«Красная карточка» Интерполу

В последние годы Интерпол все чаще становится инструментом диктаторов.

Гражданин Китая Мэн Хунвэй пропал прямо в воздухе, если верить сообщениям прессы, которые появились через пять дней после пропажи. Он вылетел в Китай из Лиона 29 сентября. С тех пор не выходил на связь со своей семьей, которая и обратилась во французскую полицию.

Гражданин Китая Хунвэй по совместительству является еще и президентом Интерпола, международной организации уголовной полиции. Зачем надо было напускать туману вокруг его исчезновения, непонятно. Самолет вылетел из Лиона, благополучно приземлился в Китае, Мэн был на борту. Он не исчез, а его арестовали. 

Кроме должности президента Интерпола он еще занимал пост замминистра в министерстве общественной безопасности Китая и был членом комитета коммунистической партии, который это министерство курировал. Правда из этого комитета его полгода назад исключили, что уже было сигналом будущих неприятностей. Потом против него начали тайное следствие и в очередной его прилет на родину просто арестовали у трапа самолета и повезли допрашивать.

Впрочем, суть проблемы не в этом. Как, каким образом действующий чиновник тоталитарного режима оказался во главе влиятельной международной организации? Как можно было допустить его избрание?

Интерпол всячески стремится подчеркнуть, что эта организация находится вне политики, занимается полицейской работой, розыском преступников. Однако в последние годы Интерпол все чаще становится инструментом диктаторов для охоты на инакомыслящих или личных врагов этих диктаторов. 

Белорусский режим частенько использует Интерпол для преследования беглых бизнесменов, главная вина которых заключалась в том, что они не хотели делиться с кланом диктатора, прибегает к помощи чиновников Интерпола в политических целях. Тут уместно вспомнить, как генеральный секретарь этой организации Рональд Ноубл в 2011 году помог белорусским спецслужбам скрыть правду о взрыве в метро в Минске.

Россия активно пользуется Интерполом, чтобы преследовать врагов Путина и попытаться вернуть российских бизнесменов с их деньгами домой. Время от времени им удается добиться «красного ордера», т.е. уведомления о розыске и аресте своих политических противников, таких, например, как Билл Браудер, который продолжает активно продвигать глобальный «закон Магнитского», предусматривающий санкции против преступников, нарушающих права человека во всем мире.

Фактически Интерполом руководит генеральный секретарь, которым сегодня является немец Йорген Сток, однако и президент, и его заместители имеют большой вес и влияние на принятие решений. Через Мэна Хунвэя китайские власти активно добивались преследования и возвращения в Китай диссидентов, «красные ордера» в отношении них выдавались сотнями.

Не только китайские власти рассчитывали на содействие Мэна, но и все авторитарные и тоталитарные режимы. А если учесть, что его заместителем впервые стал гражданин России, генерал-майор полиции Александр Прокопчук, то ситуация для диктаторов всех мастей складывалась очень даже благоприятная. 

За исчезновением, вернее арестом Мэна Хунвэя скорее всего скрывается серьезная человеческая трагедия. Само его избрание изначально предполагало ситуацию, связанную с угрозой жизни, его или преследуемых им диссидентов. Избрание это стало возможным только в результате лоббирования авторитарных режимов и попустительства демократических государств. Почему они не заблокировали кандидатуру чиновника, сделавшего карьеру в полиции Китая, покрывавшего пытки и беззаконие, да еще и отметившегося в Тибете и Синьцзяне, объяснить сложно. 

Его судьба, как ни парадоксально, зависит сейчас от тех самых правозащитников, которых он помогал преследовать. Поднимут они шум – у Мэна есть шанс спастись, промолчат – велика вероятность его исчезновения.

Демократический мир благодушествует в то время, как негодяи действуют системно, всеобъемлюще и эффективно. Преступники, злостные нарушители прав человека, агрессоры и диктаторы постепенно прибирают к рукам и международные правозащитные, и правоохранительные механизмы. 

Представителя Китая впервые избрали на такой высокий пост в Интерполе, но представители недемократического государства уже занимали его во время второй мировой войны. Это были Рейнхард Гейдрих, шеф Главного управления имперской безопасности (РСХА) Германии и его преемник, генерал полиции, генерал войск СС Эрнст Кальтенбруннер.

Андрей Санников, координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь», Фейсбук

Источник