Почему в белорусских школах не задерживаются молодые учителя

Три проблемы, из-за которых в наших школах появился круговорот молодых специалистов.

Ежегодно в школы Беларуси приходит более четырех с половиной тысяч новых учителей. Но многие из них — только на два года, пока не закончится срок распределения. Почему молодые специалисты не задерживаются в школах?

Средняя зарплата в образовании за июль — 760 рублей. Подчеркиваем, средняя зарплата. Чтобы заработать такие деньги в обычной школе, надо проработать не один год, быть классным руководителем и иметь приличную нагрузку, пишет naviny.by.

Любопытно, но правитель Беларуси, который много раз обещал учителям поднять зарплату, в феврале этого года заявил, что зарплаты учителей уже вышли на приемлемый уровень, а остальное — в руках самих педагогов.

«Школа имеет возможность доплатить. Учитель у нас уже за 900 рублей получает в среднем», — заявил Александр Лукашенко, заслушивая доклад о перспективах развития национальной системы образования.

Единственная мера, хоть как-то связанная с перспективой увеличения зарплат, была принята в начале лета. С января 2020 года зарплату педагогических работников будут дифференцировать с помощью стимулирующих выплат в зависимости от результатов труда.

Для молодых же специалистов есть ряд надбавок.

«Минобразования делает всё, чтобы закрепить молодых учителей — в отрасли молодые специалисты получают надбавку с первого дня работы. Понятно, что это не бог весть что. Однако молодым специалистам надо объяснять, что с первого дня высокой зарплаты не будет. К сожалению, разница велика между тем, что они ожидают и получают. Надо приучать молодежь к мысли, что для того, чтобы что-то иметь, надо это заработать, никогда ничего с неба не падает», — пояснила главный правовой инспектор труда Центрального комитета Белорусского профсоюза работников образования и науки Лариса Манюк.

И все же для среднего образования сегодня характерна большая текучесть кадров среди молодых учителей.

Манюк отметила, что «в сельской местности выпускники не задерживаются — отработал два года и навострил лыжи, а место ждет следующего молодого специалиста».

Но и в городах, в том числе в столице, ситуация не намного лучше. Учитель английского языка Татьяна в конце августа уходит по окончании контракта из минской школы, где проработала три года, два из которых — по распределению:

«Моя зарплата в последний год работы составляла 500 рублей с доплатами молодому специалисту и уже с вычетом налогов за ставку (20 рабочих часов). После оплаты проездного, сотовой связи, питания в школе (кормили дешево и вкусно) оставалось не так много денег, занималась репетиторством. У меня было три ученика, их хватало, чтобы получать сумму, превышающую учительскую зарплату. Многие учителя уходят, когда понимают, что репетиторством можно заработать значительно больше, но с меньшей нервотрепкой».

Татьяна считает, что ей повезло со школой: «Меня не загружали постоянными открытыми уроками или проверками без предупреждения. Администрация пошла навстречу, и я смогла отказаться от классного руководства в годы отработки. Это было подано как одолжение, хотя я имела право от этого отказаться. Зарплата в результате оказалось примерно на 50 рублей меньше, чем у моих коллег, которые были классными руководителями».

Читайте также:  Турецкий партнер жестко ответил «Белавиа»

Вынуждают работать не по специальности

О своих трудовых правах молодые специалисты имеют очень общие понятия, отметила Лариса Манюк.

Случалось, что молодой специалист получал направление на работу в школу, приносил его директору в начале лета, тот ему говорил придти 15 августа: «Учительница приходит 15 августа, а в школе уже новый директор. Ее место занято, потому что школы до 15 августа должны быть укомплектованы. И выясняется, что подписанное направление на работу выпускница не занесла в отдел кадров, и новый директор о ней ничего не знал».

Самая большая проблема, говорит Лариса Манюк, в том, что наниматель подает заявку на одно количество учителей, а ему дают их в два раза больше — «что хочешь делай, куда хочешь его пристраивай».

