Посол Германии в Беларуси: Мы с женой хотим выучить белорусский язык

Новый посол Германии в Беларуси Манфред ХутерерФото: Павел МАРТИНЧИК
Манфред Хутерер рассказал о книгах Алексиевич, истории Беларуси, а также о том, что объединяет баварцев и белорусов.

Новый посол Германии в Беларуси Манфред Хутерер рассказал kp.by, какие цели ставит для себя в нашей стране, что объединяет баварцев с белорусами и что посмотреть, попробовать и увезти с собой из его родного Регенсбурга

— Господин посол, до Беларуси вы работали в разных странах — Германии, США, Китае, Польше и России. При этом не раз бывали в нашей стране, куда прибыли в качестве посла в середине лета. Что вы знали о нашей стране и белорусах до приезда и что открыли для себя после прибытия?

— Да, я действительно бывал в Беларуси, несколько раз приезжал по работе, когда с 2012 до 2015 года работал в немецком МИДе начальником отдела Беларуси, России, Украины, Молдовы и Восточного партнерства. Но между разовыми служебными поездками и местом жительства существует большая разница. Мы с женой открыли для себя белорусов, они не только очень любезны, но и очень откровенны, также заметили их искреннюю сердечность и доброту.

Я увидел, что обществу Европейского союза необходимо лучше понимать суверенное государство Беларусь с его собственной историей, собственным настоящим и будущим.

— Да, во время путешествий порой на пальцах приходится объяснять, что Беларусь — самостоятельная страна, которая находится между Россией и Польшей.

— Есть и такое, но, думаю, большинство европейцев все же знают о Беларуси. Но для некоторых восприятие Беларуси и реальная картинка немного расходятся. У вас в последнее время очень динамичное развитие общества, экономики. Сегодняшняя ситуация в вашей стране сильно отличается от той, которую я наблюдал еще 10 — 15 лет назад.

Это огромная разница, и общество Евросоюза должно об этом знать. Необходимо внести в сознание европейцев, что у Беларуси есть собственная история. Ваша история очень богата: конечно, это советская и российская история, но также это и Великое княжество Литовское, и Речь Посполитая, и многое другое. Меня немного удивило, что вы, белорусы, больше знаете о Германии, чем мы знаем о вас.

— Если говорить о путешествиях, то белорусы очень ждут, когда шенген будет стоить 35 евро. Увы, если ничего не изменится, то в феврале шенген для нас подорожает до 80 евро…

— Это было бы очень плохо. Я и правительство моей страны очень надеемся, что в скором времени состоится подписание соглашения об упрощении визового режима между ЕС и Беларусью. Надеюсь, оно вступит в силу до 1 февраля — и визы для белорусов будут стоить 35 евро. Я поддерживаю тесный контакт с делегацией ЕС, с Дирком Шубелем (новый глава представительства ЕС. — Ред.) и могу сказать, что есть сигналы, что в ближайшее время так и произойдет. Тогда у белорусов появится еще больше возможностей путешествовать. Знаю, что белорусы бывают в Литве и Польше, и я был бы только рад, если бы они чаще путешествовали и в другие страны, в том числе и Германию.

«Мы с женой хотим выучить белорусский язык»

— Думаю, вы запомните Беларусь и как страну, куда впервые прибыли в ранге посла. Каковы ваши главные задачи в нашей стране?

— Я приехал к вам в хорошее время. В последние годы отношения наших стран позитивно развивались в политическом, экономическом и культурном плане. Моя задача — сохранить и углубить этот уровень сотрудничества в разных сферах. В том числе в экономической, где есть большой потенциал в области двусторонней торговли и инвестиций.

Хотелось бы привлечь в Беларусь немецкие делегации, чтобы они увидели динамику, не пугались и смогли зацепиться, чтобы возникло желание приехать сюда еще. Но у меня, к сожалению, будет один дефицит — это дефицит времени. Ежедневно я получаю так много приглашений где-то побывать и выступить, что мог бы 24 часа в сутки посещать и посещать различные мероприятия (улыбается).

