Лидер протестов в Москве: Мы показали, что ветер дует нам в паруса

В России уже начался новый политический цикл.

В Варшаве прошла дискуссия под названием «Протест. Россия: общество и власть» с участием одной из лидеров местных протестов в Москве Юлии Галяминой, сообщает «Радио Польша».

Сентябрьским выборам в России сопутствовали многочисленные протесты и ужесточение репрессий. Властям пришлось задействовать гораздо больше, чем обычно, сил и ресурсов, чтобы сохранить контроль над политической ситуаций. О чем это свидетельствует, попытались разобраться участники дискуссии под названием «Протест. Россия: общество и власть», которая прошла в Варшаве 8 октября. В дискуссии приняли участие одна из лидеров местных протестов в Москве Юлия Галямина, эксперт из Центра восточноевропейских исследований Мария Доманьская и директор научной программы «Политическая философия», социолог Григорий Юдин.

В летних протестах приняли участие десятки тысяч человек, самый большой из них собрал более 50 тыс. митингующих. С одной стороны, это не мало, но, учитывая население Москвы в 14 млн, не так уж и много. Григорий Юдин, однако, считает, что количество протестующих стоит оценивать в конкретном контексте:

«Эти цифры, на самом деле, росли на протяжении всего лета – все начиналось с 4-5 тыс., потом ближе к 25 тысячам, а дальше – к 60-ти. Таким образом, это была растущая тенденция. На фоне Москвы это очень много. Опять же – мы говорим про конкретную избирательную кампанию в Москве, которая решается 1-2 тысячами голосов. Победитель обычно получает 12-13 тыс. голосов на 200-тысячный округ. 12-13 тыс. – это примерно 40%. Если ты получил 15 тыс., то это уже поддержка в 50-55%. В этих условиях мобилизация на уровне 60 тыс. отражает очень серьезную тенденцию. Все-таки такого рода цифры нужно оценивать в контексте. Поймите, ситуация, когда в Москве на улицы выйдут миллионы, не случится никогда».

Летние протесты в Москве стали самыми масштабными со времен Болотной площади в 2011 году. По словам Юлия Галяминой, однако, помимо количества протестующих есть еще один важный элемент, который сопутствовал мобилизации москвичей в преддверии выборов:

Читайте также:  На площади Свободы уже стоит легальный пикет демократических кандидатов в депутаты

«Отличие этого протеста от протестов, например, 2011 года заключается в том, что на сцене появились не какие-то непонятные люди, а реальные политики, за которыми стоят реальные избиратели. Это – большое и принципиальное отличие. Представьте – я выхожу, а за мной стоят тысячи людей, не потому, что я хороший человек, а потому, что у всех этих людей появился запрос на политическое представительство. И этот запрос, он никуда не денется, они сейчас могут его подавить, кого-то избить или убить, но этот запрос никуда не денется. Вот почему он будет реализовываться так или иначе. В России уже начался новый политический цикл. Уже все говорят о выборах в Госдуму 2021-го года. Об этом говорит не только оппозиция – сегодня во многих газетах вышли статьи о том, что власти уже готовятся к этим выборам. Когда политический процесс – реально живой, спада не будет, он постоянно будет нарастать. Сегодня мяч на нашей стороне. Да, в тактическом плане мы прогорали, потому что я сижу здесь, а не в Московской городской думе. Но в стратегическом плане мы продемонстрировали, что ветер дует нам в паруса, и что мяч на нашей стороне, им нужно теперь просто воспользоваться».

Эксперт из Центра восточноевропейских исследований Мария Доманьская также отметила значение появления новых лидеров оппозиции. По ее словам, однако, этим лидерам стоит максимально консолидироваться с обществом и уже сообща продолжать давление на власть:

Читайте также:  Павел Северинец: Молодежь вдохнула свежий воздух на площади Свободы

«Всегда так, что, с одной стороны, общество давит снизу. У всех этих новых политиков – хороший контакт с гражданами, поэтому они тоже будут давить снизу. С другой стороны, у властей все еще очень мощный аппарат – и превентивный, и репрессивный, который включает всевозможные манипуляционные инструменты, в том числе имитации перемен, на которые есть запрос в обществе. Тем не менее, в долгосрочной перспективе, если власть будет ослабевать, а общество не будет уступать, а будет продолжать все более настойчиво делать новые запросы, в какой-то момент может произойти перевес».