Показательное наказание

Виталий Галицких
Зачем Евросоюз назвал Эмираты офшором.

12 марта министры финансов ЕС пересмотрели «черный список» юрисдикций, которые в недостаточной мере сотрудничают в вопросах налогообложения с Европейским Союзом. Это первый всеобъемлющий пересмотр списка офшорных юрисдикций с момента его создания в декабре 2017 года на основании 4-й директивы ЕС против отмывания денег (AMLD4).

В результате пересмотра «черный список» был расширен в три раза — в дополнение к пяти юрисдикциям, которые уже были в «черном списке» ЕС (Американское Самоа, Гуам, Самоа, Тринидад и Тобаго, Американские Виргинские острова) были добавлены еще десять юрисдикций, в том числе — и это самое главное — Объединенные Арабские Эмираты.

В «черный список» попадают, главным образом, те юрисдикции, усилия которых в сфере противодействия отмыванию денег не являются достаточными по стандартам ЕС. Этот список обновляется раз в год, фактически за последний год 92 страны получили со стороны ЕС оценку по трем критериям: налоговой прозрачности, хорошему управлению, а также реальной экономической активности. При этом ключевым показателем офшора является нулевая ставка корпоративного налога.

Стоит отметить, что это не первый случай, когда в «черный список» ЕС могли попать ведущие экономики мира. Например, в декабре 2017 года в списке возможных претендентов на попадание в «черный список» стран из «серого списка», которые имели необоснованные налоговые льготы или в недостаточной мере обменивались налоговой информацией с ЕС, была, помимо классических офшоров, и Южная Корея.

Неофициально допускалось также возможное включение в этот список Турции.

Однако до сих пор в «черном списке» ЕС были лишь страны, не вызывающие особых вопросов.

Что стало причиной такого шага? Стоит признать: юрисдикция ОАЭ часто использовалась для целей оптимизации налогов.

Помимо классических офшоров, с которыми взаимодействие на данный момент весьма затруднено, особенно после Панамских документов, ОАЭ пользуются достаточной популярностью и среди граждан Украины.

Главным образом благодаря тому, что на территории ОАЭ практикуются так называемые «свободные экономические зоны», в которых от налогообложения освобождаются как сами зарегистрированные компании, так и их сотрудники. Более того, ОАЭ держит закрытым список реальных бенефициаров компаний.

Само собой, что такая практика не могла не беспокоить ЕС. Для начала страна была помещена в «серый список» стран, которым давалось время для реформ — время на их проведение было ограничено 31 декабря прошлого года.

В итоге взятые на себя обязательства ОАЭ не выполнили, и у ЕС уже не было другого выхода. И хотя, по информации СМИ, включение Эмиратов в «черный список» пытались заблокировать Италия и Эстония, в итоге этот шаг был сделан.

Что на практике означает включение страны в «черный список»?

Несмотря на то, что страны-члены ЕС до сих пор не договорились об общих санкциях в отношении юрисдикций, попавших в «черный список», определенно точно такие юрисдикции столкнутся с трудностями в развитии торговых отношений и понесут репутационный ущерб.

По принятой практике страны ЕС будут вынуждены отказаться от сделок со странами из «черного списка».

Еще более строгое отражение имплементации директивы AMLD4 может найти в национальных законодательствах отдельных стран, а не только на общеевропейском уровне. Так, например, в Эстонии, сделки с компаниями из таких юрисдикций автоматически подлежат налогообложению подоходным налогом по ставке 20%.

Определенно точно последуют ограничения при открытии расчетных счетов в банках для компаний из «черного списка», ограничения перевода средств в такие страны, усиление надзора за транзакциями и соответствующими сделками с такими юрисдикциями, а также возможности по финансированию в европейских банках.

Закрытая информация о бенефициарах делает выполнение банками принципа «знай своего клиента» очень затруднительным, поскольку никогда на 100% точно не известно, является ли бенефициар санкционным лицом или привлекался ли он к ответственности за уклонение от уплаты налогов.

Теперь любая сделка с юрисдикцией из «черного списка» будет под усиленным контролем, транзакция может прерваться в любой момент, банк сможет «захолдировать» средства до выяснения сути сделки, а невозможность кредитоваться в ЕС заставит компании получать финансирование еще из более рискованных источников и юрисдикций.

Как результат, страны ЕС стараются пресечь любое взаимодействие с компаниями из стран, попавших в «черный список», или сделать такое взаимодействие крайне затратным и невыгодным.

Тот факт, что в этот список попали Эмираты, должен передать ключевой сигнал ЕС – «неприкосновенных» больше нет. И под санкции Евросоюза может попать любая другая страна, не взирая на размер ее экономики.

Остается лишь узнать, какие выводы последуют из этого урока.

Виталий Галицких, eurointegration.com

Загрузка...