hilding Andersson) был морским шпионом, и в 1951 году его приговорили к пожизненному заключению за то, что он передал россиянам секретную информацию об оборонных сооружениях военно-морской базы в Карлскруне.

Шведская служба безопасности разоблачила его в процессе слежки за советским офицером ГРУ, с которым Хильдинг Андерссон контактировал.

Андерссон стал шпионом не из экономических соображений: награда за два года шпионажа составила всего 4 530 крон. Это даже не покрывало расходы на камеру, объектив и прочее шпионское оборудование. Шпионить в пользу россиян его заставили коммунистические убеждения.

Сегодня все они мертвы. Но новые шпионы пошли — и идут — по их следам. Они по-прежнему здесь, среди нас.