«Мы добьемся своего»

Фото: МБХ Медиа

В этом году согласованный с российскими властями марш памяти убитого пять лет назад политика Бориса Немцова снова стал не только акцией памяти, а платформой для того, чтобы проявить недовольство действиями властей и политикой страны в целом. Пришедшие заявляли о репрессиях, протестовали против пыток, поправок в Конституцию России, просили отпустить политзаключенных. «МБХ-медиа» рассказывает, как это было.

Люди начали собираться на Страстном бульваре за несколько часов до начала шествия — колонны должны были двинуться в 14:00 и проследовать до проспекта Сахарова, а дальше прямо по нему. Сразу за театром мюзикла стояли рамки, через которые проходили участники марша. Всех досматривали полицейские.

Уже в полпервого сформировалось несколько «плотных» колонн, над головами собравшихся развевались флаги России, партии «ПАРНАС», «Правого блока», движений «Солидарность» и «Весна», соцфем движения «Альтернатива» и многих других. Участники марша разворачивали растяжки с надписями «Свобода стоит дорого», «Кто заказчик?», «Путина в отставку», «Заказчик убийства должен сидеть».

Отдельный баннер был у матерей политзаключенных с требованием свободы и справедливости для своих детей — фигурантов «Московского дела», «Дела „Нового величия“», «Дела сети» и других резонансных политических дел. Участники также принесли множество плакатов с портретами Бориса Немцова, его цитатами и стихами, посвященными политику. Лозунги начали кричать еще в ожидании «старта». Люди требовали «Перемен!», «Свободы политзаключенным», кричали «Путин вор!» и «Кадыров — позор России», призывали «Посадить убийцу Немцова».

Ближе к 14:00 на Страстном становилось все теснее, а очередь к рамкам все не заканчивалась. В два с небольшим колонны двинулись. Маршем руководил один из его организаторов — оппозиционный депутат Илья Яшин. Он шел во главе первой колонны и кричал в громкоговоритель лозунги. Отдельная колонна была у либертарианцев — ее баннер несли глава ЛПР Михаил Светов и его однопартийцы. Представителей движения «Декоммунизация» вел их руководитель Дмитрий Энтео.

Мужчина где-то за 50 рядом в колонне делился с другом, примерно ровесником, что ждет того времени, когда будет рассказывать внукам о нынешней России. «А они будут удивляться: „Как? И вы при таком ужасе жили? Что же вы делали?“ А я скажу, что вот так, ходили на марши, кричали, но это все, что мы могли», — рассказывает он.

Участники марша шли по бульварам, из соседних кафе выглядывали люди, снимали шествие на телефоны, некоторые из них смеялись. Их приглашали присоединиться к акции — кричали: «Стыдно стоять в стороне!». Но те оставались только наблюдать. В ресторане «Рюмка водки» певца Григория Лепса в то время, как проходили колонны, включили его одноименную песню.

Традиционно, как и на других подобных мероприятиях, собравшиеся окружили сотрудников Первого канала, мешали им задавать вопросы и скандировали: «Позор!».

Отдельное внимание правоохранителей привлек офис штаба политика Алексея Навального на Рождественском бульваре. На лестнице в подвал стояли сразу четверо росвардейцев. Сам Навальный со своей женой Юлией и другими сотрудниками ФБК были в этот момент на марше.

Со столбов по маршруту гроздьями свисали камеры с системой распознавания лиц. Кроме того, в толпе заметили нескольких молодых людей с одинаковыми белыми iPhone, и толстыми черными чехлами с пауэрбанками — предположительно, сотрудников центра «Э». Они снимали лица участников марша, но не через стандартное приложение видео или фото для ios, а в другом приложении с незнакомым интерфейсом. «Что вы делаете, ребята? Почему у вас одинаковые телефоны и вы снимаете только лица? Сколько вам заплатили?», — начали расспрашивать у них из толпы. Парни не отвечали на вопросы, прятали лица от камер и просили от них отстать, начинали глупо «отмазываться».

Из-за этого в целом на протяжении всего марша было ощущение слежки. Люди отказывались отвечать на вопросы на камеру, если к ним обращались не СМИ. Вели себя крайне осторожно, принимая любого подозрительного персонажа за потенциального «агента Кремля», заглядывали журналистам в пресс-карты.

На акции не было ни одного задержанного. По оценкам «Белого счетчика», на марш вышли больше 22 тысяч человек — в два раза больше, чем в прошлом году. Министерство внутренних дел по Москве (ГУ МВД) вывело цифру поскромнее — 10,5 тысячи. Рамки «на вход» закрыли еще в полтретьего. В «Белом счетчике» сообщили, что к маршу не успели присоединиться около 200 опоздавших. Полицейские велели им сразу идти на Сахарова.

На повороте с бульвара Илья Яшин предложил участникам остановиться и почтить память Бориса Немцова минутой молчания. На пустой проспект Сахарова море людей вышло в гробовой тишине. Шагающий рядом мужчина обратил внимание на мое выражение лица. «Не грусти, ты чего? Россия будет свободной. Мы своего добьемся», — сказал он мне.

На Сахарова начал падать редкий снег, при этом показалось солнце — до этого погода была серой и пасмурной. Змеей на проспект «выполз» огромный триколор, растянутый участниками акции. Зазвучали призывы полицейских: «Граждане, расходитесь! На станцию Красные ворота — придерживайтесь правой стороны, на Сухаревскую — левой». Журналисты завершали свои эфиры, а пришедшие на марш постепенно стягивались в подземный переход и метро.

Источник: charter97.org.

Загрузка...