Фото: Павел МАРТИНЧИК

— Знаю, недавно вы были в интеллектуальном клубе Светланы Алексиевич…

— Да, в посольстве Литвы, где он проходил, выступила Нина Хрущева — правнучка Никиты Хрущева. В основном речь шла о советском прошлом, о диктатуре и сталинизме, сегодняшнем развитии России и отношении к демократии… На мой взгляд, Хрущев был очень важной личностью, как отец оттепели. После сталинизма этот этап был важным мостиком для общества, интеллигенции, которая, наконец, смогла более свободно дышать. На встрече я познакомился со Светланой Алексиевич — ее книги в Германии выходили во многих издательствах, они у нас очень популярны.

— Впечатлило приветственное видеообращение вас и вашей супруги к жителям Беларуси в Фейсбуке, причем ваша жена говорила на белорусском языке. Кто инициатор такой идеи?

— Наш замечательный отдел прессы. Хотя мы с супругой и неопытные актеры (улыбается), но это обращение было от сердца. Моя супруга довольно хорошо говорит по-белорусски, она славист по образованию, выучила русский и польский языки. И да, у нас есть намерение учить белорусский язык, насколько позволит время.

С супругой во время приветственного видеообращения к белорусам. Скриншот: web.facebook.com/posolstvogermaniiminsk/

— Вы уже посетили Хатынь, Яму, Тростенец. Недавно мир отметил скорбную годовщину — 80-летие начала Второй мировой войны. Вы, как политолог и историк, можете предложить свою версию выводов, которые необходимо сделать из тех событий?

— Самый важный урок, который мы должны вынести из произошедшего, можно выразить двумя словами — больше никогда. Первую мировую войну принято называть первичной катастрофой ХХ века. Но Вторая мировая война была гораздо разрушительнее. Это было нападение нацистской Германии на ее соседей, в их отношении это была война на завоевание. В отношении Восточной Европы эта война была запланирована как война на уничтожение. Она принесла неизмеримые страдания всем атакованным странам, но особенно народам Восточной Европы — в частности, народам СССР.

Беларусь, как никакая другая страна, особенно пострадала в результате этой войны. Я хотел бы особо выделить один пункт: корнем национал-социализма, из которого вытекла эта война на уничтожение, были расизм и антисемитизм. Поэтому мы должны противостоять любым формам их проявления. Идеология расизма заключается в уверенности, что есть нации, которые выше других. Этого надо избегать.

Германия осознает всю ответственность за эту историческую трагедию, поэтому она придерживается политики сохранения памяти о преступлениях, которые были совершены немцами. Мы, немцы, хотим помнить об этом, чтобы никогда не повторить…

«В СССР я познакомился с советскими рок-группами»

— В 1986 — 1987 годах вы жили и учились в Ленинградском университете, став стипендиатом Германской службы академических обменов. Что больше всего запомнилось вам о том времени в СССР?

— То, что, несмотря на условия жизни, люди внутренне были очень свободными, и отношения между людьми были очень глубокими.

— Да, люди могли обмениваться мнениями на кухнях...

— Не все можно было говорить, но уже наступало время гласности. Горбачев летом 86-го встретился с писателями, сказал им, что он, как генсек КПСС, критиковать происходящее не может. И обратился к ним: «Помогите». И появились критические публикации, люди стали открыто выражать разные мнения. Но когда я говорю про внутреннюю свободу, я, скорее, имею в виду людей искусства, живописи и музыки.

В Ленинграде, на улице Рубинштейна, в начале 80-х открылся первый рок-клуб. Он был очень знаменит, я несколько раз там бывал, познакомился с покойным Сергеем Курехиным — думаю, что в свое время это был один из самых талантливых джаз-пианистов, которые тогда жили в России. Я ходил на концерты групп «Аквариум», «Поп-механика» и «Машина времени». Это были еще подпольные клубы, и там каждый день что-то происходило.

