Осеннее наступление на Кремль

Фото: AP
Что россиянам принесли массовые протесты против повышения пенсионного возраста.

Эту тему в эфире «Радио Свобода» обсуждают политики Павел Грудинин, Владимир Милов, Максим Каци политолог Алексей Макаркин.

Елена Рыковцева: С нами Павел Грудинин, с нами Владимир Милов. Как вы считаете, эти выборы, которые случились, они обрадовали Кремль? Это искренне сказал Дмитрий Анатольевич, что достойнейший результат у партии «Единая Россия», или он притворяется?

Павел Грудинин: Во-первых, Медведев лучше нас знает, что выборов не было. Он говорил о несправедливой избирательной системе. Когда он это сказал, будучи президентом, она лучше не стала, стала только хуже. Поэтому никаких выборов нет. Туда, куда мы ходили, – это были не выборы по большому счету. Мы имеем то, что мы имеем. Власть довольна тем, что она имеет.

Елена Рыковцева: Она честно довольна или притворяется?

Павел Грудинин: Что она думает – нам неизвестно. Но все мы видим, что люди не верят в эти выборы, поэтому многие не пришли, а те, которые пришли, сомневаются в результате. Я, например, ходил на выборы, голосовал за Кумина, заранее понимал, что что-то такое они приготовили.

Елена Рыковцева: Вы, пожалуйста, сразу объясняйте, кто это, потому что масса людей понятия не имеет, кто вообще участвовал в этих выборах. Это кандидат, видимо, от КПРФ? Он на выборах губернатора?

Павел Грудинин: Нет, он на выборах мэра. Вы же москвичка, а даже не знаете.

Елена Рыковцева: Я в предыдущей программе как раз говорила, что я как рядовой москвич понятия не имею, кто эти люди.

Павел Грудинин: Вы не рядовой москвич – вы активный москвич.

Елена Рыковцева: Я специально по работе не интересовалась, чтобы быть как все.

Павел Грудинин: Если действительно бы были выборы, вы бы узнали, кто был оппонентом. На дебаты правящая партия не пришла, им нечего сказать народу, они не могут объяснить, что за повышение пенсионного возраста, «денег нет, но вы держитесь». Хотя деньги есть на содержание такого огромного госаппарата. Вы как человек, который должен был прийти первым на выборы, потому что у вас высшее образование, вы беспокоитесь о судьбе своей страны, но вы же не пришли. Послушали Милова, Навального?

Елена Рыковцева: Я просто всю кампанию ждала с огромным интересом, достучатся ли они со своей агитацией до моего бессмысленного избирательского мозга или нет, проникнут ли ко мне эти фамилии, узнаю я их или нет. Я их не слышала. Если сам не интересуешься по какой-то причине, ты понимаешь, что от тебя отфильтровали «Яблоко», всех людей, которых ты знал…

Павел Грудинин: Вы сами понимаете, что это судьбы города решаются, судьбы страны решаются?

Елена Рыковцева: Абсолютно никакой связи нет ни с судьбой города, ни с судьбой страны, потому что я прекрасно знаю, кто победит на этих выборах. Благодаря вам на президентских создали какую-то интригу, какое-то шоу было, представление. Телевизор смотрели, между прочим. Тут даже по телевизору нечего было посмотреть.

Павел Грудинин: Самое страшное, что вы продукт этой системы, потому что вы не связываете свою будущую жизнь и результаты выборов.

Елена Рыковцева: А вы связываете?

Павел Грудинин: Конечно.

Елена Рыковцева: Вы проголосовали за Кумина, как это отразится на вашей будущей жизни – то, что вы сходили и отдали ему свой голос?

Павел Грудинин: Если бы вы так же, как и я, пришли на выборы, еще 70 или 80% наших граждан пришли на выборы и проголосовали за альтернативного кандидата, то жизнь бы точно поменялась. Прекратилось бы: «Единая Россия» – мы великие, Дмитрий Анатольевич Медведев не мог бы сказать, что они снова выиграли эти выборы.

Елена Рыковцева: Вы же знаете, что в стране никакого альтернативного кандидата нет.

Владимир Милов: Помимо того, что они не допускают независимых кандидатов, они в принципе низвели выборы до такой советской столовой, где в отличие от нормального кафе или ресторана есть несколько блюд – первое, второй с подливой и компот. Нормальному человеку все это не хочется есть, он уже привык к человеческой еде и возвращаться в советскую столовую не хочется. Они, к сожалению, выхолостили весь процесс так, что на всех выборах, во всех регионах ситуация такая, что там есть человек, который занимает это кресло сегодня, плюс несколько отобранных людей, которые не в состоянии никого возбудить, тот же Кумин. Его никто не знает в Москве. Он вроде как был депутатом Мосгордумы, но узнаваемость у него ноль. Все, что про него известно, что он бизнесмен из Челябинска и в Москве недавно. Поэтому то, что Павел говорит: вы должны прийти и вот тогда. Это не то что часть, а это примерно 0,1% правды, потому что 99% правды состоит в том, что люди не ходят, потому что неинтересно, и все специально делают, чтобы было неинтересно. Я приведу пример: в Хабаровском крае действующий губернатор вообще проиграл первый тур. Но никто не рад, потому что все говорят – это одно и то же. Реального кандидата на выборы мэра Алексея Ворсина, который мог бы создать интригу, его с выборов сняли. Выбирать между этими одинаковыми с лица просто никто не хочет, поэтому явка такая и интереса нет. Я в воскресенье был отрезан от внешнего мира, но когда я сидел в «обезьяннике», меня пытались заставить проголосовать на выборах мэра Москвы. Причем говорили: вы обязаны. Я ничего не обязан, я голосовать не буду.

