«Недостаточно нас взорвалось!»

Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»
Что говорят о российской власти жители Шахт после взрыва в жилом доме.

Взрыв в Шахтах случился в 6.18 утра 14 января. Три верхних этажа второго подъезда девятиэтажки по Хабарова, 16, практически уничтожены. Погибших на момент публикации этого текста четверо — 31-летняя Виктория Ларикова из 71-й квартиры, 67-летняя Людмила Николаевна Власова из 72-й квартиры. Нашли еще два тела. Предположительно, это Владимир и Ольга Пашутины. Их дочь Ирина приглашена для опознания. От помощи психологов она отказалась. Судьба Татьяны Пашутиной по-прежнему неизвестна, пишет «Новая газета».

Многоэтажка щетинится балками, оконными стеклами, вывороченными кирпичами. Бьет по воздуху занавесками. Угла дома просто нет — как отгрызло. Соседняя пятиэтажка — дом № 18 — тоже пострадала, вырван кусок крыши. Оба дома эвакуированы. Над домами нависают два крана, похожие на насекомых.

Спасатели работают на крыше — цепляют обломки. Вешают на краны. Напротив — в тени газпромовской заправки — стоят люди. Все смотрят наверх. И эмчеэсники, и полиция из оцепления — тоже смотрят вверх. Девочки лет семи сосредоточенно снимают на телефоны.

Все утро после взрыва здание укрепляли железными скобами изнутри. Высотные краны приехали только в 4 часа дня. Вместе с ними почему-то ждали Путина.

— Она к нам заходила все время, продукты покупала! — продавщица говорит про погибшую Викторию Ларикову. — Такая хорошая! И за что ей? Нам за что?

— Девочка, ты с Москвы? — подходит другой продавец. — Передай привет вашему Путину. Приедет он?

— А чего он приедет? — нараспев произносит женщина. — Недостаточно нас взорвалось!

Улица отзывается гулом.

— У меня 11 тысяч зарплата, у ней — продавщица кивает на подругу — пенсия 8500. С этого месяца за мусор сотню с человека. Сотня на человека! Вы там сотнями подтираетесь, небось.

— Одно место работы — керамический завод! — подхватывает парень. — Там и 27 можно зарабатывать! Максимум здесь! Устраиваешься дворником, ходишь-молишь, на колени падаешь — возьмите меня в цех.

— Улицы наши видела? А мы по ним ездим и ходим.

— Снег убирают через 8 дней после снегопада, когда подтает, и то по центральным улицам.

— Процветаем!

— Да что вы ей говорите, — внезапно отзывается эмчеэсник из оцепления — тоже местный. — На Украину они линзу плюсовую на любое событие, как приближение делают, а на Россию минус. Все у нас хорошо. Вот ты — тыкает на оператора Первого канала, настраивающего камеру. — Скажи, почему вы снимаете столько, а показывайте вот столько?

— Так я только снимаю, — отвечает оператор. — Показывают другие. Я сам с Ростова, мужики.

— А чего ты тогда им снимаешь? — говорит эмчеэсник. — Если не показывают.

— Недостаточно нас взорвалось! — повторяет женщина.

Над развалинами летают два дрона. Столб из кирпичей, неудачно подцепленный, падает обратно в месиво развалин. Толпа выдыхает и отшатывается.

Вокруг кабины крана — круг пустоты. Оператор — мужчина с покрасневшим лицом — двигает в воздухе гигантскую плиту. Опускает медленно.

— Стрелу на себя, стрелу! — говорит рация.

— Плиту убрал. Начало играть-гулять.

В 17.03 краны замирают. В здание заходят три представителя эвакуационной разведки — искать людей.

— В настоящее время судьба неизвестна, — говорит эмчеэсник журналистам. — Сколько можно повторять!

Во дворе развернут штаб. Вместе с эмчеэсниками, Следственным комитетом, ФСБ, военными стоят чиновники.

Губернатор Ростовской области Голубев объявляет на камеры: единоразовые выплаты по 10 тысяч рублей, материальная помощь от 200 до 600 тысяч, по миллиону — семьям погибших.

Депутат Госдумы по Шахтинскому округу Максим Иванович Щаблыкин («Единая Россия») объясняет, что завтра на заседании все расскажет коллегам.

Главный вывод из случившегося — 161-я статья Жилищного кодекса должна быть изменена. Нужен свободный доступ специалистов для проверки газового оборудования, как в подъезде, так и в квартире. За недопуск — как минимум административная ответственность. «…Если бы до людей доводилось, что есть системы газового контроля, совсем недорогие…»

(На следующий день группа депутатов Государственной думы во главе с лидером «Справедливой России» Сергеем Мироновым внесла законопроект, предусматривающий установку в жилых домах систем газовой безопасности за счет жильцов.)

Сотрудники ПАО «Газпром» — поставщик газа в пострадавший дом — стоят тут же. «Мы интервью дадим, когда положено. Нам уже сказали, что всех будут допрашивать. Одно скажем — для нас это неожиданность абсолютная».

Рядом рабочие варят трубы временного отопления. К вечеру городская администрация объявит, что принято решение — дом восстановить.

Оставьте комментарий