«Бывает, что молодому специалисту с высшим образованием предлагают полставки, например, в группе продленного дня. Он имеет право отказаться и пойти на перераспределение. Если его не смогут перераспределить, он имеет право на справку о самостоятельном трудоустройстве. Кого-то это устраивает, кого-то нет. Ладно еще полставки в группе продленного дня, предлагают и ставку дворника, и сторожа. Причем порой директор говорит молодому специалисту, что если он откажется, будет платить государству за обучение в вузе. Поэтому мы встречаемся с выпускниками и учим, что на работу должны взять по той профессии, которая указана в направлении на работу», — отметила специалист.

Татьяна устраивалась в школу еще на четвертом курсе, тогда учителя английского были нарасхват, но вскоре всё изменилось — по новым правилам, в каждой группе по иностранному языку минимальное число учеников увеличили до девяти, что привело во многих случаях к механическому делению класса на две группы и, соответственно, сокращению числа уроков:

«В седьмом классе мне приходилось работать с 15 детьми в одной группе. Не хватало времени даже проверить у всех детей домашнее задание».

Группы объединялись, «полетели» часы, стоял вопрос, как набрать уроки на ставку:

«Расписание было составлено так. В некоторые дни я находилась в школе с восьми утра и до пяти вечера (школа работала в две смены). Урок — две форточки — урок — форточка — два урока и т.д. То есть время шло, но я не зарабатывала. Моя школа находилась в другом районе, поэтому я не могла вернуться домой, чтобы перекусить или передохнуть, как это могли делать учителя, которые жили рядом. Однако я не снимала квартиру, работала в том же городе, где жила до того. Как трудно тем, кого из города отправляют в сельскую местность, только слышала».

Читайте также:  Фон дер Ляйен намерена выделить миллиард евро для защиты климата

Донимают проблемы с жильем

Многие молодые люди, попадая из города в сельскую местность, оказываются в состоянии шока, отметила Лариса Манюк:

«В сельской местности есть проблема с жильем хотя бы потому, что люди, сдающие жилье, не имеют никаких льгот, если к ним заселяется учитель. Это раньше учителя имели льготу — бесплатное электричество, отопление. Теперь от молодого специалиста одна головная боль. И еще надо стать на учет в налоговой инспекции, если сдаешь комнату. Вот директор школы берет этого выпускника за руку и ходит по деревне, стараясь пристроить».

Закон не обязывает выделять жилье, но на местах понимают, что без этой опции не закрепить кадры. Находят места в общежитии, помогают строить свое.

Кроме того, в сельской местности бытовые условия для жизни, мягко сказать, гораздо менее комфортные, чем в городе. Печное отопление, уличный туалет…

«Просто стресс. И молодежь готова на всё пойти, только чтобы уехать оттуда. И теперь многие обращения в профсоюз звучат так: “Куда и сколько надо заплатить, чтобы не ехать по распределению?”. Многие уезжают в стройотряды, за границу летом, находят другие места работы, чтобы возместить плату за обучение. С учетом того, что теперь в общую сумму не входит сумма выплаченной стипендии и плата за общежитие, сумма оказывается меньше, чем ранее», — рассказала специалист Белорусского профсоюза работников образования и науки.

Заставляют мести двор и лепить на морозе скульптуры

Некоторые молодые специалисты не читают должностную инструкцию, а затем возникают споры с администрацией по поводу того, должен или нет учитель, например, мыть пол в классе или мести двор, отметила Лариса Манюк.

Учителей, сказала она, на селе заставляют «подметать двор, мыть классы, дежурить до 23 часов в клубах». Молодые специалисты имеют право отказаться, однако если они этого не делают, то «должен быть приказ директора школы, иначе может быть ситуация, когда учителя стукнут по голове кирпичом, а директор скажет, что туда его не посылал».

У Татьяны за время работы в школе тоже было немало выездных мероприятий. Некоторые из них она называет «любимыми» — «это районный конкурс ледяных скульптур, которые должны были делать учителя, и поездка в удаленный от нас район города на “Минскую лыжню”, где мы должны были уже стоять в 9 утра, а начиналось мероприятие в 11. На улице был мороз».

«Куда бы учителя ни направили, должен быть соответствующий приказ», — подчеркнула Лариса Манюк.