Елена Рыковцева: И вам бы срок скостили?

Владимир Милов: Они сказали: если вы отказываетесь, то вы не только напишете отказную, но мы вас запишем на видео. Пришла тетя с видеокамерой, я наговорил все, что я думаю о Собянине, об этих так называемых выборах, надеюсь, что милиция это выложит куда-то. Но в итоге, когда они выключили кнопку, они сами мне сказали: вы знаете, мы вас прекрасно понимаем, мы даже с вами согласны. Вы не обижайтесь, у нас просто такая процедура, мы обязаны вас понудить проголосовать.

Елена Рыковцева: Вы точно как Навальный, он тоже расхваливает всех своих охранников и говорит, что на самом деле они люди абсолютно наши по убеждениям. Как выключат камеры, они ему говорят: как же мы вас поддерживаем. Вас любят, только никому не рассказывают об этом.

Владимир Милов: Те на низовом уровне, кто реально работает в районных отделах, в абсолютном большинстве это нормальные люди. Руководство, плюс структуры типа Центра по борьбе с экстремизмом – это реальные скоты, которые натренированы бить людей, унижать, издеваться и так далее. Полицейские на местах, 80% из них – это абсолютно нормальные люди. Вчера мне сказали, например, что человек смену свою закончил, идет переодеваться и пойдет на акцию Навального.

Елена Рыковцева: В студенты переоденется, рюкзак возьмет?

Владимир Милов: В обычную гражданскую одежду.

Елена Рыковцева: По поводу «неправды» все-таки объясните. Вы хотели сказать, что люди с интересом идут и голосуют?

Павел Грудинин: Это проблема либеральной оппозиции, которая говорит, что если сняли нашего кандидата, то больше кандидатов, за которых нужно и можно голосовать, нет. Это неправда. Есть люди, в том числе и в «Единой России», которые при определенных условиях действуют совершенно по-другому с точки зрения здравого смысла. Есть люди, которые могут бороться с коррупцией, даже если они не принадлежат к сторонникам Навального. Но в этом случае интересы и действия Навального и интересы власти совпали. Власть хотела добиться, чтобы люди не пришли на выборы. Именно для этого сделано, что выборы во второе воскресенье сентября, чтобы явка была низкой. Именно поэтому внушается людям: что бы вы ни сделали, никакого изменения не будет, «Единая Россия» победит. В этом случае Навальный абсолютно четко сыграл на администрацию президента, потому что его главной задачей было, чтобы люди не пришли на выборы. Представим себе другую ситуацию, что люди пошли на выборы, тогда фальсифицировать выборы невозможно. Потому что мы знаем, что та партия, которая предлагает пенсионную реформу, которая поднимает налоги, которая повышает тарифы, эта партия, по идее, не может получить большинство.

Елена Рыковцева: Я с вами поспорю по поводу Навального. Люди сидят на своих дачах или у друзей, он их вытаскивает в город, чтобы принять участие в акции, есть шанс, что он, может быть, сходит на участок и проголосует.

Павел Грудинин: Мы живем по конституции, в конституции записано, что народ – власть, высказывается либо на референдуме, либо на выборах. Там не написано, что высказывается на митингах.

Владимир Милов: Там еще много чего написано. Там написано, что мы имеем право мирно собираться, не спрашивая разрешения.

Павел Грудинин: Никто не может пока отменить выборы.

Владимир Милов: Я вам очень смешную историю про Грудинина расскажу. Он сказал, что Навальный и либеральная оппозиция говорит, что если нас там нет, то мы не ходим. Нет, мы очень часто поддерживаем других кандидатов. Я в июле в Челябинске выступал на митинге против повышения пенсионного возраста, выступил и пошел к людям. Ко мне подходит тетя, говорит: я очень люблю Навального, но я очень обижена на него, потому что я ждала, что он поддержит Грудинина на президентских выборах, а Навальный этого не сделал. Я сказал: уважаемая тетя, скажите, а почему Грудинин не выступал против Путина? Это была главная проблема, нам это дико не нравилось. Мы поддержали бы любого кандидата, который на выборах всерьез бы боролся с Путиным. Она говорит: да, я очень люблю Грудинина, но это была проблема. Что вы хотите, у него за спиной совхоз, как он мог выступать против Путина?

