От Джокера до Винни-Пуха: Как поп-культура вторгается в акции протеста

В различных мировых шествиях множится число людей в масках и гриме, изображающих некоторых известных персонажей.

«И их выбор редко является чистой случайностью», — пишет журналистка Алиса Блен в издании Slate.fr (перевод — inopressa.ru).

«Белое лицо, саркастическая улыбочка, увенчанная тонкими усами… Маска Гая Фокса, часто также известная как маска Анонимуса, маска Вендетта или маска V, безусловно, самая популярная. Ее история восходит к XVII веку: Джон Джонсон, чье настоящее имя было Гай Фокс, стал одним из членов Порохового заговора. Тогда группа британских католиков намеревалась взорвать Вестминстерский дворец и таким образом убить короля Якова I«, — говорится в статье.

«(…) В 2008 году Гай Фокс стал ключевым символом группировки хакеров «Анонимус», которые заявили о себе с помощью компьютерной атаки против сайентологической церкви. Впоследствии члены «Анонимуса» заняли важное место в «арабской весне» в 2011 году, поскольку они помогали гражданам обходить цензуру, установленную в их странах, в частности, в Тунисе. В том же году они также боролись в рамках кампании Occupy Wall Street — «Захвати Уолл-стрит», — напоминает журналистка.

«Они выдвигали множество требований: борьба с неравенством, критика капитализма, защита животных… По мнению журналистки Норы Буаззуни, специализирующейся на поп-культуре, «неважно, кто протестует, важна причина: посредством этих масок она становится видимой и общественной».

«Все же выбор Гая Фокса в качестве международного символа союза против несправедливости можно поставить под сомнение, — говорится в публикации. — Как указывает Нора Буаззуни, «правообладателем дизайна этой маски является Time Warner», одна из крупнейших компаний в сфере медиа и развлечений. В результате «когда вы покупаете официальную маску, вы финансируете ее акционеров, что является не вполне революционным жестом».

«После успеха испанского сериала «Бумажный дом» (La Сasa de Papel) стали появляться маски с изображением живописца Сальвадора Дали с его длинными тонкими усами и огромными глазами. В сериале прослеживается история ограбления Королевского монетного двора в Мадриде, бандиты и заложники носят красный комбинезон и эту маску, что позволяет им быть неразличимыми», — пишет Slate.ru.

«(…) В акциях протеста использование этой маски символизирует восстание народа против существующего правительства, как это происходит в сериале Casa de Papel», — поясняет журналистка.

«Фонд «Гала-Сальвадор Дали», созданный самим художником для сохранения своего наследия, часто напоминает, что он не давал разрешения на использование имиджа Дали в данном сериале, — говорится в публикации. (…) В нашем обществе, где преобладают зрительные образы, «очень сильное воздействие оказывает то, что тысячи людей в телевизоре носят одну и ту же маску», — считает Нора Буаззуни.

«(…) В Гонконге символами мятежа стали многие аксессуары: зонтики, стикеры и маски. Опять же, это связано с поп-культурой. Там часто фигурируют изображения Винни-Пуха, поскольку в графических интернет-мемах телосложение персонажа из мультфильма сравнивается с внешним обликом президента Китая Си Цзиньпина«, — отмечает автор публикации.

«(…) 4 октября глава исполнительной власти Гонконга Кэрри Лэм объявила о принятии закона против масок, чтобы остановить протесты. Сразу же возникли споры по этому поводу, ожесточенность столкновений даже вынудила транспортные компании прекратить свою работу», — говорится в статье.

«(…) В Бейруте во время уличных акций протеста появилась новая маска с изображением Джокера с его белым лицом, затемненными глазами и красным ртом, который простирается на поверхность его щек. Очевидно, что такое явление совпадает с выпуском и успехом фильма режиссера Тодда Филлипса, но есть и другие объяснения», — полагает автор статьи.

По мнению писательницы из Ливана Стефани Баз, эта многоплановая страна «постоянно балансирует между французским, арабским и английским языками и всегда включает в себя различные культуры извне». Что касается конкретного выбора персонажа, то это объясняется тем фактом, что Джокер «стал злым, потому что он подвергся насилию: он похож как на ливанских политиков, так и на народ, который не хочет быть злым». В настоящее время проходящие в стране акции протеста в подавляющем большинстве носят мирный характер.

«(…) Присвоение различных персонажей «является средством, с помощью которого обычные люди могут овладеть культурой и даже ее производить», — резюмирует Анна Свит, специалист по взаимодействию между СМИ и потребителями. Подобно вязаной розовой шапке pussy-hat, ставшей символом женских маршей в Вашингтоне в 2017 году, маски позволяют показать свою принадлежность не столько к конкретному протесту, сколько ко всеобщему бунту», — пишет издание.