Пятнадцать фактов о Якове Шапиро

Яков Шапиро
Ровно 15 лет назад не стало одного из самых колоритных тренеров в истории белорусского футбола.

«Смерть самых лучших намечает

И дергает по одному».

В.С.Высоцкий

Сердце остановилось воскресным днем, а субботним вечером он, 42-летний тренер, бежал навстречу торжествовавшей команде — его «Торпедо» на 91-й минуте вырвало победу у «Немана». Затем резко осел на дорожке. Еще до приезда «скорой» клубный доктор по симптомам распознал инфаркт миокарда. Якова Шапиро доставили в реанимацию жодинской больницы, и ночь в ней не прошла без тревог. Наутро пациент был в норме, общался с персоналом, звонил семье, привычно много шутил. Затишье сменила буря — внезапно рухнуло давление. Снова реанимация, снова борьба. Два часа схватки закончились не в пользу жизни.

Яков Михайлович Шапиро — человек, о котором хочется разговаривать. «Прессбол» постарался собрать воедино наиболее интересные факты его биографии — и вот что получилось.

Служил в ВДВ

Два года, сразу после школы. «Карантин», присяга, прыжки с парашютом. Короче, стандартный набор. После армии поступил на заочное отделение института физкультуры с единственной целью — стать тренером и создать команду. На голом энтузиазме, без всяких меценатов. В заповедные советские времена. Он любил футбол с самого детства и даже занимался в столичном «Динамо», но профессионально никогда не играл.

Начинал тренировать детскую команду при ЖЭСе

23-летний студент Яков очень хотел организовать футбольную школу. Начал с простого. Договорился с начальством ЖЭСа, что на улице Киселева, о создании кружка по футболу. Именно такой формат при домоуправлениях тогда поощрялся. А рядом с ЖЭСом располагалась средняя школа номер пятьдесят (сейчас — гимназия). С директором этого учебного заведения Шапиро условился насчет стадиона. Позвал местных ребят, затем других… Ходил по школам, приглашал к себе. Родителям говорил, что будет следить за успеваемостью их детей — и следил. Давал задания на дом. Например, написать сочинение на тему интервью с самим собой. Таким образом развивал детское мышление. Короче, все развивалось. Постепенно дворовая команда «Атака» разрослась до полноценной школы на 270 человек.

Возил детей на Азовское море

Шапиро умел располагать к себе родителей юных футболистов. Они обязательно присутствовали на так называемых мероприятиях по сплочению коллектива. Например, ежегодно в клубе по улице Комсомольской именитые футбольные люди (Малофеев, Боровский и другие) вручали атаковцам медали и грамоты.

А еще Шапиро возил детей в лагерь на Азовское море, и родители отпускали. Хотя там жили не в гостиницах или коттеджах, а в спортивном зале простячковой школы. «Если честно, с позиций сегодняшних это выглядит отчаянной авантюрой: три десятка мальчишек в возрасте от 8 до 12 лет в сопровождении трех взрослых больше чем на три недели отправлялись в неведомый город Приморск на азовском побережье Украины. Уже одно то, что папы и мамы без опаски доверили Якову Михайловичу своих чад, говорит о его незаурядном таланте — обращать в свою веру и убеждать. Выезд, кстати, осуществлялся исключительно за счет родительских взносов — по 150 рублей на ребенка», — вспоминал директор «ПБ» Юрий Орлов, который в 1985-м принимал посильное участие в организации детского футбольного клуба «Атака».

У Шапиро занимались сотни ребят, и после окончания школы он старался помочь им в поступлении. Особенно тем, кто не смог это сделать самостоятельно. Многих устроил в училище железнодорожников и договаривался о предоставлении им общежития.

С Эдуардом Малофеевым

Первым обыграл «Шахтер» в Донецке

«Атака» играла в первенстве Минска, но Шапиро смотрел дальше. Не сказать, что он со своими воспитанниками бодро продвигался через тернии отечественного минора, но кое-как оказался в элите. В высшую лигу «Атака» пришла, будучи целиком и полностью готовой во всех компонентах. И так получилось, что дебютный в элите 1995 год стал лучшим в клубной истории. Команда блестяще провела осенний чемпионат, меньше всех пропустила и финишировала четвертой.

Ну а главное — попала в Кубок Интертото. С еврокубками пришло то, что некоторые называют началом конца. Деньги на перелеты отсутствовали, и в Донецк рванули на поезде. Победили 2:1! Блеск в том, что «Шахтер» до той поры вообще никому не проигрывал дома в еврокубках (в послесоветской истории). Ну а к «Базелю» поехали на автобусе марке «Магирус» — полудобитой громадине, на которую и смотреть было опасно, не то что путешествовать. Явление Базелю немецкого транспортного средства было эпохальным. Юрий Малеев вспоминал, что когда «Магирус» разворачивался у отеля на узких улочках сверкавшего огнями вечернего города, он облаком черного дыма распугал со столиков посетителей всех окружающих кафе. Такие дела…

