«Олег всегда был впереди – и это восхищало»

Сегодня основателю сайта Charter97.org Олегу Бебенину исполнилось бы 45 лет.

Известный белорусский журналист Олег Бебенин родился 14 июня 1974 года. Окончил факультет журналистики БГУ. Работал в «Белорусской деловой газете», затем был заместителем главного редактора негосударственной газеты «Имя». В 1998 году основал сайт «Хартия-97». Был убит 3 сентября 2010 года, за несколько дней до начала кампании по выборам президента Беларуси. Дело о его смерти не было расследовано, власти заявили, что это суицид, хотя все улики говорили об убийстве журналиста.

Об Олеге Бебенине вспоминают его друзья и коллеги:

НАТАЛЬЯ РАДИНА, ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР CHARTER97.ORG:

– Я всегда помню дату 14 июня. Для меня это День Олега, когда я вспоминаю, каким он был, какие истории произошли за 13 лет нашего с ним знакомства. И я не могу не думать не только в этот день, а постоянно, что мы могли бы сделать вместе и как бы мы прошли через все ситуации, которые нам подбросила жизнь за 9 лет, прошедшие со дня его убийства.

Все воспоминания — светлые. Я до сих пор слышу его смех, его шутки, слова поддержки, на которые он никогда не скупился. И еще с Олегом у меня связано одно чувство – чувство защищенности. Нет, он не опекал, но рядом с ним ты всегда знал, что, как бы ни было сложно, все наладится и закончится хэппи-эндом.

Мне очень больно, что гибель Олега не расследована, в том числе благодаря стараниям международных «экспертов», которые пошли на поводу большой политики и вынесли неправомерный и бездоказательный вердикт, что его гибель — самоубийство. Гематомы на теле, стертые костяшки пальцев, то, что его нашли в петле почти слепого, без очков, без линз при зрении «-10» – все эти странные обстоятельства смерти остались без внимания.

Поэтому я никогда не смирюсь с попытками замолчать и забыть дело Олега, буду продолжать говорить о нем везде, где возможно, и я уверена, что в конце концов мы добьемся правды. Олег заслужил правду. Он жил ради нее.

АНДРЕЙ САННИКОВ, МЕЖДУНАРОДНЫЙ КООРДИНАТОР ГРАЖДАНСКОЙ ИНИЦИАТИВЫ “ХАРТИЯ-97”, ЛИДЕР ГРАЖДАНСКОЙ КАМПАНИИ «ЕВРОПЕЙСКАЯ БЕЛАРУСЬ»:

– С момента трагической гибели прошло почти девять лет – а Олегу только бы исполнилось 45. Это – шокирующий факт: насколько молодой человек, полный сил и возможностей, ушел из жизни, как я считаю, не по своей воле.

Его сегодня не хватает нашей команде, и это чувство нужности не притупляется. Тем более, что сейчас вспоминаешь, кем он был и как он работал, и понимаешь, что это был уникальный кризисный менеджер.

Он мог собираться невероятно быстро в любой ситуации и показывать высочайшую эффективность. Причем это касалось как технических вопросов, так и вопросов стратегических и тактических.

Об Олеге можно вспоминать невероятно много, кратко его даже не охарактеризуешь: настолько это был разносторонний и талантливый человек, нашедший себя и сделавший себе имя в журналистике, ставший заметной фигурой в белорусской оппозиции и сознательно выбравший путь сопротивления, а не приспособленчества. Хотя у него было много предложений, заманчивых в финансовом плане. Он, наверное, рассматривал их серьезно – но оставался верен деятельности оппозиции в Беларуси.

Дмитрий Бондаренко, Андрей Санников и Олег Бебенин дают пресс-конференцию после нападения в Минске

ПАВЕЛ СЕЛИН, РОССИЙСКИЙ ЖУРНАЛИСТ:

– Хочу начать с момента, который запомнился мне больше всего. Когда меня в 2003 году депортировали из Беларуси, один из самых трогательных моментов произошел на перроне вокзала в Минске во время прощания. Там собралось огромное количество людей – как моих знакомых, так и совершенно незнакомых, больше ста человек.

Один из самых запомнившихся моментов – это то, как Олег набросил мне на плечи ярко-зеленую майку с надписью «Территория, свободная от лукашизма». Я эту майку до сих пор храню и берегу как один из самых любимых артефактов моей белорусской жизни. Мы договорились, что ровно через пять лет, 29 июня 2008 года, когда у меня закончится срок депортации, мы снова встретимся на этом вокзале.

И одним из тех, кто через пять лет пришел меня встречать, как договаривались, был Олег Бебенин. Он сдержал свое слово. Он пришел на встречу со своим маленьким сыном на плечах.

Эти два момента врезались мне в память: 29 июня 2003 года, майка «Территория, свободная от лукашизма» на плечах – и Олег, встречающий меня через пять лет.

В этом был он весь. Человек железного, гранитного слова и сильных убеждений с одной стороны, и невероятно веселый, юморной, открытый – с другой. То, как в нем это уживалось, восхищает меня до сих пор. Чтобы такой веселый, открытый, юморной парень был таким несгибаемым и твердым.

Он был настолько убежден в своей правоте, что это, как мы знаем, и привело его, к сожалению, к такому трагическому концу. Я до сих пор уверен, что это было убийство – никто никогда в жизни меня не убедит, что он мог совершить суицид. Все это так глупо и притянуто за уши – все эти так называемые «доказательства». Я уверен, что его убили – и убили за его убеждения. За то, что он не пошел на компромисс и шел до конца.

