Куда направится Путин, когда его свергнут

Свергнутые диктаторы вынуждены искать себе убежище.

В 1989-1990-х годах быстрый развал коммунистического блока и воссоединение Германии прервало успешную карьеру в КГБ находившегося в то время в Дрездене Владимира Путина. Всего через десять лет он стал президентом России, если не считать временного периода правления марионеточного Дмитрия Медведева (2008 — 2012 годы), и продолжает с тех пор им оставаться, пишет Стив Вуд, профессор факультета современной истории, политики и международных отношений Университета Маккуори (Macquarie University) в Сиднее, в статье для британского издания New Statesman (перевод – inosmi.ru).

Однако, несмотря на регулярно публикуемые данные о его популярности, не все в России поддерживают правление Путина. Расположенный в Москве «Левада-центр» опубликовал данные, которые свидетельствуют о том, что нынешний рейтинг популярности Путина составляет всего чуть более 60%, тогда как рейтинг недоверия к нему колеблется на уровне 35%. Это подводное течение составляют люди, выступающие за его отстранение от власти.

Его изображения в виде мачо, хитроумного государственного деятеля, благочестивого человека из народа и так далее, — все это отвлекает внимание наблюдателей от того давления, которое должен ощущать человек в его положении. Демонстрации в 2014 году против российской аннексии Крыма и войны в Украине последовали за масштабными протестами против подтасовки результатов выборов в 2011 и в 2012 годах. Осведомленность о цветных революциях, а также об организованном Соединенными Штатами свержении таких правителей, как Саддам Хусейн и Муаммар Каддафи, увеличивает и без того тревожную природу внутренних беспорядков.

Когда некоторые диктаторы и другие малопривлекательные политики обнаруживали, что их власть и, возможно, само их физическое существование находятся под угрозой, им удавалось найти убежище и людей, обладавших сходными качествами: Иди Амин оказался в Саудовской Аравии, Чарльз Тейлор — в Нигерии (перед тем, как эта страна передала его международному суду), а бывший лидер Кыргызстана Курманбек Бакиев — в Беларуси.

Правительство Франции обманывало само себя, полагая, что предоставляет защиту «просителю убежища», когда в 1978-1979 годах на несколько месяцев разрешило находиться в стране Аятолле Хаменеи. В следующем десятилетии Соединенные Штаты позволили воспользоваться своим гостеприимством Фердинанду и Имельде Маркос вместе с ее 2 тысячами пар обуви. Украинский суд признал Виктора Януковича, бывшего президента страны, виновным в государственной измене и приговорил его в его отсутствие к 13 годам тюремного заключения. Сегодня он находится под защитой Путина в России.

Янукович — один из тех скрывающихся от правосудия беглецов, которые перед своим скоропалительным отъездом смогли накопить огромные суммы денег, награбленные у народа, который они должны были представлять. Путин тоже оказался весьма умелым в накоплении богатства: по некоторым данным, у него порядка 200 миллиардов долларов. Кроме того, до настоящего момента он лучше контролирует население страны. В течение 20 лет его пребывания на вершине вертикали власти применение жестких мер, гибель и исчезновение политических противников и назойливых журналистов, а также агрессивная внешняя политика имели одну конечную цель: предотвратить смену режима и неприятный вариант развития в собственной судьбе.

Однако появились признаки того, что Путин начал ощущать давление. Так, например, в 2016 году его правительство создало национальную гвардию для выполнения разного рода задач в области внутренней безопасности, а подчиняется она непосредственно самому российскому президенту. Новые протесты против правительства, коррупции президента и повышения пенсионного возраста проходили в 2017 и в 2018 году. В 2019 году подпольная группировка «АгитРоссия» использовала социальные сети и протесты в публичных местах для проведения атак на правительство и на главу государства. Ее члены устроили ироничную траурную церемонию по поводу виртуальной смерти Путина. Большой портрет Путина с надписью «В.В. Путин 1952 — 2019» появился перед одним собором в Санкт-Петербурге. Нечто похожее можно обнаружить в киберпространстве.

Путин наслаждался ролью хозяина Чемпионата мира по футболу 2018 года. Но какая из футбольных наций и кто из различных приглашенных «друзей» сможет предоставить убежище, если Путин окажется в сложной ситуации? В отличие от других автократов, военных правителей, негосударственных террористов и фанатиков, которым удалось найти кого-то, кто предоставил им приют, остается совершенно неясным, куда может направиться Путин в том случае, если будет свергнут. Россия была вероятным пунктом назначения для Башара аль-Асада, если бы ему нужно было покинуть Сирию. Путин именно об этом и сказал в 2016 году в интервью немецкому таблоиду «Бильд» (Bild). Но если самому Путину придется в спешном порядке покидать Россию, он, конечно же, не направится в Сирию.

На самом деле ни одно подходящее место сразу не приходит в голову. Какое уважающее себя государство и политическое руководство согласятся принять такого беженца — даже с таким количеством награбленного богатства? У Путина не очень хорошие отношения с Лукашенко, с диктатором из соседней Беларуси. Центральноазиатские государства могут подпасть под иностранное влияние. Венесуэла — опасный вариант. Китайская Народная Республика? Вероятно, нет.

Мы можем исключить либеральные демократии, — но можем ли мы это сделать? У Путина есть партнеры в некоторых из них, и эти государства обязаны предоставлять убежище лицам, спасающимся от преследований или от возможного причинения «серьезного ущерба». Возможно, остров Науру в Тихом океане сделает подобное предложение.

Существует не так много очевидных вариантов, — если они вообще есть, — для такого рода маловероятного, но возможного развития событий. Так куда же направится Путин?

Загрузка...