Командующий внутренними войсками Беларуси признался, что не мог подтянуться на перекладине

Неизвестные детали из биографии Юрия Караева.

Очерк о заместителе министра внутренних дел, командующем внутренними войсками генерал-майоре Юрии Караеве опубликовал журнал «Армия».

Официальная биография Юрия Караева хорошо известна. Но появились интересные детали.

Худой и длинный

Детство прошло в столице Северной Осетии Орджоникидзе (ныне Владикавказе). Будущий генерал рос в простой осетинской семье, далекой от армии. Отец – Хаджимурат Тимофеевич – электрослесарь, мама – Раиса Михайловна – работала инженером.

Особой удалью в детстве маленький Юра не отличался: длинный, угловатый, неловкий – отец едва не пинками выгонял на улицу поиграть с мальчишками в футбол. Но мальчик футбол не любил, любил читать. Домоседа в секцию бокса просто силком привел дядя – Саламгирей Царахов, полковник внутренних войск. Именно он, как признается Караев, сыграл в его жизни судьбоносную роль.

В 1983 году после окончания школы Юрий Караев поступает в Саратовское училище имени Дзержинского, но и сегодня не может объянить, почему сделал такой выбор.

«… Курсант первого курса Караев был далек от атлетического идеала. Да что там идеал?! Он и подтягивался-то с трудом. Чтение книг значительно расширило кругозор, но мало способствовало физическому развитию. Потому военные науки давались Караеву достаточно легко, а вот с физической подготовкой дело обстояло иначе…»

Неуспевающих по физо в училище раз в неделю выводили перед строем и курсант Караев нередко стоял в этом ряду, готовый провалиться сквозь землю. Дело в том, что в книге про русско-турецкую войну когда-то вычитал высказывания царских генералов про осетин: мол, храбрая нация, и в бою всегда впереди, а если бывают последними, то только при отступлении. И Караев начал усиленно заниматься собой.

Читайте также:  Идолопоклонник

– За четыре года я здорово изменился. Мастером спорта, правда, не стал, но все спортивные дисциплины к окончанию училища сдал на отлично: три километра, потягивание, марш-бросок, подъем переворотом, приемы рукопашного боя. Все выполнял легко и без проблем. Но за этой легкостью стоял титанический труд, – признается Караев.

Как попал в Беларусь?

Училище Караев закончил с отличием летом 1987 года. Хотел попасть на Дальний Восток, но получил распределение в Бларусь (тогда БССР).

Первое место службы – Могилев. Но это было не долго. Спустя полгода, его переводят в минский полк оперативного назначения МВД СССР, известный всем сегодня как бригада спецназа. Буквально через месяц полыхнул Кавказ и у Караева начались команировки – Ереван, Баку, Степанакерт, Нагорный Карабах, Агдам.

«Мы стояли на этой раскаленной докрасна земле тем разделительным щитом, который препят ует уничтожению одних люде другими только потому, что в их венах течет иная кровь. В общей сложности за четыре года я провел там со своим подразделением 22 месяца», – рассказывает Юрий Караев.

Именно с тех времен Караев заполнил, что такое стоять перед разъяренной толпой.

В частности, в интервью журналу «Армия» Караев вспоминает как они, 25 человек, стояли перед гудящей, словно улей толпой, на узкой горной дороге на Аскеран. По виску стекал пот. Рука отработанным движением скользнула к кобуре с табельным оружием.

– Знаете, страха я не испытывал совсем. Видно, под воздействием адреналина. Как бы это высокопарно ни звучало, но я чувствовал за своей спиной мощь государства. На мне лежала ответственность за жизни тысяч людей. Поэтому для меня в тот момент намного важнее было невыполнение приказа, – признается Караев.

Читайте также:  Зеленский – Штайнмайеру: Украина выполнила свою часть для возобновления работы «Нормандской четверки»

Запомним этот момент – «важнее всего невыполнение приказа». Мысли еще совсем юного лейтенанта. Это аргумент к дискуссиям о том, будет ли милиция с народом в случае чего… Но приказы ведь отдает не народ…

Впрочем, вот еще один эпизод из тех лет.

«Стрелять в возбужденных людей, в руках которых были только, пусть и увесистые, но булыжники, офицер не спешил. Он брал в руки специальный многофункциональный карабин КС-23, который отстреливает резиновые пули, и картинно, на глазах толпы, в лучших традициях вестерна перезаряжал его», – это тоже про Караева.

А потом «пришлось снаряжать автоматы магазинами с боевыми патронами и применять оружие по предназначению». Однако из очерка выходит так, что стрелял Караев не по людям, не по протестующим или митингующим. «По ним стреляли, как правило, вслепую, на шум работающих двигателей. Караев с бойцами также вслепую огрызался – на звук выстрела».

В Беларуси у Караева тоже огромный опыт – был командиром милицейской бригады в Гомеле, батальона в Бобруйске, командиром 3-й бригады спецназа, командовал столичным ОМОНом. Но особо вспоминает именно спецназ, где стал обладателем крапового берета.

Без галстука

«В свое время он серьезно изучал тюремный фольклор, воровской жаргон, историю «сучьих войн»… И в редкие часы досуга любит обсуждать нюасны этих пикантных для обывателя тем с уникальным знатоком оных, известным белорусским журналистом и общественным деятелем, Павлом Якубовичем».