Получит ли Беларусь равные с российскими цены на нефть?

Между Минском и Кремлем опять идет торг.

Беларусь обозначила главную на сегодняшний день задачу во взаимоотношениях с Россией: обеспечить равные права для граждан и предприятий, а значит – получить равные цены на энергоносители.

Лукашенко на встрече с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым 21 ноября призвал решить в отношениях союзников главный вопрос, чтобы избежать претензий друг к другу, — обеспечить равные условия для работы людей, субъектов хозяйствования. «Надо решить этот основной вопрос, и, я думаю, у нас никогда не будет претензий к России, а у России — к нам», — констатировал Лукашенко.

Постановка этой задачи имеет ключевой подтекст: во избежание обоюдных претензий Беларусь должна получить, прежде всего, равные цены на импортируемые российские энергоресурсы. Отметим, что с 2018 года Беларусь отказалась от импорта российской электроэнергии из-за более высокой цены в сравнении с электроэнергией собственного производства. Значит, здесь предмета для торга нет.

Значит, остается решить две ключевые задачи – договориться о равных ценах на газ для субъектов хозяйствования, а также о равных условиях работы нефтеперерабатывающих компаний. Что касается нефти, то поскольку Россия взяла курс на завершение налоговой реформы в нефтяной отрасли, то с 2024 года стоимость нефти для Беларуси, равно как и для российских компаний, должна практически сравняться с мировой ценой. Но в новых условиях Россия поддержит свои НПЗ, а возможности Беларуси в этом плане ограничены, поэтому она рассчитывает на адекватную компенсацию своих потерь со стороны РФ.

Как решить проблему: удешевить энергоресурсы и полностью открыть российский рынок

В Беларуси считают, что неравные права для субъектов хозяйствования (а, точнее, разница в ценах на энергоностители) во многом являются первопричиной огромного отрицательного сальдо товарами в торговле с Россией. Недавно на это еще раз обратил внимание экс-вице-премьер Беларуси, а теперь посол Беларуси в РФ Владимир Семашко. По его словам, Россия была, есть и будет основным торгово-экономическим партнером Беларуси, — ни с одной страной у Беларуси нет такого товарооборота, как с РФ. В этом году он приблизится к 35 млрд. долларов.

Но вслед за ростом взаимного с РФ товарооборота растет и отрицательное сальдо Беларуси. «Отрицательное сальдо с Россией — эта реальная экономическая проблема сегодня. Если бы этого не было, то экономика чувствовала бы себя лучше», — заявил В. Семашко. Для Беларуси решение этих вопросов имеет ключевое значение, ибо 85% первичных энергоносителей, нефть, природный газ и т. д. она импортирует из одной страны – России.

Решать эту проблему можно с двух сторон, считает В. Семашко. Во-первых, надо удешевить закупку энергоносителей, и основания для этого есть, учитывая союзные договоренности. «Есть документы, прописанные при создании ЕАЭС, что мы должны создать единый рынок электроэнергии, нефти и газа», — отметил посол. А в условиях союзного строительства важно создать действительно одинаковые экономические условия для субъектов хозяйствования и населения, считает он.

Между тем, сейчас хотя Беларусь и Россия состоят в Союзном государстве и ЕАЭС, условия хозяйствования предприятий из двух стран различны из-за существенной разницы в ценах на энергоносители. «КамАЗ платит 4 цента за киловатт-час, а МАЗ — 11. КамАЗ платит порядка 65 долларов за тыс. кубометров газа, а МАЗ должен платить 276 долларов. А в себестоимости их продукции энергоносители занимают большую долю», − заявил посол.

Во-вторых, как было сказано, проблема отрицательного сальдо во взаимной торговле с РФ должна решаться за счет увеличения объема поставок белорусских товаров на российский рынок. Кроме того, отметил В. Семашко, важно решить еще одну задачу — договорится с РФ по пересмотру ставок и сроков по российскому кредиту на строительство БелАЭС.

Отрицательное сальдо с РФ растет

Внешнеторговый баланс с Россией у Беларуси всегда был отрицательным, прежде всего потому, что в российском импорте до 50% занимают минеральные продукты. Самое большое отрицательное сальдо было зафиксировано в 2012 году — 13,5 млрд. долларов. Затем в течение 5 лет отрицательное сальдо достаточно быстро снижалось, в том числе из-за падения цен на нефть и газ. В 2016 году отрицательное сальдо с Россией достигло рекордного минимума — 4,7 млрд. долларов. Однако в 2017 году оно снова начало стремительно расти.

По итогам прошлого года отрицательное сальдо с Россией увеличилось на 33,9% — до 6,3 млрд. долларов. Для сравнения: объем всего внешнеторгового оборота с РФ увеличился в 2017 году лишь на 23,2% — до 31,6 млрд. долларов. Наибольшее отрицательное сальдо наблюдалось по минеральным продуктам – 9,4 млрд. долларов, а положительное — по продовольственным товарам и сельскохозсырью — 3,1 млрд. долларов.

