Лукашенко своих детских привязанностей не меняет

ВАЛЕРИЙ КАРБАЛЕВИЧ
Как примером может быть страна, где народ ведет полуголодное существование?

Это первый зарубежный визит Мигеля Марио Диас-Канеля Бермудеса в статусе президента Кубы. Такую должность вернули по итогам конституционного референдума, состоявшегося в феврале текущего года. Причем — неслыханная вещь для диктаторского режима — Конституция Кубы ограничивает пребывание на посту главы государства двумя сроками по пять лет.

Президентом Мигеля Диас-Канеля выбрал парламент. До сих пор почти год он занимал должность председателя Государственного Совета Кубы и фактически был главой государства. Но Диас-Канель не полновластный правитель своей страны. Он делит власть с Первым секретарем ЦК Компартии Кубы Раулем Кастро.

Мигель Диас-Канель не целенаправлено прилетел в Минск. Он проводит тур по европейским странам, который будет включать официальные визиты в Ирландию, Беларусь и Россию. Глава Кубы примет также участие в XVIII саммите Движения неприсоединения, который состоится в Баку 25 и 26 октября.

Объем торговли между Беларусью и Кубой настолько мал, что о нем даже смешно вспоминать. В 2018 году он составил 16,8 млн долларов, при этом белорусский экспорт — 15,5 млн долларов.

Причина такого состояния очевидна. Куба — очень бедная страна, доведенная коммунистическим экспериментом и диктатурой братьев Кастро до ужасного состояния. Ей элементарно нечем платить за белорусскую продукцию. Поэтому Беларусь должна выделять Кубе кредит, чтобы та за него могла купить белорусские товары. Этим занимается Банк развития Беларуси. Сейчас идут переговоры насчет открытия тем же банком второй кредитной линии для кубинской стороны, чтобы продать туда хотя бы несколько тракторов и автомобилей.

Поэтому белорусско-кубинские отношения — это не про экономику, не про торговлю. На этом направлении никаких перспектив. Здесь действуют иные факторы.

Принимая Мигеля Диас-Канеля, Лукашенко отметил: «Я хорошо был знаком с Фиделем Кастро. У меня до сих пор приятные впечатления от встреч с ним, переговоров. Я очень часто привожу этого человека в пример многим другим главам государств. Это был великий человек…»

Познакомились они в 2000 году. Тогда Лукашенко прилетал в Нью-Йорк на «Саммит тысячелетия» ООН и по дороге посетил Кубу. Это было время, когда внешняя политика Беларуси основывалась на союзе со странами-изгоями, которые были под западными санкциями. Это Куба, Югославия, Иран, Ирак, чуть позже — Венесуэла. Это был такой немного виртуальный союз диктаторов, которые проводили антиамериканскую, антизападную политику. Тот условный союз давно распался, однако остались идеологические симпатии, политическое родство недемократических режимов.

Отношение к Кубе было также в значительной степени обусловлено воспоминаниями Лукашенко о советских временах, когда средства массовой информации и официальная пропаганда много рассказывали о «Острове Свободы» и о его легендарном «команданте». Для Лукашенко, как и для всех советских людей, образ Фиделя был окутан героическим ореолом. С тех пор прошло много лет, сменилась эпоха, пламенный революционер Фидель давно превратился в банального, хотя и экстравагантного диктатора, доведя население своей страны до нищеты. Он умер в 2016 году.

Но Лукашенко своих детских привязанностей не меняет. Вот и сейчас он повторяет все советские стереотипы, применяет ту же стилистику: «героическая Куба»; «Революционная, стойкая, мужественная Куба»; «Куба всегда была и остается для нас примером мужества, стойкости и верности своим идеалам». Хотя, как примером может быть страна с карточной системой, где народ ведет полуголодное существование?

Поэтому белорусско-кубинские отношения — это в чистом виде идеология, даже психология, ностальгия по советским временам безо всякой примеси прагматизма. Редкая ситуация, когда целый внешнеполитический кейс базируется на мировоззрении авторитарного лидера.

Валерий Карбалевич, «Радыё Свабода»