По Беларуси целый месяц шел крестный ход

Фото: tut.by
За месяц верующие преодолели 620 км и побывали в четырех областях страны.

В Полоцке вечером 6 сентября завершился второй Всебелорусский крестный ход. В путь паломники вышли 2 августа из Бреста. За месяц они преодолели 620 км и побывали в четырех областях: Брестской, Гродненской, Минской и Витебской. Tut.by прошел с пилигримами последние 15 км пути и посмотрел, как их встретили в полоцком Спасо-Евфросиниевском женском монастыре.

Из Бреста вышло 300 человек, в Полоцк вошло 40

Из деревни Аркадия под Брестом в путь вышло около 300 человек. Потом люди стали отсеиваться — и в Полоцк дошло около 40. Из них человек десять преодолели весь путь — 620 км. Некоторые присоединялись к паломникам на разных отрезках дороги и шли сколько могли — кто-то день, а кто-то неделю. Были и такие, кто отлучался из крестного хода по рабочим или семейным делам, но потом догонял его.

Во Всебелорусском крестном ходу были и участники из России и Украины. Причем некоторые, как самарчанка Наталья и киевлянка Татьяна, прошли от Бреста до Полоцка.

За месяц паломники побывали в четырех регионах страны, не были только на юго-востоке и востоке — на Гомельщине и Могилевщине. В среднем в день проходили по 25 км, иногда отрезки пути составляли и под 40 км.

По дорогам страны шли налегке. В руках — только крест или икона. Рюкзаки и сумки с вещами везла машина. В путь паломники берут лишь самое необходимое: смену одежды, обуви, лекарства, немного посуды.

Фото: tut.by

«Почти везде нас встречали очень тепло»

Где-то ночевали в храмах, где-то — в школах. В конце августа дошли до Минска, паломникам устроили ночлег в деревне Лысая Горе, в палатках. Но чаще всего останавливались на ночь в домах у сельчан.

— Почти везде нас встречали очень тепло, — рассказывает минчанин Александр Нестерчук. — В Пружанах Брестской области так вообще был чуть ли не кастинг среди людей, которые хотели взять нас к себе на ночлег. Местный батюшка сказал: «Ладно, чтобы всем хватило крестоходцев, разбирайте их себе по домам по одному». А в одной деревне прихожане нам рассказывали, что их священник объявил «военное положение»: «Крестный ход идет — и его надо хорошо встретить!». И люди готовились. Некоторые ради этого приезжали из городов в деревенские родительские дома, чтобы заранее подготовить баньку, стол. Но особенно всем запомнилось, как нас встречали в Крайске Логойского района Минской области, на праздник Успения Богородицы, 28 августа. Там нам наготовили столько пирогов, что остались и про запас. Мы еще и вас ими угостим!

Фото: tut.by

Питание паломникам почти всегда обеспечивали верующие в тех приходах, где их принимали на ночлег. Еда у пилигримов — простая: в основном, каши, консервы, овощи, фрукты.

Некоторые паломники придерживаются поста. К примеру, кто-то пропускает завтрак, кто-то еще как-то ограничивает себя в еде. А один мужчина, рассказывают, весь месяц не ел и не пил (даже в жару) до вечера. Питаясь только раз в сутки, он прошел 620 км, при этом нес хоругвь.

Читайте также:  Хирург-стоматолог: Медики с первого курса учат языки, чтобы уехать за границу

Несколько участников прямо в пути отметили свои дни рождения. Поздравляли их всем крестным ходом, были и подарки. Именинники говорят, что запомнят эти праздники на всю жизнь.

Фото: tut.by

«Мозоли, натертые в Бресте, к Полоцку зажили»

Среди паломников много опытных — тех, прошел уже сотни и даже тысячи километров в крестных ходах. Один из них — уроженец Молодечно Михаил.

— В этом крестном ходу я шел только три дня. Отпросился с работы: тружусь на строительстве Тадулинского Свято-Успенского монастыря под Витебском — и приехал. Постоянно стараюсь присоединиться к таким акциям в Беларуси, России, Украине. Например, участвовал в Великорецком крестном ходе, одном из крупнейших в России. Он никогда не прерывался, проходил ежегодно, даже при коммунистах. Поэтому в нашем — Всебелорусском крестном ходу, я не мог ни пройти. Это же такая благодать!

По мнению Михаила, в Беларуси крестные ходы — не такое распространенное явление, как в России, и поэтому кто такие пилигримы и зачем они отправляются в путь, наши люди не всегда понимают:

— В России крестный ход выходят встречать даже мэры городов, на улицах собирается много жителей. А у нас есть проблемы: в дом примет не каждый. Охладели, очерствели наши белорусские сердца. Наверное, это оттого, что люди сейчас все — в компьютерах, ноутбуках, не видят жизни вокруг и друг друга. Хотя были и такие поселки, где нас встречали очень душевно. Например, в Вороничах — последней деревне перед Полоцком, где мы ночевали. Спасибо за это и сельсовету, и директору местной школы. Прямо расставаться с ними не хотелось.

