Конец фартовости российской власти

Фото: AP
Череда очевидных неудач разрушает самую важную концепцию путинского режима.

Непопулярное повышение пенсионного возраста ударило по рейтингу президента, и отыграть это падение никак не удается. Не прекращается скандал вокруг военной разведки и ее агентов, которых ловят и разоблачают буквально всем миром, и конца-края этой истории не видно. Российская православная церковь, в которую было вложено столько денег и пропагандистских усилий, терпит унизительное поражение. И не где-нибудь, а в Украине! Фоном ко всему этому выступают все новые и новые аварии и аварийные ситуации. Думает ли Владимир Путин, что он все еще фартовый?

Мистика авторитаризма

11 октября аварией закончился старт ракеты «Союз-ФГ», которая должна была доставить к Международной космической станции корабль «Союз МС-10». К счастью, находившиеся на его борту российский и американский космонавты, остались живы и здоровы. Но на этом хорошие новости заканчиваются: программа запуска ракет с космонавтами на борту приостановлена до выяснения всех причин, а репутационный и коммерческий ущерб пока даже трудно оценить.

Проблема не в том, что «Союз» не долетел до МКС, а упал: техника отказывает, всякое бывает. Проблема в политике: достижения в космосе — часть мифа о величии России, и после ряда скандалов в Роскосмосе успех очередного запуска был жизненно необходим. Впрочем, дело не только в Роскосмосе.

Владимиру Путину как никогда нужны хоть какие-то зримые и яркие успехи, чтоб противопоставить их череде провалов и поражений.

Но кроме омраченной безобразным скандалом победы Хабиба Нурмагомедова в турнире по смешанным единоборствам UFC 229, после которого он устроил драку со своим соперником, гордиться и хвастаться, как выясняется, больше нечем. И вот мы видим, как Владимир Путин лично спешит поздравить борца с победой, чтобы погреться в лучах пусть даже и весьма локальной и специфической, но хоть какой-нибудь победы.

Череда скандалов и неудач болезненны для любой власти. Тем не менее в странах с развитой демократией никто не возлагает на политических лидеров ответственности за все происходящее. Хотя бы потому, что они и сами на это не претендуют.

Демократическая политика рациональна, как и ее идеологическая база: лидер — это просто временно находящийся в должности чиновник, который по истечению установленного законом срока покинет свой пост.

Авторитаризм всегда иррационален и склонен к мистике. Да и как иначе объяснить элите и населению, почему десятилетиями должен править именно этот человек, а сомневаться в его способностях как руководителя — преступление и даже грех? Опираясь на архаичные концепции власти, авторитарный лидер как бы примеряет на себя роль древних царей. Они отвечали за все перед высшими силами, а не перед людьми, и правили не потому, что побеждали на выборах, а потому что на то была воля богов, которая проявлялась в благоволении к ним во всех их начинаниях.

Однако у архаичной логики есть столь же архаичные проблемы. Если удачливость, военные победы и богатые урожаи воспринимаются как свидетельство благословения существующей власти со стороны высших сил, то поражения и неудачи подводят к неприятному для лидера выводу, что высшие силы больше не на его стороне. А это уже ставит под вопрос его право на власть и дает повод пересмотреть соглашения о лояльности.

Путин в новой роли

Череда очевидных неудач разрушает самую важную концепцию путинского режима — учение о фартовости Владимира Путина. Безусловно доверять тому, кому постоянно везет, — в этом есть какой-то резон, во всяком случае это не противоречит обыденной логике. Кроме того, лояльное отношение к власти выгодно в самом банальном смысле этого слова, и этот аргумент сам по себе довольно важен для многих.

Совсем другое дело — безоговорочно следовать за неудачником. И речь в данном случае идет не столько о населении, сколько о политической и экономической элите России, чьи выгоды от сотрудничества с властью значительно превышали то, что получали в обмен на лояльность обычные граждане. Бизнесмены и чиновники самых разных уровней сделали в свое время ставку на Путина, и многие годы она выигрывала. Будут ли они готовы и дальше хранить безусловную верность лидеру, снова и снова убеждаясь, что он уже не тот и теперь они только проигрывают?

Впереди Владимира Путина ждут самые трудные времена его президентства. Придя во власть на волне больших ожиданий и получив на старте колоссальный аванс от общества, много лет правя страной в ореоле той самой фартовости и пользуясь поддержкой значительной части населения, он вступает в новый этап своей карьеры, когда везение кончилось, а все опросы фиксируют и снижение поддержки, и нарастающее в обществе чувство безнадежности.

Специфика современной России в том, что само по себе население едва ли имеет возможность напрямую конвертировать свое разочарование во власти в какие-то зримые перемены в ней. Но политическая, коммерческая и даже силовая элита России вполне может использовать падение рейтингов президента и нарастающее разочарование населения для начала борьбы за власть. И в этом смысле каждый обрушившийся мост, каждая упавшая ракета и каждый разоблаченный агент могут стать если не решающим аргументом, то той самой последней каплей, которая приведет в движение механизм смены власти. 

Федор Крашенинников, «Немецкая волна»

Источник