Рубрики
Экономика

Почему экономика Армении развивается в шесть раз быстрее, чем белорусская

7,6% в Армении и 1,2% в Беларуси. Это рост валового внутреннего продукта за 2019 г. Армянский стал наибольшим в Европе и регионе ЕАЭЗ, пишет сайт belsat.eu. Секреты экономического чуда комментирует Рубен Меграбян, эксперт Армянского института международных отношений и безопасности. Политолог также объясняет, зачем нужен референдум о Конституционном суде, а также он размышляет об уникальной в истории ситуации: судом над двумя бывшими президентами – Робертом Кочаряном и Сержем Саргсяном.

– Прошло два года после революции. Почему власти именно сейчас взялись, если можно так сказать, за второго бывшего президента?

– Ответ на ваш вопрос – в правовой сфере. Попросту только сейчас появились доказательства в надлежащем объеме для обвинительного решения и перевода вопроса в судебную плоскость. На это понадобилось время – и жизнь показала, что это примерно два года, да.

– То есть, это не связано с политическими процессами, происходящими сейчас в Армении?

– Они бы очень хотели подать вопрос как политический, что как раз и делают, но здесь абсолютно нет политики. Речь идет об организации хищения дизельного топлива стоимостью примерно 1 млн долларов. Согласно обвинительному решения все факты задокументированы.

– Соседи, не совсем демократические лидеры, которые наблюдают за тем, что сейчас происходит в Армении, – это и Алиев, это и Лукашенко, и тот же Путин… Что они могут думать, глядя на то, что сейчас происходит в вашем суде?

– Конечно, это их ввергает в сильный дискомфорт, если не сказать, в состояние идиосинкразии. Но тут нужно отличать. Во-первых, Армения – страна маленькая, и в этом плане большого влияния на Россию, во всяком случае на данный момент, пока оказать не может. У России других забот полно, как и у россиян, – им не до Армении. Хотя прогрессивная часть российского общества всегда приводит в пример Армению, говоря о том, что, оказывается, так тоже можно. Касательно Беларуси – она просто далеко от Армении. В этом плане сказать, что влияние процессов в Армении может быть большим, тоже не приходится. А что касается Алиева, то я могу со всей ответственностью сказать, что инициированные Алиевым парламентские выборы в Азербайджане (которые, кстати, прошли просто позорно) были как раз и простимулированы процессами, произошедшими в Армении. Да, это сильно их напрягает.

– То, что происходит в Армении, – абсолютно беспрецедентный случай на постсоветском пространстве, потому что ни в какой другой стране на скамье подсудимых не сидели бывшие главы государства.

– Это так. Вообще за всю постсоветскую историю такого еще не было, чтобы не просто экс-президент, а целых два сидели на скамье подсудимых по разным уголовным делам. Да, этого не было, и в этом отношении Армения представила беспрецедентную ситуацию.

– Зачем тогда именно сейчас нужен референдум, чтобы поменять конституционных судей?

– Конституция представляла собой костюм по размеру Сержа Саргсяна, который сделал бы из него пожизненного руководителя, при чем фактически узаконил бы такой статус. То есть шла полная азербайджанизация Армении. Такая вот конституция должна была придать этому уже полностью законную форму. Тем самым конституционный суд оградил законодательно себя такими пунктами, что фактически закрыл все пути возможностей того, чтобы законодательная или исполнительная власть как-то могли повлиять на кадровый состав. Эти судьи называли себя последним бастионом. Они были нацелены на то, чтобы лоббировать интересы бывшей коррупционной системы. И что сделал Пашинян? Он просто обратился к народу как к высшей форме легитимности. И фактически референдум решит этот спор: с каким конституционным судом мы имеем дело? С законным, хорошим, легитимным или все-таки наоборот?

– Можно ли говорить о том, что бархатная армянская революция как раз закончится, и будет финальная точка после того, как произойдет этот референдум, а конституционный суд, возможно, изменится?

– Вообще-то это очень важный этап бархатной революции. Нет, это не окончательный этап, потому что за этим уже последуют реформы всей судебной системы. Будет сменен судейский корпус, при чем на основе общепринятых критериев добропорядочности, integrity. Эти судьи выносили заведомо несправедливые приговоры, которые еще и оспаривались в Европейском суде по правам человека. Эти судьи не могут объяснить, откуда у них, допустим, 10 квартир, по миллиону каждая. И естественно им нечего будет делать в судебной системе, потому что независимость судов означает независимость не только от действующей, но и еще от прошлой, тем более коррумпированной, власти, вот о чем идет речь.

– 7,6% – ваш премьер-министр озвучил исключительно высокий показатель Армении в экономическом росте за прошедший год, хвалится тем, что вы обогнали практически все европейские, евразийские страны. Откуда это экономическое чудо в Армении, и чувствуют ли его на себе люди, ваши граждане?

– Вы процитировали премьер-министра. Я еще со своей стороны процитирую, что за это время около миллиона человек в Армении (а в Армении население 3 миллиона) увеличили свои ежемесячные доходы на двухзначный процент. То есть это медработники, пожарные, лесники, пенсионеры, врачи, учителя – всем были повышены зарплаты за это время. Это примерно миллион человек. Конечно, учитывая то, что базовые показатели не тянут на европейский уровень, естественно. И даже увеличение на двухзначный процент не означает, что мы будем жить, как среднеевропейская страна.

– В чем причина этого успеха? Прошел только год после революции, то есть мы говорим про 2019 год. Почему именно такой экономический бум? В чем причина?

Потому что в Армении демонтирована централизованная вертикально интегрированная коррумпированная система. Это, скажем так, эффект раскрепощения экономической деятельности нации. Мы уже видим, что результаты просто на лицо.

Источник: charter97.org.