Фото: tut.by

Александр Нестерчук говорит, что в свои 62 года, пройдя 620 км, физически чувствует себя лучше:

— Мышцы подтянулись, ноги прокачались. Многие из нас поздоровели за крестный ход. Случаев, чтобы кому-то стало плохо, не было. А если бы вдруг кто-то захворал, среди нас шли несколько медработников. Но в основном люди жаловались только на мозоли. Однако мозоли, натертые в Бресте, к Полоцку уже зажили.

По словам Александра, паломников не останавливала плохая погода.

— Два раза лил сильный дождь. Но так получилось, что он шел именно тогда, когда мы двигались по проселочным песчаным дорогам. И дождем прибивало пыль. Идти было легче.

«Самое трудное — любить людей»

Николай Бондарь из Бешенковичей — один из организаторов крестного хода. Он не скрывает радости, что у его сподвижников все получилось, и вместе они дошли до Полоцка:

— Иногда даже хочется плакать: наконец-то мы добрались до этого святого места. Но вместе с тем и грустно — что все закончилось, что все позади.

Фото: tut.by

На вопрос, что в этом пути было самым трудным, Николай не задумываясь отвечает:

— Любить людей. Ведь христианин — это свет миру. А мир все больше и больше стремится ко злу. Вещи, которые раньше были позором, сейчас возносятся на пьедестал. А мы — этой вот своей малой кучкой — хотим показать, что это ложные ценности.

По словам Николая, главное в крестном ходу — молиться и задумываться о своей жизни, поведении:

Читайте также:  10 районов на западе Беларуси стали безвизовыми

— Человека одолевают страсти: чревоугодие, сребролюбие, гнев, уныние, гордость и т.д. И если он в крестном ходу хотя бы от одной страсти избавится — значит, уже не напрасно шел. Потому что можно много ходить, много молиться, но оставаться таким же, как был. И это будет просто поход.

Фото: tut.by

Один из руководителей крестного хода вспоминает, что за этот месяц случалось всякое:

— Были, конечно, и какие-то лишения, ощущалась и физическая нагрузка. Но быт — это второстепенное. Крестный ход — это церковь в походе. И наши люди привыкшие: лег на коврик — и спит. Когда за день устал — тебе без разницы, где спать. Где упал — там и кровать. Хуже, когда происходили проблемы духовного порядка. Случались у нас и внутренние «войны», иной раз и крепкие, пока коллектив притирался. Были и «тяжелораненые», некоторых из них даже сходили с дистанции. Но, что приятно, поразмыслив, возвращались. Каждый из нас увидел что-то новое в себе, это была проверка «боем». Ведь недаром говорят, что один крестный ход заменяет 40 литургий.

Николая Бондаря радовало, что по пути многие встречные люди крестились, подходили под икону.

Фото: tut.by

«Заблагоухала наша икона. Такой вот был нам подарок от Господа»

Бобруйчанин Георгий также прошел весь путь из Бреста. Он поделился таким наблюдением:

— На границе Брестской и Гродненской областей (а в этих же регионах в каждой деревне стоят красиво украшенные кресты) случилось чудо. В тот день нас шло немного, всего лишь 11 человек. Образно говоря, малое стадо. Восемь братьев несли икону, кресты, хоругви, и сзади — три сестры. Вдруг мы почувствовали сильное благоухание от иконы. Подумали сразу, что это запах от цветов, которые росли вдоль обочины. Один мужчина понюхал их: нет, они ничем не пахнут. Идем дальше. И этот столб благоухания стоял над нами еще километра два-три. Такой вот был нам подарок от Господа. За что, почему — не знаю. Описать этот запах невозможно, но был он очень приятным.

Фото: tut.by

…Около четырех часов дня 6 сентября показался такой долгожданный для всех пилигримов дорожный знак — «Полоцк».

Еще два часа понадобилось путешественникам, чтобы пройти через город к Спасо-Евфросиниевскому монастырю. По пути они останавливались для короткой молитвы возле храмов и памятников.

Когда шли по мосту через Западную Двину, на берегу слева белел величественный Софийский собор. Те, кто видел его впервые, приостанавливались, чтобы его сфотографировать.

Фото: tut.by

И вот наконец — конечная точка маршрута длиной в месяц и шесть сотен километров. Возле стен полоцкой обители паломников встретили насельницы и верующие. Испекли в их честь пироги и караваи.

Матушка Евдокия, игуменья Спасо-Евфросиниевского монастыря, обратилась к пилигримам с приветствием:

— Крестный ход — это проповедь. И низкий вам поклон за то, что вы шли, трудились во славу Божью. Ведь глядя на вас, каждый человек мог задуматься о своей жизни.

В глазах у многих крестоходцев блестели слезы радости:

— Полоцк для нас — святыня. И сейчас у нас такая большая радость!