Но я также с удовольствием ходил в филармонию. Помню, как там выступал знаменитый дирижер Мравинский. Кстати, в это время я также познакомился с новыми русскими словами, такими как «тусоваться» и «околачиваться». Но я также старательно учился. На самом деле, это время было для меня очень интересным! Тогда я приобрел много друзей и хороших воспоминаний.

— Вы купили себе пятитомное издание Академии наук «История белорусской государственности». А чем вашу супругу порадовали белорусские магазины, возможно, она уже приобрела что-то из белорусских товаров?

— Она, как и я, любит книжные магазины. Признаюсь, она умнее меня, жена защитила диссертацию, связанную с первым проектом обширной грамматики русского языка, написанной немецким ученым Паусом, который в начале XVIII века работал в Академии наук в Санкт-Петербурге. Я прочитал несколько страниц, но ничего не понял — это очень сложная лингвистическая тематика! Так что книжные магазины — наша общая страсть.

А еще моя жена полюбила Комаровский рынок. Вечерами, когда прихожу с работы, жена всегда делится радостью от покупок, постоянно хвалит Комаровку. Ну и, конечно, она побывала в минских магазинах и купила для нашего 11-летнего сына спортивную одежду и обувь, потому что он любит заниматься спортом — футболом, теннисом, бадминтоном, и в Минске он нашел для этого идеальные условия.

— Я погуглила фото Регенсбурга, откуда вы родом, — признаюсь, захотелось попутешествовать по Баварии. Посоветуйте свой топ — где побывать, что увидеть, съесть, что увезти на память?

— Регенсбург — очень уютный город, где живет порядка 150 тысяч человек. Он был основан еще при Римской империи, порядка двух тысяч лет назад. Там очень красивый кафедральный собор, аббатство Святого Эммерама, где прошло наше с супругой венчание, есть много баров и ресторанов.

Родной город посла Германии в Беларуси Регенсбург.

Город украшают большие башни-небоскребы средних веков — это собственность богатых купцов, которые так показывали свою мощь и желание конкурировать друг с другом. Соответственно, и башни конкурировали друг с другом по высоте…

Обязательно попробуйте местные колбаски с кислой капустой, пиво в местной пивоварне Brauerei Kneitinger и брецели — местные крендели. А еще мне очень нравится вайсвурст — белая колбаса из телятины, свиного сала и ароматных приправ. Но есть одно правило — ее обязательно надо кушать до полудня, иначе это принесет несчастье.

Бавария славится не только видами, но и прекрасной кухней.

«От хандры помогают хорошая литература, пиво и путешествия»

— Регенсбург также и университетский город, я там окончил первые три семестра. И это один из самых красивых городов Германии. В середине 70-х годов старые здания, которые были уже в плохом состоянии, не разрушили, а реставрировали, сохранив аутентичность. Но есть у него и недостаток — это туман. Он начинается осенью и не уходит. И это не лучшим образом влияет на настроения людей, они порой становятся рассерженными…

— Как это похоже на наш климат, когда большую часть года темно, серо и холодно! Говорят, это влияет на психику. У вас есть рецепт, как справляться с хандрой?

— Надо сказать, что баварцев и белорусов многое объединяет. В баварцах есть что-то жизнерадостное, но и что-то меланхоличное… Как бороться с хандрой? Можно пить пиво, главное — не слишком много, чтобы не втянуться и не получить зависимость (смеется).

Но если серьезно, надо постоянно думать о хорошем, проявлять интерес к другим людям и сопереживать им, смеяться, общаться с другими людьми и получать радость от жизни. Потому что жизнь — это подарок каждый день.

Нужно смотреть на происходящее в перспективе — тогда многие вещи становятся не такими важными и печальными, какими кажутся изначально.

От хандры помогает хорошая литература и лютневая музыка эпохи итальянского Ренессанса, а еще путешествия — чтобы увидеть мир, абстрагироваться и посмотреть на себя чуть-чуть со стороны, не сосредотачиваясь только на собственном окружении и собственном «я».