По данным опубликованного Нацбанком платежного баланса, Россия в 2017 году занимала 52,5% внешнеторгового товарооборота Беларуси. При этом дефицит внешней торговли товарами по всем направлениям сложился в размере 6,9 млрд. долларов, из которых 6,3 млрд. долларов — Россия. То есть, доля основного торгового партнера в отрицательном сальдо Беларуси составила 91%.

В этом году тенденции не поменялись, а ситуация с отрицательным сальдо стала еще более удручающей.

В Беларуси по итогам 9 месяцев 2018 года оборот внешней торговли товарами составил 53,202 млрд. долларов — на 17,4%. Больше, чем за аналогичный период 2017 года. При этом экспорт достиг 25,009 млрд. долларов (рост на 18,2%), импорт – 28,193 млрд. долларов (16,7%).

Отрицательное сальдо по итогам трех кварталов составило 3,183 млрд. долларов, что на 173 млн. долларов больше, чем за такой же период прошлого года. При этом отрицательное сальдо в торговле товарами с Россией в январе-сентябре составило 7,157 млрд. долларов. Год назад этот показатель был гораздо ниже — 4,217млрд долларов.

Так что у белорусского руководства есть основания, чтобы забить в колокола.

Даже фиксированные цены на газ не помогли

В чем же причина такого стремительного роста отрицательного сальдо в торговле с основным партнером?

Что касается основного сырья — природного газа, который Беларусь покупает только в РФ, то его импорт «давить» на показатель сальдо не должен.

По договоренности с РФ в этом году Беларусь платит за российский газ независимо от конъюнктуры рынка нефти и газа по 129 долларов за тыс. куб. м, хотя в 2017 году покупала его с привязкой к стоимости газа в Ямало-ненецком автономном округе с учетом затрат на логистику, долларовой инфляции и т.д.

В результате в январе-сентябре Беларусь cнизила затраты на покупку российского газа на 3,1% по сравнению с таким же периодом 2017 года, или на 61,456 млн. долларов, до 1,893 млрд. долларов. При этом страна увеличила импорт российского газа на 6,6% — до 14,302 млрд. куб м. Средняя цена импортируемого российского газа в этот период снизилась на 9,1% – до 132,4 долларов за тыс. куб м.

А вот с нефтью ситуация выглядит иначе. В январе-сентябре 2018 года Беларусь увеличила затраты на покупку российской нефти на 38%, или на 1,439 млрд. долларов, до 5,227 млрд. долларов. При этом Беларусь снизила импорт нефти из РФ на 0,02% — до 13,595 млн. тонн. Средняя цена импортируемой российской нефти составила для Беларуси в этот период 384,5 долларов за тонну, что на 38% выше, чем в январе-сентябре 2017 года.

Определенную «лепту» в копилку отрицательного сальдо внесли также нефтепродукты. Согласно статданным, из РФ в Беларусь в январе-сентябре 2018 года было поставлено 2,596 млн. тонн нефтепродуктов (на 15% больше, чем в январе-сентябре 2017 года) на 1,018 млрд. долларов (+305,25 млн. долларов, или плюс 42,8%).Средняя цена импортируемых Беларусью нефтепродуктов в этот период увеличилась на 24,2% — до 405,6 долларов за тонну.

Отметим, что за 9 месяцев этого года весь белорусский экспорт в РФ составил 9,567 млрд. долларов, что на 0,6%, или на 60,056 млн. долларов, больше, чем за такой же период прошлого года. А вот весь российский импорт в Беларусь увеличился на 21,9% , или на 3 млрд. долларов, до 16,725 млрд. долларов.

Дело не только в высоких ценах на нефть

Вклад импортируемой из России нефти в белорусское отрицательное сальдо, безусловно, велик, но, очевидно, что рост цен на это сырье — далеко не единственная причина этого растущего показателя.

Не есть ли это также свидетельство того, что все больше российских товаров продается на белорусском рынке, а белорусские предприятия проигрывают конкурентную борьбу российскому бизнесу в некоторых сегментах?

В свое время Беларусь вступила в ЕАЭС, рассчитывая, что этот союз, ВВП которого составляет 2 млрд. долларов, а рынок — 180 млн. человек, станет одним из определяющих факторов развития национальной экономики. Ведь еще недавно ЕАЭС позиционировал себя как союз, в котором создано общее экономическое пространство, проводится согласованная экономическая политика и обеспечена свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Но теперь очевидно, что эти ключевые составляющие евразийского экономического союза не работают.

