Пятнадцать фактов о Якове Шапиро

| |

Яков Шапиро
Ровно 15 лет назад не стало одного из самых колоритных тренеров в истории белорусского футбола.

«Смерть самых лучших намечает

И дергает по одному».

В.С.Высоцкий

Сердце остановилось воскресным днем, а субботним вечером он, 42-летний тренер, бежал навстречу торжествовавшей команде — его «Торпедо» на 91-й минуте вырвало победу у «Немана». Затем резко осел на дорожке. Еще до приезда «скорой» клубный доктор по симптомам распознал инфаркт миокарда. Якова Шапиро доставили в реанимацию жодинской больницы, и ночь в ней не прошла без тревог. Наутро пациент был в норме, общался с персоналом, звонил семье, привычно много шутил. Затишье сменила буря — внезапно рухнуло давление. Снова реанимация, снова борьба. Два часа схватки закончились не в пользу жизни.

Яков Михайлович Шапиро — человек, о котором хочется разговаривать. «Прессбол» постарался собрать воедино наиболее интересные факты его биографии — и вот что получилось.

Служил в ВДВ

Два года, сразу после школы. «Карантин», присяга, прыжки с парашютом. Короче, стандартный набор. После армии поступил на заочное отделение института физкультуры с единственной целью — стать тренером и создать команду. На голом энтузиазме, без всяких меценатов. В заповедные советские времена. Он любил футбол с самого детства и даже занимался в столичном «Динамо», но профессионально никогда не играл.

Начинал тренировать детскую команду при ЖЭСе

23-летний студент Яков очень хотел организовать футбольную школу. Начал с простого. Договорился с начальством ЖЭСа, что на улице Киселева, о создании кружка по футболу. Именно такой формат при домоуправлениях тогда поощрялся. А рядом с ЖЭСом располагалась средняя школа номер пятьдесят (сейчас — гимназия). С директором этого учебного заведения Шапиро условился насчет стадиона. Позвал местных ребят, затем других… Ходил по школам, приглашал к себе. Родителям говорил, что будет следить за успеваемостью их детей — и следил. Давал задания на дом. Например, написать сочинение на тему интервью с самим собой. Таким образом развивал детское мышление. Короче, все развивалось. Постепенно дворовая команда «Атака» разрослась до полноценной школы на 270 человек.

Возил детей на Азовское море

Шапиро умел располагать к себе родителей юных футболистов. Они обязательно присутствовали на так называемых мероприятиях по сплочению коллектива. Например, ежегодно в клубе по улице Комсомольской именитые футбольные люди (Малофеев, Боровский и другие) вручали атаковцам медали и грамоты.

А еще Шапиро возил детей в лагерь на Азовское море, и родители отпускали. Хотя там жили не в гостиницах или коттеджах, а в спортивном зале простячковой школы. «Если честно, с позиций сегодняшних это выглядит отчаянной авантюрой: три десятка мальчишек в возрасте от 8 до 12 лет в сопровождении трех взрослых больше чем на три недели отправлялись в неведомый город Приморск на азовском побережье Украины. Уже одно то, что папы и мамы без опаски доверили Якову Михайловичу своих чад, говорит о его незаурядном таланте — обращать в свою веру и убеждать. Выезд, кстати, осуществлялся исключительно за счет родительских взносов — по 150 рублей на ребенка», — вспоминал директор «ПБ» Юрий Орлов, который в 1985-м принимал посильное участие в организации детского футбольного клуба «Атака».

У Шапиро занимались сотни ребят, и после окончания школы он старался помочь им в поступлении. Особенно тем, кто не смог это сделать самостоятельно. Многих устроил в училище железнодорожников и договаривался о предоставлении им общежития.

С Эдуардом Малофеевым

Первым обыграл «Шахтер» в Донецке

«Атака» играла в первенстве Минска, но Шапиро смотрел дальше. Не сказать, что он со своими воспитанниками бодро продвигался через тернии отечественного минора, но кое-как оказался в элите. В высшую лигу «Атака» пришла, будучи целиком и полностью готовой во всех компонентах. И так получилось, что дебютный в элите 1995 год стал лучшим в клубной истории. Команда блестяще провела осенний чемпионат, меньше всех пропустила и финишировала четвертой.

Ну а главное — попала в Кубок Интертото. С еврокубками пришло то, что некоторые называют началом конца. Деньги на перелеты отсутствовали, и в Донецк рванули на поезде. Победили 2:1! Блеск в том, что «Шахтер» до той поры вообще никому не проигрывал дома в еврокубках (в послесоветской истории). Ну а к «Базелю» поехали на автобусе марке «Магирус» — полудобитой громадине, на которую и смотреть было опасно, не то что путешествовать. Явление Базелю немецкого транспортного средства было эпохальным. Юрий Малеев вспоминал, что когда «Магирус» разворачивался у отеля на узких улочках сверкавшего огнями вечернего города, он облаком черного дыма распугал со столиков посетителей всех окружающих кафе. Такие дела…

