Министры в розовых очках

Наивно полагать, что цифра спасет луканомику.

Все экономические форумы, проходящие в Беларуси, различаются по тематике и названиям, но похожи в одном. Представители международных финансовых организаций, зарубежные гости и местные независимые специалисты призывают к проведению структурных реформ. А представители правительства заверяют, что все необходимое и так делается — только медленно и осторожно, чтобы народ не огорчать.

Не стал исключением и «Кастрычнiцкi эканамiчны форум — 2019: Невидимая рука Левиафана». Попытки выяснить роль государства и убедить его сыграть что-нибудь реформаторское в очередной раз разбились о незыблемые позиции властей.

Собственно, команде гостей и организаторов можно было сдаваться сразу — после вступительной речи первого вице-премьера Александра Турчина. Он уверенно заявил, что у правительства есть четкая программа действий, сделанная «для нас, не для Всемирного банка и МВФ», и она уже реализуется. Конечно, в экономике есть кое-какие проблемы, но правительство знает, как с ними разобраться.

В частности, беды госсектора чиновники считают преувеличенными. По мнению Турчина, сотня крупнейших ОАО, где доминирует доля государства, вполне способны работать в рыночных условиях. Особые надежды при этом возлагаются на создание системы корпоративного управления. С проблемными госпредприятиями тоже разберутся: кому-то помогут с реструктуризацией долгов; неспособным выжить без поддержки найдут еще какой-нибудь выход.

Главные надежды власти — на современные технологии, которые, по словам Турчина, «меняют жизнь и экономику, независимо от воли государства» и даже «очень оригинально начинают разрешать споры экономистов». Например, цифровые платформы делают бесполезными попытки защитить внутренний рынок от импорта, а цифровизация с роботизацией «ставит крест» на усилиях «по сохранению рабочих мест в цехах и на полях».

Поэтому для вице-премьера очевидно, что «новые рабочие места будут создаваться где угодно, но не в индустриальном и аграрном секторе», а вопросы дешевых нефти и газа «перестают быть критическими» для выживания и развития. Выход видится в дальнейшем развитии ИТ-отрасли — тем более что успехам белорусского ПВТ, по мнению Турчина, экономика страны обязана «нашим небольшим ростом». А потому следующая пятилетка «должна стать и по названию, и по духу цифровой».

И правда, вид деятельности «информация и связь» обеспечивает в этом году половину прироста ВВП — целых 0,5%. Жаль, конечно, что в целом прирост скудноват — всего 1% при годовом прогнозе 4%. Интересно, что до июля 2019г. вклад этой отрасли в прирост ВВП никогда не публиковался. Но после истории с «грязной» нефтью по итогам шести месяцев вклад промышленности и транспорта существенно сократился. На этом фоне роль сектора ИКТ подросла. Впрочем, он включает всю деятельность в сфере телекоммуникаций, производства оборудования и оптовую торговлю товарами, связанными с информационно-коммуникационными технологиями, оказание информационно-телекоммуникационных услуг. ИТ-отрасль — лишь часть этого сектора, к которой статистика относит программирование, компьютерные технологии, обработку данных, торговлю ПО и обслуживание компьютерной техники. При этом в секторе ИКТ на конец прошлого года числилось 4996 организаций, в т.ч. в ИТ-отрасли — 3123, включая 454 резидента ПВТ. Так что с оценкой его роли надо бы поаккуратнее.

Читайте также:  Закат России

Стагнация экономики заставляет власти отчаянно искать способы улучшить ситуацию. Цифровизация выглядит здесь едва ли не даром небес. Что делать, когда в министерствах и подведомственным им отраслях — бардак и пофигизм, средств на господдержку госсектора все меньше, а российская помощь оборачивается интеграционной ловушкой? Спасти неизменную социально-экономическую модель и заодно «вертикаль» может только чудо.

Его власти ждут от технологий. Иногда кажется, что главное назначение ПВТ — дарить надежду властям, которые никак не справятся с «запущенными» заводами, тонущим в долгах и отходах селом, закопанными миллиардами господдержки, мизерными заработками большей части населения и бизнеса. Может ли «цифра» вывести из этого тупика в светлое будущее?

Помнится, по рельсам госпрограмм какие только локомотивы не шастали. Триаду «экспорт-жилье-продовольствие» сменила сцепка «модернизация-инновации-кластеры». Сошли с рельсов холдинги, молочные фермы и агрогородки, мелькнул голубой вагон надежд на малый бизнес. Никто не смог вывезти литерного пассажира — бюрократическую «вертикаль» с чемоданом без ручки, набитым неэффективным госсектором и непомерными социальными обязательствами.

Теперь на опустевшей трассе новый фаворит. Его экипаж потрясает завораживающими цифрами грядущего процветания. И власти готовы поверить, что ИТ-сектор вытянет ВВП, экспорт и зарплаты, даст достаточно ресурсов, чтобы не пришлось клянчить на Западе и Востоке займы у РФ и МВФ, избавит от потребности в российских энергоносителях, сырье и рынках. Причем без всякой приватизации и прочих рыночных либеральных пакостей.

Читайте также:  В России вступил в силу закон об изоляции Рунета

Под патронажем свыше ИT-индустрия действительно сможет развиваться быстрее. Возможно, на выполнение услуг оффшорного программирования для цифровых американских и европейских ТНК можно мобилизовать в 3-4 раза больше людей, чем сейчас. Многие охотно бросят точить гайки и сажать картошку ради высокой зарплаты. Но тем, кто не освоит новые профессии, не выучит английский язык и обделен математическим мышлением, придется туго. Переориентация трудовых ресурсов и капиталов довольно быстро добьет традиционные отрасли, будущее которых, скорее всего, и так незавидно — особенно, если государство бросит их без поддержки.

Это глобальная проблема. К примеру, в докладе ЮНКТАД отмечается, что построение цифровой экономики повлечет бум в отдельных секторах и множество проблем для других. А потому одной из главных задач для бизнеса и государства в ходе цифровой трансформации экономики является преодоление перекосов и пузырей, которые могут повлечь череду финансовых и социальных проблем.

Поэтому стоит обратить внимание на предупреждение заместителя правления «Беларусбанка» Александра Егорова о признаках своеобразной «мутации» голландской болезни в бурном росте белорусского ИT-сектора.

Неравенство доходов, порожденное преференциями для избранных, тянет за собой рост потребительского импорта, цен на товары и услуги. К примеру, еще в 2015г. инфляция для 10% наименее обеспеченных домохозяйств составляла 9,8%, а для 10% наиболее обеспеченных — 10,4%. Но с начала 2016г. цены для бедных растут быстрее. Если в 2016-18гг. разрыв составлял около 20%, то в текущем году он уже почти в 1,5 раза больше: 2,8% против 1,9%. Все чаще можно услышать истории о том, как владельцы бизнес-центров отказываются продлевать договоры аренды то с одной, то с другой компанией по единственной причине: хотят заполучить более выгодных арендаторов-айтишников. Далеко не все в состоянии увеличивать выручку, чтобы «догнать» подобные тенденции.

Чем больше хиреют традиционные отрасли, тем меньше налогов удается с них собрать. Льготный ИТ-сектор эти потери никак не компенсирует, какие бы фейковые аргументы ни приводились в его защиту. А на погашение ранее набранных долгов, образование, медицину, пенсии, социальную защиту увольняемых с погибающих без господдержки предприятий понадобится много денег. Плюс содержание госаппарата и силовых структур, которые сокращаться пока не собираются.

Леонид Фридкин, «БелГазета»

Загрузка...