Как следствие, уровень внутренней торговли в ЕАЭС практически не растет. В 2017 году доля внутреннего экспорта в ЕАЭС составляла чуть более 14%, а три года назад было 13,5%. В частности, в товарном экспорте в ЕАЭС удельный вес Беларуси с Арменией в прошлом году составил 0,21% (для сравнения: в 2016 году этот показатель был на уровне 0,19%, в 2010 году – 0,4%), с Казахстаном – 4,38% (в 2016 году – 3,3%, в 2010 году – 4,4%), с Кыргызстаном – 0,43% (в 2016 году – 0,43%, в 2010 году – 0,81%), с Россией – 94,46% (в 2016 году – 96,11%, в 2010 году – 94,38%).

Получается, что общее экономическое пространство пока не помогло Беларуси даже сохранить достигнутый в 2016 году объем торговли с крупнейшим партнером по ЕАЭС – Россией. Экономический эффект евразийской интеграции для Беларуси отчасти девальвировался вместе с девальвацией российского рубля.

Также пока не удалось реализовать надежды белорусских сторонников евразийской интеграции на то, что участие в этом союзе позволит Беларуси использовать внешнеторговые связи партнеров для совместного продвижения товаров и услуг в третьи страны.

Председатель комиссии по международным делам «палаты представителей» Национального собрания Беларуси Валерий Воронецкий 14 ноября на парламентских слушаниях заявил, что ЕАЭС до сих пор не работает как единое экономическое пространство. Как было сказано, по сути здесь нет не только присущих любому экономическому союзу единых экономической, промышленной, сельскохозяйственной, транспортной, энергетической и других политик, но даже должной их координации. Как результат, – в ЕАЭС действуют многочисленные и постоянно воспроизводящиеся барьеры, изъятия, ограничения.

В таких условиях иностранные инвесторы, производящие современную высококачественную продукцию в Беларуси, на территории формально Таможенного экономического союза, не всегда могут свободно продавать ее в пределах ЕАЭС. «Нонсенс, который наносит ущерб инвестиционной привлекательности как нашей страны, так и всего евразийского союза», — подчеркнул В. Воронецкий.

Опять торгуемся

Белорусские переговорщики не оставляют надежд снизить цены на импортируемые энергоресурсы до уровня российских на этапе создания общих рынков электроэнергии, газа и нефти ЕАЭС. Немногим больше года осталось до официально объявленного запуска общего электроэнергетического рынка ЕАЭС — 1 июля 2019 года. К этому времени в ЕАЭС должны быть созданы условия для организации на бирже централизованных торгов электроэнергией, а также торговли по свободным двусторонним договорам. Для этого намечено создать электронные системы торговли электроэнергией по срочным контрактам и «на сутки вперед». Главный критерий, по которому отбираются поставщики электроэнергии на ближайшие сутки, – конкурентоспособность ценовых заявок.

Таким образом, если заработает этот рынок, Беларусь, равно как и другие участники этого рынка, сможет покупать и продавать электроэнергию на общем рынке по конкурентным ценам. Правда, есть сомнения, что этот рынок полноценно заработает в обозначенный срок.

Отметим, что концепция общего рынка электроэнергии в ЕАЭС утверждена с учетом «особого мнения» Беларуси. Минск считает, что нельзя создать этот рынок до формирования общего рынка газа в ЕАЭС, запуск которого намечен на 2025 год. Следовательно, процессы создания единых рынков электроэнергии и газа в ЕАЭС необходимо синхронизировать.

Однако пока ситуация с поставками газа в Беларусь понятна только по 2019 год. К 1 июля 2019 года Беларусь и РФ должны подготовить проект соглашения, который будет включать формулу определения цены на газ для Беларуси в 2020-2024 годах. Задача-максимум для Минска – уравнять цены на газ с российскими потребителями, что позволило бы белорусской электроэнергии успешно конкурировать на общем рынке в ЕАЭС. По сути, это — фантастическая задача, учитывая, что сегодня эта цена (на границе с Беларусью) отличается чуть ли не в 2 раза.

Тяжелые закулисные переговоры с Россией предстоят Минску и по условиям компенсации потерь от налогового маневра в нефтяной отрасли РФ. Белорусская сторона предлагала РФ компенсировать эти потери в цене поставляемой в Беларусь нефти.

Но белорусское предложение, судя по всему, не было поддержано. Первый вице-премьер РФ, министр финансов Антон Силуанов сообщил 21 ноября, что Россия в случае положительного решения компенсирует Беларуси потери от нефтяного налогового маневра трансфертом из бюджета 2019 года, «Договорились, что если будет принято решение о поддержке, то это будет трансферт», — сказал он, добавив, что компенсация будет из бюджета 2019 года. По поводу объема средств стороны ведут переговоры, добавила первый замминистра финансов РФ Татьяна Нестеренко.

Татьяна Маненок, «Белрынок»

Источник