Минчане, во дворе у которых застрял щит для прокладки метро: Гремел весь район

«Алеся» за €11 миллионов стоит уже несколько месяцев посреди минского двора.

2 октября стало известно, что механизированный щит «Алеся» остановился в частном секторе недалеко от вокзала. В чем причина остановки, неизвестно, поскольку «Минскметрострой» готов отвечать только на официальные запросы. Tut.by пообщался с хозяевами дома, у которых во дворе несколько месяцев стоит машина, прокладывающая тоннель метро.

10 мая тоннелепроходческий механизированный щит «Алеся» начал прокладку тоннеля метро от будущей станции «Вокзальная» до «Ковальской слободы». Работы начинаются от вокзала и идут под землей через частный сектор. Неподалеку от него — хранилище Нацбанка.

Частный дом, который оказался на месте, где щит остановился, расположен напротив вырытого котлована в переулке Студенческом, 2.

Хозяин дома Олег Жанович рассказывает, что щит остановился три месяца назад у него посреди двора.

— Когда «Алеся» начала ломаться, тут гремел весь район. Люди ночью вскочили, думали — война. Утром жена перед работой пошла в туалет, а там провал метра три глубиной и три в ширину. И рабочие во дворе раскопки ведут.

Хозяин рассказывает, что сначала рабочие огородили лентой часть участка и сказали там не ходить, потому что может провалиться земля. А на следующий день земля просела уже чуть дальше. К туалету проложили дорожку из досок, чтобы случайно не провалиться.

«Рабочие попросили не ходить на местности в углу справа, но „Алеся“ остановилась здесь», — показывает на свежую землю и горку из песка Олег Жанович.

— Они тут колупаются, но уже давно все замерло. Куча песка ушла в эту яму. Они ее засыплют — вроде нормально. Но только поезд пройдет или они «Алесю» подналадят на пару минут, из-за вибраций земля опять уходит. Сам щит находится на глубине примерно 11 метров.

Песок приезжали засыпать несколько раз, а также пригнали буровую машину, чтобы узнать, почему «Алеся» не работает. Олег Жанович рассказывает, что один раз рабочие на что-то наткнулись, но ничего в итоге не выяснили. А последний раз строители были на участке в августе.

— Это все можно доставать открытым методом (имеются в виду детали «Алеси». — Прим.) — все сносить и рыть котлован. Назад она не идет, за ней уже бетонированный свод. А сюда она не может идти, потому что во что-то уперлась. Рабочие рассказывали, что щит уже ломался: ломался бандаж, на который все прикреплено. Его сваривали, видимо, плохо. А теперь нет синхронности, сломались валы, которые приводят щит в действие, и пошли вразнобой.

Олег и Светлана рассказывают, что рабочие уже меняли запчасти и снова запускали щит.

— Как запустили, опять эта хата ходуном пошла, шкафчики пооткрывались, поразбивались банки. Соседи, которые живут за стенкой, повыбегали на улицу, думали, что шкафы уже на них упадут.

Стоит ли теперь хозяевам делать ремонт в этом доме и прокладывать коммуникации, они не знают. Потому что ничего не известно о сносе участка.

— Что мы ни писали — никакой конкретики не получили. По плану у них этого дома уже нет. Нас никто ни о чем не уведомлял. Писали и в «Метрострой», просили сказать, сколько этот дом простоит. Отвечают только, что все в пределах нормы от строений до линий метро. Дальше будем обращаться в администрацию Лукашенко.

В последнее время никаких работ на этом участке не проводится, говорит хозяин. В котловане напротив дома, под которым остановилась «Алеся», в среду утром в течение часа никто из рабочих не появился.

Источник