Мама пропавшей 20 лет назад в электричке девочки: Я как будто сейчас, в 46 лет, снова родила дочь

Родные люди общаются каждый день, пытаясь наверстать упущенное.

К дому семьи Моисеенко в поселок Удога Чериковского района сейчас как на паломничество съезжаются журналисты и знакомые семьи, пишет kp.by. Людмила Ивановна Моисеенко уже третьи сутки рассказывает одну и ту же удивительную историю: о том, как все 20 лет они с мужем и детьми ждали, что Юля найдется – и в один прекрасный день Юля действительно нашлась, просто написав папе смс-ку: «Здравствуйте, я Юля. Можно с вами связаться?». Людмила говорит, что как будто получила самый большой в своей жизни подарок и до сих пор не может в это поверить.

Экспертиза подтвердила, что Людмила и Виктор — биологические родители Юлии. Фото: МВД

«Расклеили объявления: «Пропала четырехлетняя девочка, одета в халатик и тапочки»

В тот день, 1 октября 1999 года четырехлетняя Юля уговорила папу взять ее с собой: он собирался из Нового села, где жила семья, на рынок в Пуховичи, продавать картошку. Людмила осталась с шестимесячным сыном и старшей дочкой. Домой Виктор вернулся один.

— Муж был немного выпивший, — не скрывает Людмила Ивановна. — Они сели в электричку, чтобы ехать домой, Юля была с ним. Но там мужа ударили. Он очнулся, только когда на конечной станции к нему подошел машинист. Муж еще спрашивал: «Со мной была дочка, где она?». А Юли уже не было. Конечно, муж был в шоке. Запомнил только, что с ним в электричке разговаривала темноволосая женщина, рядом сидели двое мужчин.

Дома Виктор не сразу признался, что дочка пропала.

— Он пошел к моему брату и сказал, что не помнит, где Юля. А потом и мне все рассказал. Мы первой же электричкой поехали в Пуховичи. Расспросили, кого могли, на вокзале, к бабушкам, которые семечки продавали, подошли — ничего. Тогда поняли, что что-то произошло в электричке.

Кроме заявления в милицию, испуганные и растерянные родители написали 22 объявления и расклеили их на столбах на каждой станции, где останавливается поезд «Минск-Осиповичи».

Как оказалась в Рязани и что было до этого, девушка помнит отрывочно. Фото: соцсети

— Там было написано, что пропала четырехлетняя девочка, одета была в халатик и тапочки.

А еще — бесконечно ездили по этому маршруту, пытались что-то выяснить у пассажиров — а вдруг кто-то видел маленькую девочку. Но ни одной детали, которая помогла бы найти девочку, выяснить не удалось.

Папа Юли долго винил себя, что не уследил за дочкой.

— Было всякое: и ругались, и мирились. Мы переживали горе вместе, у нас еще двое деток было. Мы смирились и ждали Юлю все вместе, всей семьей. Муж постоянно говорил, что надо было оставить Юлю со мной. Но вот видите, как получилось. Мы считаем, что за Юлей наблюдали, а потом похитили. Ну не может быть такого, чтобы так резко ребенок пропал, как будто сквозь землю провалился. На второй день объявления были повсюду — и никаких вестей. Где ее прятали?

«Каждую неделю смотрели «Жди меня», надеялись ее увидеть»

Читайте также:  «Все говорят, что выгляжу будто с отдыха»: белоруска рассказала, как работала в Финляндии

Людмиле трудно описать свое состояние в первые дни и недели после того, как Юля пропала.

— Ужас и шок — вот что это было. Все это время мы жили надеждой, все 20 лет. И 30 лет бы прожили надеждой — сколько надо. Меня пытались склонить к мысли, что с ней что-то случилось — мол, забрали на органы. Я сказала: «Вы мне это не говорите, моя дочь жива». Просила бога, чтобы она мне приснилась, но так я ее и не увидела ни разу во сне. Все это время мы продолжали ее ждать и искать: смотрели «Жди меня», и «Пусть говорят» в надежде, что хоть что-то узнаем, увидим ее. Дети тоже помогали, они в интернете выкладывали объявления. Оказалось, что пол-интернета Моисеенок, но вот нашей Юлии Викторовны не было. Она оказалась Ивановой.

Сейчас Юля живет в Рязани и учится на фармацевта. Фото: соцсети

На страничке в «Одноклассниках» у Надежды, сестры Юли до сих пор есть запись: «Помогите, пожалуйста, найти родную сестру — Моисеенко Юлию Викторовну».

Тем временем 21 октября Юля оказалась в Рязани. Прямого сообщения по железной дороге между Беларусью и Рязанью нет. Как девочка там оказалась, непонятно до сих пор. Девочка не смогла вспомнить ни свою фамилию, ни город, где живет. Все, что она на тот момент могла рассказать сотрудникам милиции, которые нашли ее на вокзале — это то, что маму зовут Люда, а папу Витя. Девочке дали фамилию Иванова и отправили в центр для детей, которые попали в трудную ситуацию. Там у нее появилась и новая дата рождения — 1 октября 1996 года, хотя на самом деле девочка родилась 26 сентября 1995.

