Когда Путин включает Шекспира

Владимир Путин
Что задумала Россия?

Новейшее проявление таланта Владимира Путина – в его мастерской театральной постановке. Недавно он решил сыграть Макбета, или Ричарда III. Не имея чего еще предложить России с ее нарастающим индексом миграции, притворство Путина в имперской театрализации резко набрало обороты. И в конечном счете этот спектакль, как и все предыдущие с участием его предшественников на сцене и в реальности, завершится политической или физической смертью тирана или появлением нового короля, а в случае России – царя.

Если конкретно, то мы апеллируем к наиболее свежему случаю российской стратегии «паспортизации». Вслед за избранием Владимира Зеленского президентом Украины, Путин издал новый указ, который способствует выдаче российских паспортов жителям Донецкой и Луганской областей. (Через несколько дней он скажет, что размышляет над выдачей российских паспортов всем украинцам). Испытанная временем стратегия Путина связана с подстрекательством к вражде в Грузии в 2008 году. Якобы озаботясь гуманитарным кризисом в областях, где его сделали его же руки и солдаты, сейчас Путин совершил большой шаг вперед к включению этих территорий как части России, как он ранее сделал с Крымом.

Во-вторых, как уже многие отметил, этот указ создает легальную предпосылку для новых вторжений на украинские территории, чтобы якобы защитить российских граждан – вариант, который мы уже видели в Грузии, Крыму, на Донбассе и в Молдове, и фактически закрепленный в законодательстве России. Здесь Путин занимает место в длинном ряду российских автократов, включая Сталина, которые использовали этот повод, чтобы аннексировать в 1939 году у Польши то, что сейчас является Западной Украиной. И это также было аргументом Гитлера – сравнение, которое несомненно бесит Москву, как пример «закона об оскорблении величества», так как там также не могут смириться с собственной историей.

В-третьих, это является предостережением: несмотря на пять лет краха мечты о «русском мире» и Новороссии, они еще не похоронены навсегда. На самом деле, за последние 6-12 месяцев Москва пыталась расширить свою территорию и население скорее применяя все виды экономических – если не военных – принудительных мер против Беларуси. Как Владислав Сурков, так и Сергей Глазьев, которые сыграли свою гнусную роль в российско-украинском кризисе 2013-2014 годов, сейчас были переведены на работу по Беларуси. Нам следует ожидать непрерывного и все большего давления на Минск уже в ближайшем будущем.

В-четвертых, хотя этот указ и является юридически политическим основанием для еще одного вторжения, он также косвенным образом признает, что если Путин хочет остаться у власти, он не имеет другого шанса, кроме как инкорпорировать эти территории в Российскую Федерацию, и продолжать заявлять о том, что Россия сталкивается с постоянными угрозами. Если масштабная традиционная война больше не является приемлемым вариантом – последствия слишком непредсказуемы и потенциально затяжные – тогда это лучшее, на что Путин может надеяться. Как и те вышеупомянутые шекспировские монархи, Путин «так увяз в крови, что каждый грех ведет грехи новые», и это было бы слишком утомительно – идти, «чтобы назад вернуться». Он не может отречься от оккупированных территорий и Крыма, и оставить их Украине, так как тогда потеряет свою работу и поддержку всей той свиты, которая осталась бы страдать от последствий гнева общественности, что вынуждена была бы несравненно больше страдать из-за своих фантазий о состоянии и власти.

На переговорах для Путина приемлемого решения не существует, и нам вместе с Зеленским следует признать это. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров вновь высказал идею о том, что Западу следует забыть о возвращении Крыма в Украину. Как и те злосчастные монархи, Путин не имеет другого шанса, кроме как оказывать давление или угрожать, или же начать новую войну. Такие расчеты должны облегчить принятие решений для Украины и НАТО (и не только со стороны Вашингтона). В то время как Украина должна реформироваться и усиливать свои общие экономические, политические и военные мощности, Запад должен не только придерживаться, но и усиливать свою поддержку, и не только военную. Это означает не просто реформировать оборонный истеблишмент и обеспечивать оружием, но также поддерживать усилия по обеспечению присутствия Украины в Азовском море (включая Керченский пролив).

Украине и НАТО следует перейти к новому соглашению о ленд-лизе, предоставляя Альянсу базы в ответ на обмен избыточных, но полезных в использовании морских и других средств, которые могут быть эффективно использованы украинскими вооруженными силами. Конечно, такой ответ на новое испытание Путиным Зеленского – чтобы заставить того вернуться в Москву на ее условиях – продемонстрировал бы решительность Киева, Брюсселя и Вашингтона. Москва, при всей своей агрессивности, не нападёт на суда НАТО в Черном и Азовском морях. Кроме упомянутой отпоры, нам следует расширять санкции против России, чтобы увеличить расходы для Путина и его режима. Существующие санкции уже привели к снижению оборонных расходов, и породили напряжение в связи с ухудшением экономических условий. Игнорирование способности Путина к развязыванию войны, его претензий на аннексию больших территорий, и позицию якобы царского собирателя земель русских следует остановить, прежде чем это перерастет в большую и куда более катастрофическую войну для России и Европы. Но даже если и так, то как показывает история Макбета и Ричарда III, враги Путина последовательно приближают Бирнамский лес к Дунсинану или Босвортскому полю, и Россия не сможет долго нести бремя своего театрального мастерства.

Стивен Бланк, «Новое время»

Оставьте комментарий