Я очень надеюсь, что рано или поздно – очень хочется, чтобы рано – убийцы и заказчики были найдены и понесли ответственность. Диктатура не вечна. Когда-нибудь и она закончится – и тогда те, кто убил Олега, понесут наказание. Я очень надеюсь, что это будут именно те люди, которые отдали приказ. А я считаю, что это – кто-то из высшего руководства Беларуси.

Для меня история с Олегом, пожалуй, самая трагичная из моих белорусских историй. Мы с ним были очень дружны и были настолько на одной волне, что понимали друг друга с первого слова. Страшное известие о его смерти когда-то очень сильно и надолго выбило меня из колеи.

Стало сразу ясно и понятно, что те выборы 2010 года будут очень трагичными. Если так все начинается, то ничем хорошим это не может закончится – что, собственно, и произошло с моими друзьями: Натальей Радиной, Андреем Санниковым, Ириной Халип, Дмитрием Бондаренко.

Для меня очень важным было то, что Олег, занимаясь оппозиционной и политической деятельностью, оставался при этом своим братом-журналистом. Он всегда в первую очередь давал исключительно правдивую информацию. И его трагическая смерть – это расплата в том числе и за его журналистскую деятельность. Может быть, даже в первую очередь – за журналистскую.

Наверное, не смогу перечислить всех моментов, связанных с Олегом – трогательных и жутких, душевных и страшных… Помню, что время всех этих «хапунов» я жутко за него боялся – когда его хватали не щадя и арестовывали. Я понимал: это такой же, как и я человек, фактически мой ровесник – и вот сейчас его на моих глазах тащат в автозак. Я очень переживал и в то же время восхищался его умением сделать шаг вперед, выйти с голыми руками против этих вооруженных до зубов «космонавтов» с дубинками. Это было потрясающее мужество. Не знаю – смог бы ли я так… А Олег всегда был впереди – на всех митингах и шествиях. И это восхищало.

ДМИТРИЙ БОНДАРЕНКО, КООРДИНАТОР ГРАЖДАНСКОЙ КАМПАНИИ «ЕВРОПЕЙСКАЯ БЕЛАРУСЬ»:

– Олег – это мой очень близкий боевой товарищ и соратник. Наверное, даже не рискну сказать, что это мой очень близкий друг, потому что при всей своей общительности и уникальных коммуникативных способностях Олег на самом деле был такой «вещью в себе» и достаточно закрытым человеком.

Но мы с ним сделали очень много вместе и, может быть, Беларусь сегодня еще не свободна потому, что Олега нет с нами. По крайней мере то, что активность сопротивления белорусов в последнее время стала меньше, на мой взгляд, связано в том числе и со смертью Олега.

В тюрьме КГБ допрашивавшие меня гэбисты говорили: вы же понимаете, что Олег Бебенин умер не просто так. Когда я спросил: «Вы признаетесь в его убийстве?», – они ответили: «Это не мы».

Хочу сказать: это дело мы расследуем. Это обязательно произойдет.

Еще хочу сказать про Олега, что он действительно был одним из лидеров белорусского сопротивления. Когда-то у нас с ним был разговор, он говорил: «Я – русский, я сын советского офицера и побаиваюсь, что если националисты в Беларуси придут к власти, то я здесь никогда не буду своим». Я ответил: «Олег, это полная ерунда, ситуация в Беларуси такая, что если ты захочешь быть белорусом и лидером белорусского сопротивления, то ты им станешь».

И он это принял – и это стало его жизнью. Он понимал, что это его страна, это его борьба – и боролся за нашу общую победу.

Наверное, своей задачей в память о нем я вижу достижение наших целей, ради которых Олег боролся и жил – сделать Беларусь свободной и независимой и вернуть свободную, полноценную журналистику в нашу страну.

Андрей Санников, Николай Халезин, Олег Бебенин, Дмитрий Бондаренко. 9 сентября 2001 года

ЮРИЙ ХАЩЕВАТСКИЙ, КИНОРЕЖИССЕР:

– Я Олега хорошо знал – мы познакомились очень давно, еще в «Белорусской деловой газете». Много лет тому назад там образовалась большая группа журналистов, обладающих огромным аппетитом к жизни, которые интересовались всем.

Олег был поразительным человеком. Если бы он не был прекрасным журналистом и организатором, то он смог бы стать и идеальным кинодокументалистом. Дело в том, что он обладал удивительной способностью стать «невидимым»: быть везде и при этом не мешать тем событиям, которые нужно зафиксировать. Ведь сам факт появления журналиста или – что еще серьезнее – кинодокументалиста начинает влиять на события, потому что присутствие камеры или диктофона меняет поведение людей. И поэтому очень важно уметь оставаться незаметным и в то же время уметь фиксировать мельчайшие детали. Олегу это удавалось совершенно замечательно.

Я даже и не заметил, например, как он создал «Хартию-97». Не заметил тех огромных усилий, который он для этого приложил. Он сумел туда привлечь массу прекрасных людей и хороших журналистов. У него была какая-то замечательная внутренняя сила, которая во многом определила успех этого проекта.

Уход Олега из жизни – это большое горе, большая потеря. Я уверен, что ему «помогли» это сделать, что Олег покинул нас не просто так: его внутреннюю силу власть довольно быстро поняла и, не зная как с этим справиться, решила все своим жестоким и циничным методом.

Для любого человека – редкость, когда он уходит, а то, что он делал, продолжается и продолжается, на мой взгляд, очень серьезным образом. Так что – вечная ему память, и она заключена в работе всех нас. И слава Богу, что дело Олега продолжается.