Катастрофа украинского самолета в Иране: что говорят опытные пилоты

Фото: Ali Mohammadi/Bloomberg/Getty Images

Причиной может быть фактор, на который невозможно было повлиять.

Борт Boeing-737-800 рейса Тегеран — Киев «Международных авиалиний Украины» прошел техническую проверку 6 января, за 2 дня до катастрофы. Члены экипажа были одними из лучших в авиакомпании, заявил на брифинге после трагедии президент МАУ Евгений Дыхне. Самолет был 2016 года выпуска, полученный с завода компании Boeing, до этого нигде не эксплуатировался, пишет hromadske.ua.

Версию о том, что самолет могли сбить ракетой, компания не комментировала, а посольство Украины в Иране сначало сообщило, что причиной падения стала авария двигателя, версию ракетной атаки исключали. Но через несколько часов на сайте посольства это заявление исчезло, там отметили, что «информацию о причинах авиакатастрофы выяснит комиссия. Любые заявления о причинах аварии до решения комиссии не носят официального характера».

Украина уже заявила о намерении присоединиться к расследованию катастрофы. Главной же страной расследования катастрофы самолета МАУ является Иран.

Журналисты спросили у опытных пилотов о самолете и версии его технической неисправности.

Федор, пилот (имя изменено по просьбе пилота)

Для пилотов это, конечно, шокирующая ситуация, особенно для сотрудников МАУ. Но нужно дождаться выводов экспертов — невыносимо слушать спекуляции. Я летал на этом самолете. Он достаточно новый, массовый, надежный. Это действительно борт новой эпохи, там очень много систем дублирования, он очень удобен для экипажа в этом смысле. Если загорается двигатель, его даже не рекомендуют сразу тушить — набираешь высоту, срабатывает система тушения. Высота, скорость — это жизнь. Зайти на посадку можно с одним двигателем.

Александр, пилот

Если существовала какая-либо опасность, об этом надо было звонить во все колокола. Поэтому мы должны знать, какие были угрозы, кто о них знал и когда сообщили Украине.

Я учился на этом самолете, знаю, что в МАУ не просто формальный, а очень ответственный подход к профессиональной подготовке экипажа, особенно в том, что касается аварийных случаев — отказ авиационных систем, пожар на воздушном судне и т.д. Так что я исключаю неграмотность или низкую подготовку экипажа.

Этот самолет очень хорошо изучили и испытали, облетали. Возгорание двигателя считается серьезной, но не взрывоопасной ситуацией для экипажа. Двигатель может гореть более получаса. За это время по короткой схеме можно сделать два захода на посадку.

На этом рейсе работал усиленный экипаж — он работает в случаях длинных ночных перелетов, например, когда существует любой риск, связанный с усталостью экипажа. Поэтому в самолете было трое пилотов — человеческий фактор я исключаю.

Антон Кирик, пилот

Этот самолет был новый, 3 года — это новая машина. И не может быть на ней никаких отказов, таких катастрофических — тем более. А если бы и были, даже если оторвать двигатель, он сделает нормальную посадку. Я также абсолютно исключаю ошибку экипажа, а технические вопросы, они бы смогли решить. Поэтому, считаю, что причиной был фактор, на который невозможно было повлиять. Выводы делать можно только после официального расследования.

Источник: charter97.org.