Пристроил игроков в БАТЭ, но сам не прижился

Шапиро так и не удалось выиграть медалей с «Атакой». Вообще, на тему его тренерских способностей есть разные мнения. Яков Михайлович определенно не был тактиком, не обладал сверхзнаниями по теме и всем тем, что помогло бы ему сходу продолжить большой тренерский путь без «Атаки». Разногласия с Стагановичем, Хвастович, «Атака» без приставки «Аура», Леонид Панас… События развивались стремительно, и останавливаться на них мы не будем. Когда команду было не спасти, на авансцену вышел борисовский БАТЭ. В этот клуб одним пакетом была продана дюжина футболистов «Атаки». Их перечислим для понимания уровня фигур: Алексей и Андрей Адамицкие, Булойчик, Диваков, Дорошкевич, Ермакович, Капельян, Козловский, Лисовский, Панковец, Толмач, Хомутовский. Перешел под крыло Анатолия Капского и Яков Шапиро. Но в БАТЭ уже к тому времени был свой тренер — Юрий Пунтус. Две яркие персоны не смогли ужиться вместе, да и не могли.

С Юрием Пунтусом

Ставил своих в Слониме

«Коммунальник» в 1998-м был приличным клубом, который спонсировала фирма «Телкон». Для рывка в развитии руководители решили усилить состав, включая тренерский. Тогдашний генменеджер Геннадий Бабошкин связался с Яковом Михайловичем, приметив ему роль двигателя прогресса. Шапиро выдвинул ряд условий, и они были приняты. Разумеется, своих он не мог бросить — таков он был по натуре. В «Коммунальник» пришли братья Адамицкие, Дрозд, Капельян, Козловский, Панковец. Спустя время Бабошкин рассказывал, что Шапиро в Слониме предоставили водителя — сам он не рулил. В плане командных результатов сперва все было хорошо, затем — плохо. Местные игроки получали меньше приезжих, но выглядели вроде как не хуже. Возник конфликт интересов, нарушился микроклимат. Своих Шапиро опекал, не смотря ни на что. Тренерская отставка стала решением проблемы.

Верил в приметы

Большинство футбольных людей помешаны на приметах, но Шапиро — в особенности. Есть много историй, вашему вниманию — пара. Первая — слонимская. Тренер жил с семьей в однокомнатной квартире и по вечерам выгуливал собаку. И у него было такое суеверие — подниматься на шестой этаж исключительно на лифте. Как-то лифт сломался, и он пошел по лестнице. Именно с этим обстоятельством Шапиро связал поражение «Коммунальника» в ближайшем матче. Возвращается после игры домой — лифт снова не работает. Решил ждать — час, два, три… Его сын Никита вспоминал, что носил принципиальному отцу бутерброды. Лифт починили через семь (!) часов, но правда оказалась на стороне Якова Михайловича. Вскоре «Коммунальник» проводил матч с минским «Динамо» — и победил со счетом 1:0.

Вторая — жодинская, от Юрия Малеева. «Сидим в раздевалке перед игрой. Шапиро ходит взад-вперед. Молчит. Прокручивает какие-то мысли в голове. И вдруг говорит: «Сплюньте». Мы все: «Тьфу-тьфу-тьфу». — «Еще раз!» — «Тьфу-тьфу-тьфу». — «И последний раз». — «Тьфу-тьфу-тьфу». — «И последний-последний» — «Тьфу-тьфу-тьфу». — «И еще». — «Тьфу-тьфу-тьфу». — «Все! Встали и пошли!». Шапиро установил в Жодино такие порядки: футболистам нельзя выходить из раздевалки раньше тренера, но только в домашней игре. В гостевой — наоборот, тренер неизменно выходит последним. А еще после победных матчей запрещалось менять игровую форму — на следующий матч футболисты надевали тот же комплект. Во всем этом и состояла его неординарность.

С сыном Никитой и Леонидом Стагановичем

Устроил футбольный бум в Лунинце

В начале 1999-го Шапиро создал в Лунинце одноименную футбольную команду. В городе уже была одна дружина — «Полесье», но ее история вскоре закончилась. А «Лунинцу» городское руководство оказало большую поддержку. Команда из второй лиги провела два сбора в Стайках — ну ничего себе! Под большой проект пришли приличного уровня игроки — Дорошевич, Дрозд, Лесун, Павлючук, Скакалин, Цаплюк и другие. В итоге все срослось, и в белорусском Д3 «Лунинец» проехал катком — 20 побед в 22 матчах. В городе был футбольный бум, на встречи собиралось много болельщиков. В середине 1999-го в клуб пришел российский бизнесмен Михаил Мироненков.

В первой лиге команда стала второй, пропустив вперед только «Молодечно» Людаса Румбутиса. А в элиту выходил лишь победитель… Через месяц после окончания чемпионата стало известно, что «Лунинец» прекратил существование по финансовым причинам. «Я могу быть машинистом, но двигать поезд в одиночку — не для меня», — сказал тогда Шапиро.