Елена Рыковцева: Я тоже говорю: а почему Навальный не снимает фильм про Путина?

Владимир Милов: Покажет. Это непростая история, потому что Путин ничего лично не подписывает. Целую разведслужбу пришлось создать, чтобы снимать фильм про Путина. Оппозицию интересует одно на выборах: выступайте жестко против власти, тогда мы вас поддержим. Если вы изображаете из себя оппозицию и выступаете плюшевыми мишками для битья, как Грудинин в марте, зачем нам это надо? Выборы были против Путина, а Грудинин делал вид, что такого человека не существует.

Павел Грудинин: Вы говорите, что Навальный работает, но пока про Путина ничего плохого не сказал.

Владимир Милов: Навальный про Путина говорит каждую секунду. Он просто еще не снял про личное богатство Путина фильм, но снимает, и вы его увидите – это я вам гарантирую.

Павел Грудинин: Я думаю, что на следующий день после отставки Владимира Путина мы этот фильм увидим.

Владимир Милов: Я бы не шутил так на вашем месте, потому что президентская кампания, где можно было Путину бросить вызов, ничего не сделано. Вместо того чтобы выступить резко против власти, изображали в телевизоре что-то. Конечно, никто за вас не стал голосовать.

Елена Рыковцева: Ничего себе! Это неправда. Я как телевизионный аналитик могу сказать, как они с ним боролись, как они дико испугались его рейтинга, что они вытворяли в своем телевизоре, чтобы этот рейтинг сбросить. Ни против одного кандидата так не боролись. У нас есть сюжет, послушаем результаты.

Елена Рыковцева: С нами на связи Алексей Макаркин. Мы правильно радуемся, что хоть какие-то сюрпризы, или вы все опровергнете, скажете, что нет, все так и ожидалось, выборы прошли своим невыборным чередом?

Алексей Макаркин: Такого не совсем ожидалось. Если мы посмотрим на результаты, то есть много очень интересных сюрпризов. Например, есть сюрприз во Владимирской области. Можно сказать, что был основной кандидат и были технические кандидаты, вдруг в этой ситуации большое количество кандидатов голосуют за технических кандидатов. В результате представитель ЛДПР, который был таким кандидатом, выходит во второй тур выборов с очень приличным результатом. Я думаю, что это как раз тот момент, когда человек этого не ожидал. На самом деле сейчас самая интересная интрига – это Владимирская область. Потому что там, с одной стороны, очень слабый результат главы региона, но с другой стороны – возникает вопрос, что появилась возможность, что регионом будет управлять технический кандидат, который к этому совершенно не подготовлен, и так далее. Другие регионы, где вторые туры, ситуация не такая трагичная. Интересный результат в Хакасии. Там, я думаю, во многом проблема не только со снижением рейтинга действующего главы региона, но там еще проблемы заводов Олега Дерипаски. Здесь такая ситуация, когда экономика повлияла на политику. Потому что против Олега Дерипаски введены американские санкции, соответственно, это сказывается и на его предприятиях.

Елена Рыковцева: Кремлевский политолог Костин сказал замечательную вещь: «Люди особенно охотно голосуют за путинских выдвиженцев. С ними люди связывают надежду на улучшение жизни к лучшему».

Павел Грудинин: Я сижу и думаю: находят каких-то политологов, которые ничего не знают.

Елена Рыковцева: Алексей Макаркин – это очень известный политолог.

Павел Грудинин: Я был в Хакассии. Как это связано с «Русалом», когда огромное количество заводов разрушено, люди Зимину никогда не поверят больше, потому что он предлагал собраться всем, идти собирать грибы, ягоды, делать тушенку, кого-то убивать, а потом все это продавать. Там такой глава, что против него проголосуют все, у него 64% антирейтинг. А сидит Макаркин, который связывает это с «Русалом». Я ездил по Абакану, по соседним городам, такое впечатление, что там оккупация закончилась, все разгромлено, и у людей вообще нет будущего. Поэтому они проголосовали за Коновалова, потому что это хоть какая-то надежда. Молодой парень, который пришел и говорит – давайте по-другому жить. Поэтому это протестное голосование. Так же, как и во Владимирской области. Понятно было, что Шевченко выиграл бы выборы в две минуты. Но выборы были настолько фальсифицированы, за Орлову там никто не хочет голосовать. Любого поставьте, сурка какого-нибудь, и он выиграет выборы у Орловой. Там катастрофа.

Владимир Милов: Я знаю хорошо Орлову еще по Совету федерации, когда в правительстве был, я с ней работал. Она из Кемерова, она представляла угольный регион, мы много обсуждали энергетические вещи, я удивлен, что она продержалась столько. Она при Тулееве всегда была приставочкой. То, что она сейчас работает где-то губернатором и что-то говорит еще, для меня это огромный сюрприз.

Источник

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Новостная лента