Пристроил игроков в БАТЭ, но сам не прижился

Шапиро так и не удалось выиграть медалей с «Атакой». Вообще, на тему его тренерских способностей есть разные мнения. Яков Михайлович определенно не был тактиком, не обладал сверхзнаниями по теме и всем тем, что помогло бы ему сходу продолжить большой тренерский путь без «Атаки». Разногласия с Стагановичем, Хвастович, «Атака» без приставки «Аура», Леонид Панас… События развивались стремительно, и останавливаться на них мы не будем. Когда команду было не спасти, на авансцену вышел борисовский БАТЭ. В этот клуб одним пакетом была продана дюжина футболистов «Атаки». Их перечислим для понимания уровня фигур: Алексей и Андрей Адамицкие, Булойчик, Диваков, Дорошкевич, Ермакович, Капельян, Козловский, Лисовский, Панковец, Толмач, Хомутовский. Перешел под крыло Анатолия Капского и Яков Шапиро. Но в БАТЭ уже к тому времени был свой тренер — Юрий Пунтус. Две яркие персоны не смогли ужиться вместе, да и не могли.

С Юрием Пунтусом

Ставил своих в Слониме

«Коммунальник» в 1998-м был приличным клубом, который спонсировала фирма «Телкон». Для рывка в развитии руководители решили усилить состав, включая тренерский. Тогдашний генменеджер Геннадий Бабошкин связался с Яковом Михайловичем, приметив ему роль двигателя прогресса. Шапиро выдвинул ряд условий, и они были приняты. Разумеется, своих он не мог бросить — таков он был по натуре. В «Коммунальник» пришли братья Адамицкие, Дрозд, Капельян, Козловский, Панковец. Спустя время Бабошкин рассказывал, что Шапиро в Слониме предоставили водителя — сам он не рулил. В плане командных результатов сперва все было хорошо, затем — плохо. Местные игроки получали меньше приезжих, но выглядели вроде как не хуже. Возник конфликт интересов, нарушился микроклимат. Своих Шапиро опекал, не смотря ни на что. Тренерская отставка стала решением проблемы.

Верил в приметы

Большинство футбольных людей помешаны на приметах, но Шапиро — в особенности. Есть много историй, вашему вниманию — пара. Первая — слонимская. Тренер жил с семьей в однокомнатной квартире и по вечерам выгуливал собаку. И у него было такое суеверие — подниматься на шестой этаж исключительно на лифте. Как-то лифт сломался, и он пошел по лестнице. Именно с этим обстоятельством Шапиро связал поражение «Коммунальника» в ближайшем матче. Возвращается после игры домой — лифт снова не работает. Решил ждать — час, два, три… Его сын Никита вспоминал, что носил принципиальному отцу бутерброды. Лифт починили через семь (!) часов, но правда оказалась на стороне Якова Михайловича. Вскоре «Коммунальник» проводил матч с минским «Динамо» — и победил со счетом 1:0.

Вторая — жодинская, от Юрия Малеева. «Сидим в раздевалке перед игрой. Шапиро ходит взад-вперед. Молчит. Прокручивает какие-то мысли в голове. И вдруг говорит: «Сплюньте». Мы все: «Тьфу-тьфу-тьфу». — «Еще раз!» — «Тьфу-тьфу-тьфу». — «И последний раз». — «Тьфу-тьфу-тьфу». — «И последний-последний» — «Тьфу-тьфу-тьфу». — «И еще». — «Тьфу-тьфу-тьфу». — «Все! Встали и пошли!». Шапиро установил в Жодино такие порядки: футболистам нельзя выходить из раздевалки раньше тренера, но только в домашней игре. В гостевой — наоборот, тренер неизменно выходит последним. А еще после победных матчей запрещалось менять игровую форму — на следующий матч футболисты надевали тот же комплект. Во всем этом и состояла его неординарность.

С сыном Никитой и Леонидом Стагановичем

Устроил футбольный бум в Лунинце

В начале 1999-го Шапиро создал в Лунинце одноименную футбольную команду. В городе уже была одна дружина — «Полесье», но ее история вскоре закончилась. А «Лунинцу» городское руководство оказало большую поддержку. Команда из второй лиги провела два сбора в Стайках — ну ничего себе! Под большой проект пришли приличного уровня игроки — Дорошевич, Дрозд, Лесун, Павлючук, Скакалин, Цаплюк и другие. В итоге все срослось, и в белорусском Д3 «Лунинец» проехал катком — 20 побед в 22 матчах. В городе был футбольный бум, на встречи собиралось много болельщиков. В середине 1999-го в клуб пришел российский бизнесмен Михаил Мироненков.

В первой лиге команда стала второй, пропустив вперед только «Молодечно» Людаса Румбутиса. А в элиту выходил лишь победитель… Через месяц после окончания чемпионата стало известно, что «Лунинец» прекратил существование по финансовым причинам. «Я могу быть машинистом, но двигать поезд в одиночку — не для меня», — сказал тогда Шапиро.

