Обвал нефти оставил Россию без денег на обещания Путина

Источник: RFE/RL

Анонсированная Минфином и ЦБ РФ сделка с акциями Сбербанка, в рамках которой государство планировало само себе продать контрольный пакет крупнейшей кредитной организации страны, получить больше 3000% «бумажной» прибыли и напечатать 1,2 триллиона рублей на социальные обещания президента РФ Владимира Путина, подвисла в воздухе, передает finanz.ru.

После того, как мировые рынки охватила вирусная паника, а цены на российскую нефть в Европе упали ниже 50 долларов за баррель, Банк России неожиданно заявил, что федеральный бюджет может не получить нужную сумму в срок.

Правительство ждет от ЦБ 350 млрд рублей в этом году и еще 900 млрд в 2021-23 гг, рассчитывая этими деньгами оплатить программы соцпомощи, анонсированные Путиным вместе с реформой Конституции.

Транш 2020-го года должен был прийти в бюджет в июне. Но хотя президентские указы о расширении программы материнского капитала и бесплатных завтраках в школах уже подписаны, а в ГосДуму внесены поправки в бюджет с расходами на президентское послание (352 млрд рублей), ЦБ просит разрешения отложить перечисление денег до декабря, заявила первый зампред регулятора Ксения Юдаева.

Не объясняя причину отсрочки, она сообщила лишь, что это нужно для того, чтобы «защитить интересы бюджета».

Сделка с акциями Сбербанка, которую экс-зампред ЦБ Сергей Алексашенко назвал «прямым печатанием денег из воздуха», а международное рейтинговое агентство S&P оценило как «подрывающую доверие» к бюджетной политике правительства, представляет из себя многоступечатую схему, в процессе которой Минфин и ЦБ, слово шарик от пин-понга, перекидывают между собой государственные активы на десятки миллиардов долларов и получают «из ниоткуда» больше 2 триллионов рублей на латание дыр и пополнение бюджета.

Процесс выглядит следующим образом. Минфин продает ЦБ валюту из Фонда национального благосостояния. ЦБ оплачивает купленную валюту за счет эмиссии рублей и перечисляет «напечатанную» сумму Минфину. Минфин отдает эти деньги ЦБ в качестве оплаты за покупку акций Сбербанка. После чего ЦБ перечисляет их же обратно Минфину (в бюджет) – уже в качестве собственной прибыли.

Эта прибыль в размере 3300% возникает из бухгалтерского казуса: на балансе ЦБ Сбербанк оценивается всего 75 млрд рублей, а продается по рыночной стоимости – за 2,5 триллиона. При этом часть денег ЦБ оставит себе на покрытие убытков от банковских санаций, а бюджету отдаст 1,2 триллиона. Чтобы компенсировать эмиссия, с некоторой задержкой (в течение 7 лет), он изымет «напечатанные» рубли из системы через операции по продаже валюты.

Проблемы в схеме, разработанной заслуженным экономистом России Эльвирой Набиуллиной и доктором экономических наук Антоном Силуановым, возникли на первом же этапе: в ФНБ нет нужной суммы для сделки, а неожиданный обвал нефтяных цен мешает его наполнить.

На начало марта в фонде находилось 124 млрд долларов, но эта сумма включает «защищенную часть» размером 7% ВВП, тратить которую нельзя. В незащищенной части – сверх 7% ВВП – 2,5 триллионов рублей не набирается, признавал в феврале Силуанов. По его словам, чтобы накопить деньги, потребуется год и цены выше 50-52 доллара за баррель (цитаты по Reuters).

Но в прошлую пятницу баррель Urals в европейских портах падал до 48 долларов, а на вторник, 2 марта, цена поднялась лишь до 49,8 доллара.

Согласно закону о бюджете, в 2020 году при нефти по 57,7 доллара ФНБ должен был пополниться на 2,7 триллиона рублей, что полностью покрыло бы сделку с акциями Сбербанка. При цене около 50 долларов в фонд уйдет вдвое меньше – около 1,3 трлн рублей. Если же цена упадет до 42,4 доллара, то наполнение ФНБ и вовсе остановится.

С нефтью дешевле 50 бюджет России становится дефицитным, указывает главный экономист Nordea Татьяна Евдокимова. При этом бюджетное правило продолжает работать, заставляя Минфин скупать валюту, фактически не имея ни лишних нефтегазовых доходов, ни лишних денег в принципе – исключительно в долг, за счет займов на рынке ОФЗ.

Источник: charter97.org.