Отправил игроков танцевать перед болельщиками

Яков Михайлович любил шутить, но этот случай серьезный. Под его руководством жодинское «Торпедо» досрочно оформило путевку в высшую лигу. Нужно было отблагодарить болельщиков — точнее, это Шапиро так решил, что нужно. На ум пришла неожиданная идея — станцевать! Отрепетировали как надо под надзором тренера по аэробике. Планировали двигаться под музыку после финального свистка последнего матча с «Даридой» Владимира Курнева. Но пошло не по плану — проиграли, да на заполненном стадионе… Игроки дунули в подтрибунку, стянули шорты и намылились в душ. Но Шапиро призвал вернуться — и отдать долг болельщикам. Ничего подобного до этого белорусский болельщик не видел. VHS-кассеты с той феерической хореографией торпедовцы хранят до сих пор — реликвия…

Потряс белорусский футбол откровенной фотосессией

О спортивном маркетинге в Беларуси и сейчас известно мало, ну а в начале «нулевых» — так и подавно. Шапиро, однако, это не остановило. Он потряс белорусский футбол без помощи дипломированных спецов и ютубовских подсказок. Просто взял — и сделал. В зале аэробики спорткомплекса «Смена», что в Дроздах. Сделал огромный постер, на котором два десятка голых мужиков прикрывают мячами «Селект» самые уязвимые места. Только на Юрии Шуманском было кое-что — капитанская повязка. Все остальные — в чем мать родила. Несколько человек пытались отказаться от фотосессии, но Яков Михайлович быстро разрулил: «Не забыли, что через два дня зарплата?» Короче, фотографировались в полном объеме под девизом «Всегда стоять и так держать!».

Затем Шапиро подарил огромный постер «Прессболу», который напечатали в газете на полстраницы. В день старта очередного чемпионата, что мгновенно сделало «Торпедо» стало самой обсуждаемой командой страны. И то правда: хайповать Шапиро умел уже тогда, когда слова «хайп» еще никто не знал.

Отказывался сдавать матчи

О том, что Якову Шапиро в 2002-м предлагали сдать игру за деньги, рассказал его сын Никита. Жодинская команда на то время шла в таблице ниже медального уровня и выше среднего. Шапиро от предложения отказался. В 2003-м возникла похожая ситуация при других обстоятельствах: проблемы в клубе, холодное отношение с городскими властями. Но снова отказался. Любопытно и другое — подкупить хотели не только тренера, но и одного из лидеров команды. Тот рассказал партнерам, и те коллективно решили пойти к Якову Михайловичу и все открыть: «Мы сдавать игру не будем!» Вся эта история — со слов Никиты Шапиро, и закончилась она вот чем. По окончании сезона Мироненков премировал неподкупного лидера суммой, за которую можно было купить квартиру.

Запустил новость о покупке «Торпедо» Абрамовичем

Снова о юморе. «Торпедо» в то время — клуб относительно небольшой, и ему нужна была необычная реклама. Танцы и фотосессии — это прикольно, но это было. Шапиро подумал и запустил в прессу новость о покупке жодинского «Торпедо» тем самым Романом Абрамовичем. Времена были наивные, так что информация разлетелась на все четыре стороны очень быстро. «Потом ходила байка, что хозяину «Челси» позвонил доверенный человек: «Вы правда купили футбольный клуб в Беларуси?» На что Абрамович после паузы ответил: «Знаешь, я уже сам не помню, когда и кого купил…» — вспоминал главред «ПБ» Сергей Кайко.

С Виталием Родионовым

Остался в Жодино после уговоров Невыгласа

В 2003-м Шапиро хотела из Жодино переманить мозырская «Славия». Возможно, он и сам желал уйти, потому что с городскими руководителями не находил взаимопонимания. Короче, был близок к подписанию контракта, но тогдашний председатель федерации Геннадий Невыглас уговорил не делать этого. Изюм в том, что учредитель «Торпедо» Мироненков вкладывал в жодинский клуб собственные деньги, и без Шапиро он бы перестал это делать.

«Торпедо» в 2003-м. Трухов, Малеев, Булойчик, Ал.Адамицкий, Селькин

Бежал на болельщиков с дубиной

Шапиро не любил проигрывать. Гостевой матч в Смолевичах закончился не по плану, и болельщики принялись злорадствовать. Потом словесная перепалка переросла в настоящий конфликт. Фанатов было много, а шансов, что Шапиро всех победит, мало. Тогда тренер, со слов атаковца Максима Щербина, подбирает поваленное дерево и бежит на них с двухметровой дубиной — пытается разогнать. Боевой дух…

Был строгим, но пиво разрешал

Игорь Трухов рассказывал, что у Шапиро в Жодино было правило: после хорошей игры — ящик пива в автобус. Все ехали, желающие легально употребляли. Но это после хорошего матча. А еще Яков Михайлович всегда следил за дисциплиной. На работе был очень эмоционален, во время игры не мог сидеть на лавке. Говорил, это для него сродни электрическому стулу.

Предыдущая новость

Спрос на свободу: почему рано хоронить либеральную идею

Матвей Ганапольский: Крымский вопрос никогда не будет закрыть

Следующая новость