Попасть в десятку

Игорь Гуменный
В украинской элите нужны пассионарные личности.

Если посмотреть на карту Восточной Европы, согласно рейтингу Doing Business, — мы хуже всех наших соседей. Кто в таком случае выберет для инвестиций Украину?

Рейтинг Doing Business, ежегодно составляемый Всемирным банком, — диагноз экономическому состоянию Украины. Начну с хорошего. Последние семь лет, судя по оценкам инвестиционной привлекательности, мы непрерывно растем. Но если посмотреть на карту Восточной Европы, то согласно индексу легкости ведения бизнеса, мы хуже всех наших соседей.

Несмотря на то что в Doing Business-2020 Украина поднялась на семь пунктов и заняла 64‑е место, все вокруг лучше нас. У Грузии — 7‑я позиция, у Литвы — 11‑я. Эстония на 18‑м месте, Латвия на 19‑м. Казахстан занимает 25‑ю строчку, Россия — 28‑ю, Турция — 33‑ю. Азербайджан — 34‑ю, Польша — 40‑ю, Армения — 47‑ю, Молдова — 48‑ю, Болгария — 61‑ю, Словакия — 45‑ю, Румыния — 55-ю, Венгрия — 52‑ю. Это диагноз.

Наша гигиеническая проблема — инфраструктурный монополизм. Украина в подключении к системе энергоснабжения — № 128. Например, в Винницкой области при подключении берут плату за киловатт-час в 10 раз больше, чем в Латвии. В Полтавской области — в 15 раз. Но и это еще не все. Затем бизнесу приходится платить за особенности подключения, решать вопросы с менеджерами энергокомпании, обязательно появляется какой‑нибудь подставной владелец лимитов и так далее. Стоимость самой электроэнергии уже выше, чем в Восточной Европе.

Какой может быть внутренний рынок в нищей стране?

Кто при таких условиях будет инвестировать в Украину? Кто будет строить промышленные предприятия, если приходится платить за то, чтобы потом покупать электроэнергию? Фактически поставщики электроэнергии обложили страну дополнительным налогом, от которого нельзя уклониться. Добавьте к этому поставщиков газа, коммунальные службы. Дальше само государство и его органы. Можно писать сагу о взаимоотношениях с властями всех уровней, особенностях и процедурах покупки, выделения, оформления земли, о подключении к инфраструктуре, МЧС, экологах, налоговой инфраструктуре и людях в погонах.

Читайте также:  Экономист о планах правительства: Власти ищут других «пернатых»

Все эти структуры не просто регулируют, подключают, контролируют — они зарабатывают на предпринимателях.

Я приведу другой пример. UBC Group ведет бизнес в трех десятках стран. За 20 лет работы в Канаде и лет 15 в США мы никогда не видели налогового инспектора вживую. Сейчас открываем несколько новых офисов с небольшими производствами в США и Канаде. Процедуры там есть, но мы не знакомимся лично с пожарными, экологами, специалистами по охране труда. Там эти службы на нас не зарабатывают.

Когда‑то во время запуска в Сент-Луисе мэр провинциального городка Фергюсон предложил нам за счет города расширить парковку и построить дополнительный съезд с дороги. Все это только потому, что мы дополнительно наняли 30 человек. И я сейчас говорю лишь о процессах и процедурах. Хотя для того, чтобы инвесторы хотели строить промышленные производства в Украине, наше налогообложение должно быть проще и существенно дешевле, чем в соседних странах.

Нужно сделать так, чтобы инвестировать в Украину было финансово выгодно. И пока все не поменяется, главным инвестором в нашу экономику останется гастарбайтер. Страна занимает последнее место по инвестициям на душу населения в Европе. Всему виной — токсичная бизнес-среда. В Украине в четыре раза меньше иностранных инвестиций на душу населения, чем в Румынии, в семь раз меньше, чем в Хорватии, и почти в 15 раз меньше, чем в Эстонии. Как результат — и покупательная способность украинцев самая низкая в Европе.

Читайте также:  Вакарчук считает ошибкой Зеленского отведение войск на Донбассе

Какой может быть внутренний рынок в нищей стране? Какие могут быть источники 40 % роста экономики? Только иностранные инвестиции и экспорт. Очень хорошо, что президент и премьер это понимают. Они задекларировали цель правительства — вывести Украину в топ-10 рейтинга за три года. Это правильно.

И кроме экономических условий Украина нуждается в справедливом суде, равенстве всех перед законом, деолигархизации и демонополизации, а частная собственность обязана стать «священной и неприкосновенной». Махинации с реестрами, рейдерство должны преследоваться подобно убийству или измене Родине. Гарантии защиты частной собственности должны стать абсолютными.

Без создания лучшей в Европе бизнес-среды инвестиции в Украину не придут. У инвестора есть выбор между нами, Словакией, Турцией, Польшей. И где здесь Украина?

Но и этого может быть мало. Грузия — № 7 в рейтинге Doing Business. Там все в порядке с судами, гарантиями частной собственности, безопасностью, но ВВП на душу населения всего $ 4.400.

Для успеха еще нужно отвоевать у конкурентов свое место под солнцем. Когда мы выиграем, кто‑то проиграет. Для этого в элите нужны пассионарные личности — те, кто связывает свое будущее и будущее своих детей именно с Украиной. Если все это реализовать, Украину зальют инвестициями, а наши гастарбайтеры с удовольствием вернутся домой.

Игорь Гуменный, «Новое время»