Ориентировки и объявления о пропаже дочери родители клеили на каждом столбе по маршруту «Минск-Осиповичи». фото: МВД

Через полгода Юлю забрала к себе опекунская семья. Мама-опекун Юлии работает заведующей аптекой, а ее муж — в рязанских электросетях. У них на тот момент было два сына 14 и 11 лет. По рассказам девочки семья решила, что биологические родители просто бросили ее на вокзале.

Все 20 лет Юлия прожила в Рязани. Окончила школу, поступила в училище на товароведа, потом — в медколледж на специальность «фармация». От первого брака девушка растит пятилетнюю дочку.

А в марте этого года Юлия познакомилась с молодым человеком. Илье она рассказала, что ищет своих биологических родителей. Парень вызвался помочь:

Невероятная история возвращения стала возможна во многом благодаря усилиям Ильи. Фото: МВД

— После того, как Юля сказала, что ее никто не может найти, я решил попытаться найти о ее родителях какую-то информацию. По однокоренным словам, по запросу «девочка Юля» увидел на сайте белорусской газеты ориентировку — имя и отчество совпадало. Там был указан телефон Пуховичского РОВД — мы позвонили и рассказали эту историю.

Сотрудники милиции сопоставили факты — та отрывочная информация, которую помнила Юля, совпадала с деталями исчезновения девочки в 1999 году.

Читайте также:  Шоумен Максим Галкин высмеял Путина и российских пропагандистов

Девушка прислала в милицию свои фотографии — эксперты Государственного комитета судебных экспертиз сопоставили снимки с фотографией маленькой девочки и установили сходство. Девушке дали телефон отца, и она отправила смс: «Здравствуйте, я Юля. Можно с вами связаться?»

А чуть позже Юля с Ильей приехали в Пуховичи. Дальше был тест ДНК, который подтвердил, что Юля — та самая девочка, которая пропала 20 лет назад.

Мама разговаривает с найденной дочкой каждый день, а на Новый год собирается в гости. Фото: МВД РБ

«Низкий поклон семье, воспитавшей Юлю»

Когда Юля нашлась, жизнь семьи разделилась на два отрезка, как в кино.

— С нас спал груз, который висел на сердце 20 лет. Теперь наша история другим людям дает надежду и повод, чтобы жить. Мне сегодня звонили из Москвы люди, рассказали, что их отец потерялся 17 лет назад. Я сказала им, что нужно ждать и не опускать руки.

Долгожданная встреча произошла 19 августа. Юля встретилась с родителями в здании Пуховичского РУВД.

— Что я почувствовала, когда ее увидела? Что я только что, в 46 лет, родила дочь. Я ее взяла на руки и держала долго-долго. Мы узнали ее даже до встречи, когда она нам прислала фотографии. Муж сказал: «Это моя Юлечка, доченька любимая». Три дня мы с ней переписывались, и на четвертый день у нас состоялась встреча.

— Сильно волновались?

— Конечно! Мужу сотрудники РУВД капли давали от сердца. Ему стало плохо. Я не могла Юлю отпустить, и она меня не могла отпустить. Сидела у меня на коленях, — плачет Людмила Ивановна. — Она нас из Пуховичей привезла домой, у нас здесь побыла, со всеми познакомилась. Сейчас общаемся каждый день: она мне пишет, и я ей. Вчера звонила.

Юля встретилась с родителями в Пуховичском РОВД. Фото: МВД РБ

У родителей Юля погостила только один день и уехала обратно в Рязань — нужно было вести дочку к врачу. Кстати, внучка, по словам Людмилы Ивановны, очень похожа на маленькую Юлю.

— С Юлей мы 5 сентября встретимся на передаче «Пусть говорят». А уже в гости поедем к Новому году.

— Вы общались с семьей, которая воспитала Юлю?

— Мы разговаривали с Ириной по вайберу. Хорошая семья, воспитали мою дочь, дали образование, братья сводные защищали Юлю. Большое спасибо им! Низкий поклон!

К милиции у Людмилы Ивановны вопросов и претензий нет: женщина уверена, что ее дочь искали.

— Искали то Моисеенко, а в Рязани ей дали фамилию Иванова. Она сказала, что папу зовут Витя, а маму — Люда, а фамилию не смогла сказать. Юля потом рассказывала, что она помнит какого-то мужчину и женщину, которые были с ней в Рязани. С ними она где-то ходила, просила денег, пряталась от милиции.

— Вы хотите, чтобы нашли людей, которые увезли Юлю?

— Разве можно через 20 лет их найти? Мы не хотим ничего ворошить, главное, что наша дочка с нами.