Обвиняемый по делу Коржича сержант: Военную присягу торжественно не принимал, только расписался

Александр Коржич
В суде по уголовному делу о гибели солдата-срочники снова допрашивают свидетелей.

В Минске продолжаются судебные заседания по уголовному делу о гибели 21-летнего солдата-срочника Александра Коржича в учебном центре в Печах, передает «Еврорадио».

Обвинение предъявлено трем сержантом: Евгению Барановскому, Егору Скуратович и Антону Вяжeвичу. 11 сентября суд начал их допрос. Первым выступил Барановский. Он рассказал суду, что в КГБ его принуждали к даче показаний, а во время службы сержанты «получали больше, чем солдаты». Также он упомянул, что проходил потерпевшим по уголовному делу в отношении Павла Сукoвенкo, командира роты, в которой служил.

Сегодня показания даeт командир 2 роты 3 школы Дмитрий Позняк. Напомним, погибший рядовой Александр Коржич служил в 3 школе 3 роты.

Свидетель был заявлен стороной защиты. По мнению адвоката Скуратовича, командир может охарактеризовать обвиняемых.

В 2017 году Позняк был старшим преподавателем, обучал личный состав — курсантов и сержантов.

— Выполняли свои обязанности, проводили занятия. Почти на одном уровне были. Понятно, что те, кто был старшего призыва, были более опытными. Эти сержанты ничем не выделялись, — рассказывает свидетель.

Гособвинитель Шерснёв говорит о группе контроля, которая была организовалана в 3 школе, и спрашивает, участвовал ли в ней Позняк.

— Группа контроля включает в себя контроль за выполнением распорядка дня. То есть, к примеру, осуществляется контроль за подразделением, чтобы они занимались в соответствии с расписанием. Каждый день ответственными были разные люди. Это примерно раз-два в месяц.

— Что включает в себя работа офицера в группе контроля?

— Начинается с подъёма личного состава, потом проверка наличия личного состава, зарядка и далее по расписанию, — рассказывает Дмитрий Позняк.

Суд продолжает допрос обвиняемого Барановского.

13 октября 2017 года следователь спрашивал у Барановского о финансовом положении Артура Вирбала. Сержант рассказывал, что несколько раз прапорщик сообщал сержанту, что у него не хватает денег. Брал ли Вирбал в долг, Барановский не знает.

В один из дней к нему подошёл Коржич и рассказал, что старшина Вирбал забрал у него карточку и не возвращает. После этого прапорщик взял выходной на 3 дня, после чего ушёл ушёл в двухнедельный отпуск — уехал к родителям в Браславский район.

Из показаний Барановского в ходе следствия узнаём, что он родился в деревне Новосёлки Борисовского района. Там он пошёл в школу и проучился два года. После с матерью и сестрой он переехал в другую деревню. Отец обвиняемого умер, когда тому было 4 года.

После школы Барановский закончил Борисовский лесоагротехнический колледж и получил специальность тракториста. Весной 2016 года был призван на срочную службу. Военную присягу принял 11 июня. Правда, на суде он отмечает: «Торжественно не принимал, только расписался».

Из показаний Барановского узнаём, что за неделю между выпиской Александра Коржича из медроты и тем, как сержант Заяц нашёл его повешенным, рядовой Алимхаджаев ходил в медицинскую роту. Там ему сказали, что Коржича выписали. Об этом он сообщил рядовому Ивану Квирингу (он также проходит потерпевшим по «делу Коржича»). Когда после смерти Коржича Барановский спросил у Квиринга, почему тот не сообщил о выписке Коржича, рядовой ответил: думал, что сержант знал об этом.

Ещё до событий 3 октября младший сержант Скуратович нашел в тумбочке Александра Алимхаджаева тетрадь со стихами о суициде. Сам Барановский эту тетрадь не видел. Скуратович передал ее для проверки заместителю командира роты капитану Чиркову.

Следователь спрашивал у Барановского, где он был с 26-го сентября по 3-е октября.

— Я не могу изложить точно, занимался по расписанию. Я не посещал санитарную часть в то время, — читает показания прокурор.

Барановский полностью отрицает, что действовал совместно со Скуратовичем и делил с ним деньги. Ранее в суде он говорил, что не признаёт той части обвинения, в которой говорится, что он действовал в составе преступной группы.

Напомним, тело Александра Коржича нашли в подвале медицинской роты войсковой части 3 октября 2017 года. Он провисел в петле неделю. У солдата были связаны ноги, а на голову надета майка. Расследование громкого дела длилось полгода, рассматривались три версии гибели. В апреле 2018 года Следственный комитет сообщил, что Коржича «довели до самоубийства коллеги». Мать солдата в эту версию не верит, а пострадавшие солдаты говорят, что у Александра Коржича не было причин сводить счеты с жизнью.

Источник

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Новостная лента