Отправил игроков танцевать перед болельщиками

Яков Михайлович любил шутить, но этот случай серьезный. Под его руководством жодинское «Торпедо» досрочно оформило путевку в высшую лигу. Нужно было отблагодарить болельщиков — точнее, это Шапиро так решил, что нужно. На ум пришла неожиданная идея — станцевать! Отрепетировали как надо под надзором тренера по аэробике. Планировали двигаться под музыку после финального свистка последнего матча с «Даридой» Владимира Курнева. Но пошло не по плану — проиграли, да на заполненном стадионе… Игроки дунули в подтрибунку, стянули шорты и намылились в душ. Но Шапиро призвал вернуться — и отдать долг болельщикам. Ничего подобного до этого белорусский болельщик не видел. VHS-кассеты с той феерической хореографией торпедовцы хранят до сих пор — реликвия…

Потряс белорусский футбол откровенной фотосессией

О спортивном маркетинге в Беларуси и сейчас известно мало, ну а в начале «нулевых» — так и подавно. Шапиро, однако, это не остановило. Он потряс белорусский футбол без помощи дипломированных спецов и ютубовских подсказок. Просто взял — и сделал. В зале аэробики спорткомплекса «Смена», что в Дроздах. Сделал огромный постер, на котором два десятка голых мужиков прикрывают мячами «Селект» самые уязвимые места. Только на Юрии Шуманском было кое-что — капитанская повязка. Все остальные — в чем мать родила. Несколько человек пытались отказаться от фотосессии, но Яков Михайлович быстро разрулил: «Не забыли, что через два дня зарплата?» Короче, фотографировались в полном объеме под девизом «Всегда стоять и так держать!».

Затем Шапиро подарил огромный постер «Прессболу», который напечатали в газете на полстраницы. В день старта очередного чемпионата, что мгновенно сделало «Торпедо» стало самой обсуждаемой командой страны. И то правда: хайповать Шапиро умел уже тогда, когда слова «хайп» еще никто не знал.

Отказывался сдавать матчи

О том, что Якову Шапиро в 2002-м предлагали сдать игру за деньги, рассказал его сын Никита. Жодинская команда на то время шла в таблице ниже медального уровня и выше среднего. Шапиро от предложения отказался. В 2003-м возникла похожая ситуация при других обстоятельствах: проблемы в клубе, холодное отношение с городскими властями. Но снова отказался. Любопытно и другое — подкупить хотели не только тренера, но и одного из лидеров команды. Тот рассказал партнерам, и те коллективно решили пойти к Якову Михайловичу и все открыть: «Мы сдавать игру не будем!» Вся эта история — со слов Никиты Шапиро, и закончилась она вот чем. По окончании сезона Мироненков премировал неподкупного лидера суммой, за которую можно было купить квартиру.

Запустил новость о покупке «Торпедо» Абрамовичем

Снова о юморе. «Торпедо» в то время — клуб относительно небольшой, и ему нужна была необычная реклама. Танцы и фотосессии — это прикольно, но это было. Шапиро подумал и запустил в прессу новость о покупке жодинского «Торпедо» тем самым Романом Абрамовичем. Времена были наивные, так что информация разлетелась на все четыре стороны очень быстро. «Потом ходила байка, что хозяину «Челси» позвонил доверенный человек: «Вы правда купили футбольный клуб в Беларуси?» На что Абрамович после паузы ответил: «Знаешь, я уже сам не помню, когда и кого купил…» — вспоминал главред «ПБ» Сергей Кайко.

С Виталием Родионовым

Остался в Жодино после уговоров Невыгласа

В 2003-м Шапиро хотела из Жодино переманить мозырская «Славия». Возможно, он и сам желал уйти, потому что с городскими руководителями не находил взаимопонимания. Короче, был близок к подписанию контракта, но тогдашний председатель федерации Геннадий Невыглас уговорил не делать этого. Изюм в том, что учредитель «Торпедо» Мироненков вкладывал в жодинский клуб собственные деньги, и без Шапиро он бы перестал это делать.

«Торпедо» в 2003-м. Трухов, Малеев, Булойчик, Ал.Адамицкий, Селькин

Бежал на болельщиков с дубиной

Шапиро не любил проигрывать. Гостевой матч в Смолевичах закончился не по плану, и болельщики принялись злорадствовать. Потом словесная перепалка переросла в настоящий конфликт. Фанатов было много, а шансов, что Шапиро всех победит, мало. Тогда тренер, со слов атаковца Максима Щербина, подбирает поваленное дерево и бежит на них с двухметровой дубиной — пытается разогнать. Боевой дух…

Был строгим, но пиво разрешал

Игорь Трухов рассказывал, что у Шапиро в Жодино было правило: после хорошей игры — ящик пива в автобус. Все ехали, желающие легально употребляли. Но это после хорошего матча. А еще Яков Михайлович всегда следил за дисциплиной. На работе был очень эмоционален, во время игры не мог сидеть на лавке. Говорил, это для него сродни электрическому стулу.

Загрузка...
Рубрики Спорт